ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебя нужно в хорошей узде держать, — говорил он, делая что-то свое. — Ты наверняка так и любишь, быстро и грубо?..

Не совсем понимая, что он имеет в виду, Кейтлин ответила между попытками сбросить его с себя:

— Да пошел… ты… к черту!..

Это ему, похоже, понравилось. Он приподнялся на локтях и вгляделся в ее лицо. Но сейчас Кейтлин было не до выражения его глаз, она использовала любую возможность вырваться. Когда он попытался поцеловать, резко отвернула лицо.

Тогда он, вновь взяв за подбородок, повернул ее к себе, приблизил свое лицо и проговорил негромко, но внятно:

— Я знаю, что я у тебя не первый и, может быть, не последний. Но меня ты не забудешь… Давай же, сладкая Кейт! От тебя не убудет…

И прежде чем она успела ответить, губы Джейка накрыли ее рот долгим требовательным поцелуем. У Кейтлин вдруг пропала охота сопротивляться. Эти губы словно высасывали ее душу! Кейт задрожала, чувствуя, как он все глубже вдавливает ее в подстилку из мха и листьев, его жесткое колено уже раздвигало ее ноги. Руки расстегивали пуговицы рубашки, и через секунду она ощутила, как воздух холодит грудь. Потом его голова быстро переместилась, и Кейтлин почувствовала, как горячие, влажные губы скользят, целуя грудь и приближаясь к соскам.

Кейтлин не знала, что с ней творится, не представляла, что такое вообще может быть. Ни один мужчина не целовал ее там. Никому из ее знакомых мужчин такое, наверное, и в голову не пришло бы. Но этому… Ее тело вдруг напряглось и устремилось к нему.

— Что ты… делаешь?.. — выговорила она, все еще пытаясь сбросить его, потом, высвободив одну руку, вцепилась в волосы Лесситера. Но он быстро поймал ее руку и опять завел за голову. — Это же… это… негодяй!..

Но его губы вновь занялись своим делом. Иногда он взглядывал на нее снизу вверх, потом опять принимался по очереди целовать груди. Несколько удивленное выражение на его лице сменилось довольной улыбкой. Не так уж и много, оказывается, опыта у этой знаменитой шлюхи, думал он. Похоже, все любовники ее были торопливые увальни… Джейку еще сильнее захотелось дать ей понять, что она до сих пор теряла. Теперь это не будет без толку и быстро. Это будет долго, очень долго… и так, что она запомнит навсегда.

Неторопливо, ни на что не отвлекаясь, он целовал ее, оглаживая грудь и живот, потом, расстегнув брюки, стал целовать шелковистую кожу ниже пояса. Волны жары колыхались вокруг них, но Джейк уже сам не знал — жарко ему от того, что снаружи, или от того, что все сильнее разгоралось внутри.

— Ну разожми наконец свои губы, — проговорил он, вновь оказавшись рядом. И когда Кейт отвернула голову, опять взял ее па подбородок, повернул к себе и, помогая себе губами, разжал ей рот. Он чувствовал, как Кейтлин то замирала, то начинала дрожать, словно отвечая движениям его языка. Рука его опять скользнула по ее груди, отыскивая верхушку.

И вот оно пришло — именно то, чего он так хотел. Уже почти не сопротивляясь, сама раздвигая бедра и выгибаясь ему навстречу, она начала легонько постанывать. Черт, да она вела себя совсем не так, как баба, у которой перебывала сотня мужиков! Этого Джейк не мог себе объяснить. И это ему все больше нравилось.

Приостановившись, он всмотрелся в ее лицо. Оно пылало лихорадочным румянцем, припухшие от поцелуев губы были приоткрыты. Она выглядела смущенной, потрясенной. Но этого просто быть не могло!.. И что-то неудержимо все сильнее влекло к ней Джейка.

Он честно пытался отрезвить себя, представляя, сколько мужчин перебывало на ней…. самых разных. Вот так же, где-нибудь под деревом, с голыми задами… Но что-то в ней было еще, не только распростертое под ним тело… Додумать он не успел. Сильным толчком Кейт снова попыталась сбросить его с себя.

Пришлось сжать ей бедра своими ногами и навалиться всем весом. Эту игру он понимал и знал ее правила. Сейчас его очередь наступать.

Голова Джейка склонилась, он снова нашел ее губы, руки заскользили по телу. Он опять ощутил ее дрожь и принялся целовать бьющуюся жилку над ключицей. Потом ее щеки, глаза, прежде чем опять добрался до губ. На этот раз они сами раскрылись. Кейт стала отвечать ему движениями языка, неумелыми, нетерпеливыми.

Кейтлин почти ничего не знала о том, как надо целоваться. Пробовала несколько раз, но все это воспринималось как-то глупо и совсем ей не понравилось. Теперь все было иначе. Она понимала, что рядом с ней не торопливый, неуклюжий мальчишка, а мужчина, который знает, как пробудить в женщине то, о чем она сама не подозревала. Но сам он, конечно, тоже знал об этом. Это и пугало… И, когда он вновь, не переставая целовать, крепче прижал ее к себе, Кейт припомнила вдруг ночные перешептывания в лагере, сдавленный смех из соседней палатки, которые порой заставляли ее краснеть до корней волос.

Вновь поместившись между ее ног, Джейк прижался к ней всем телом, и Кейтлин вздрогнула, ощутив что-то твердое, настойчивое, все сильнее упиравшееся в низ живота. Она не была настолько глупа, чтоб не понять, что последует за этим, и тут испугалась по-настоящему. Ее словно окатили ведром ледяной воды.

Выгнувшись изо всей силы под ним, она закричала. Она ненавидела его… и до боли в груди хотела. Сама не понимала, что происходит с ней. Руки его делались все настойчивее, гладили ее бедра, постепенно подбираясь к самому низу живота. Кейтлин знала, что должна сопротивляться… и не могла. Она никогда не ощущала такого раньше, не могла понять. Знала только, что тело ее, наконец проснувшись, живет теперь своей, отдельной жизнью, вовсе не нуждаясь в рассудке.

Когда он, расстегнув пуговицы у нее на джинсах, стянул их к самым коленям, Кейтлин поняла, что пропала окончательно. Теперь между ними не было никакой преграды.

Поглаживания Джейка становились все настойчивее, иногда причиняли боль, но теперь и думать было нечего, чтоб вырваться из-под него. Потом он несколькими движениями стащил с ее плеч блузку и отбросил прочь, стал опять целовать ее грудь. Потом все сместилось куда-то вниз. Она ощущала, как Джейк целует ее живот, осторожные движения его руки у себя между ног.

Она не знала, что делать, и думать ни о чем не могла, лишь вся дрожала, вдруг понимая, что никогда ничего лучше в жизни не испытывала… А почему бы, в конце концов, и нет? Ведь в той жизни, которую она себе выбрала, пуля наемных головорезов может нагнать ее в любой момент, и жизнь закончится, так и не начавшись. Кейт не хотела умирать, не испытав ничего. Может, и то, что они встретились, было знаком судьбы? Может, этот Джейк Лесситер — вовсе не мрачный вестник ее смерти, а совсем наоборот?

Джейку такие мысли в этот момент в голову не приходили. С каждой минутой он погружался все глубже в сладкий, засасывающий омут. Но он сам хотел этого. Все сильнее хотел эту женщину со страшной репутацией и сводящим с ума телом. Хотел так, как не хотел никого в жизни.

Остатки одежды с нее он стаскивал, дрожа от нетерпения. Что-то странное творилось с ним. Ведь она была преступницей, которую требовалось немедленно доставить властям, но он не чувствовал ничего, кроме сумасшедшего желания.

Солнце брело по небу, бросая смущенные взгляды сквозь ветви деревьев. Пятна золотого света бродили по телу Кейтлин.

Джейк поднялся на колени, стащил с себя рубашку, спустил штаны. Все получалось как-то само собой, потому что мысли были уже впереди, в том моменте, когда он будет на ней, услышит ее мягкие, зовущие стоны.

Взглянув на него снизу вверх, Кейтлин опять испытала страх. Широкие плечи Джейка, руки, грудь были облеплены могучими мышцами, она никогда не видала такого. А когда он спустил штаны, Кейт зажмурилась. Она никогда не видела голого мужчину так близко… И неужели это возможно, чтоб такое поместилось у нее внутри? Мысли путались, тонули в грохоте сердца.

Его жесткие бедра все шире раздвигали ей ноги, и она не поняла момента, когда это твердое, огромное вошло внутрь, причинив неожиданную боль.

— Нет, не надо! — простонала она и уперлась руками в его грудь.

6
{"b":"4635","o":1}