ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвый вор
Фатальное колесо. Третий не лишний
Ненавидеть, гнать, терпеть
Тобол. Мало избранных
О рыцарях и лжецах
Замок мечты
Фантомная память
Ветер над сопками
Блондинки тоже в тренде

В раздражении она встала и начала убирать со стола. Бобы в ее миске ссохлись в твердую массу на дне. Она работала методично, отмывая столовую утварь в ведре и вытирая куском чистой тряпки, чтобы убрать ее в грубо сколоченный буфет, встроенный в стену. Привычные движения давали ей возможность справиться с отчаянием: они напоминали о Буэна-Виста и временах, когда она помогала Марии на кухне. Эта добрая мексиканка, заменившая ей мать, всегда изрекала мудрые вещи.

«Запомни, девочка, — говаривала Мария, — жизнь сурова… Когда дела складываются не так, как хотелось бы, нам все равно приходится смиряться». Этот урок ей приходилось повторять снова и снова.

Аманда мысленно вздохнула, ставя оббитую миску в шкаф. Разве она не смирялась снова и снова — пока ей не стало казаться, что она всю жизнь только и делала, что покорно принимала все превратности судьбы?

Убрав посуду, Аманда остановилась перед окном, где раньше стоял Эль Леон, посмотрела на горный пик над Монтерреем, и ее пальцы сжали тряпку, которую она все еще держала в руках. Все же в какой-то момент наступает такая ситуация, когда человек должен иметь право сказать: «Нет, я не приму это безропотно». Дошла ли она до такой точки?

Она все еще старалась разобраться в спутанных обрывках своих мыслей и множестве возникающих образов, когда вернулся Эль Леон. И снова серая темная комната наполнилась цветом и живостью. У него есть эта способность, поняла Аманда, одним своим присутствием влиять на ситуацию и каким-то образом брать ее под контроль. «Только будь осторожна, — нашептывал предусмотрительный внутренний голос, — будь осторожна…»

Лишь когда Эль Леон протянул к ней руку с наброшенным на нее ворохом пестрой ткани, она поняла, что он принес ей новую одежду, и осознала, что есть еще одна сторона в этой многогранной личности. Он был переменчив, как мгновенно меняющий цвета хамелеон, всегда удивлявший ее. Кто бы мог подумать, что он заметит плачевное состояние ее одежды и даже позаботится о том, чтобы найти замену?

— Спасибо, — пробормотала Аманда, протягивая руку и забирая яркую разноцветную юбку и блузку. — Это очень кстати.

— Наши возможности относительно купания довольно ограниченны, — мимоходом заметил Эль Леон, и его улыбка заставила глаза Аманды испуганно прищуриться, — но неподалеку есть уединенный ручей. Я могу устроить так, чтобы какая-нибудь женщина проводила вас туда, если хотите.

«Разумеется, можешь, — подумала Аманда, — и я уверена, что ты останешься и не пойдешь следом». Вслух же она ответила:

— Это было бы замечательно.

Она подозревала, что в этом есть какой-то скрытый мотив, который обернется для нее ловушкой, если она окажется слишком глупа. Но волков бояться — в лес не ходить. К тому же ей отчаянно хотелось вымыться.

Позже Аманде пришлось удивиться еще больше: когда она вернулась после купания в ледяной воде в горах под тенью густых зарослей, Эль Леон оставил для нее еще один подарок на кровати в боковой комнате. На шерстяном одеяле лежали завернутые в мягкую ткань изящной работы заколки для волос — сделанные из резной слоновой кости с серебром, они явно стоили очень дорого. Подарок? Заколки, конечно, прекрасны, но напрасно он подумал, будто ее можно купить так дешево.

— Простите, — сказала она вскоре, протягивая Эль Леону заколки, — я не могу это принять.

— Почему нет? Вы же взяли одежду. — Скрестив руки на своей широкой груди и облокотившись на дверной косяк, он посмотрел на нес с насмешкой в глазах, отчего Аманда стиснула зубы. — Que mas da?

— Разница в том… — Аманда слишком рассердилась, чтобы сдержаться, и тут же остановилась, осознав, что он обратился к ней по-испански. — Разница существует, — продолжила она как ни в чем не бывало, — и разница в том, что моя одежда оказалась испорченной по вашей вине. Вы должны были возместить это. — Черт, он смотрит на нее с такой улыбкой, как будто прекрасно все понимает. В который раз у Аманды возникло странное чувство, что Эль Леон знает о ней гораздо больше, чем она думает.

Предвечерние тени уже превратились в сумерки, но даже в этом неясном свете Эль Леон увидел искры ярости в глазах Аманды. Сколько еще он будет продолжать эту шараду? — лениво подумал он. Пока не устанет играть и не устроит ей «очную ставку»? Возможно. Она не слишком изменилась с тех детских лет и все так же не желает сдаваться до тех пор, пока не останется другого выхода. Ему было почти жаль ее.

Аманда. Что, думал он с полуулыбкой, она скажет, когда узнает, кто он такой? Хранит ли она до сих пор нежные воспоминания о мальчишке, который приезжал к ним в гости в те золотые летние месяцы? Даже тогда она казалась настолько выше его, единственная дочь и наследница земель своего отца, в то время как он был просто Рафаэль, младший сын дона Луиса, которому всегда сопутствовали какие-то неприятности.

Фелипе, разумеется, не упускал возможности заклеймить его безродным бастардом, заявляя, что дон Луис и Анжелика Бовс не были женаты. Не зная об обвинениях своего старшего сына, дон Луис не считал необходимым демонстрировать брачное свидетельство, оформленное в Новом Орлеане. Смерть его обожаемой Анжелики при рождении Рафаэля была для дона Луиса таким горем, от которого он так никогда полностью и не оправился… И это еще одна причина ненавидеть Рафаэля, по разумению Фелипе. К тому же Рафаэль родился в Соединенных Штатах и был не настоящим мексиканцем, а метисом, полукровкой: его мать — североамериканка, в то время как мать Фелипе принадлежала к одному из самых древних родов Мексики. Это еще одно звено в тяжелой цепи злобы, которую Фелипе годами ковал против своего сводного брата; цепи, которая в конечном счете привела его к смерти, с горечью напомнил себе Эль Леон. Все должно было закончиться совсем не так.

— Возьмите заколки, — произнесла Аманда, вырывая его из извилистых коридоров памяти.

И когда Эль Леон протянул за ними руку, он заметил злые искорки в ее сапфировых глазах под густыми ресницами. Это прелестное лицо, обрамленное темными волосами, все еще влажными после купания, преследовало его во сне прошлой ночью.

— Я возьму их — пока. — Пальцы легко коснулись ее ладони, и приятное волнение захлестнуло его от этого прикосновения. Она смотрела на него, слегка откинув голову. Изящный изгиб ее шеи вводил в искушение, и Эль Леон инстинктивно среагировал. Одна рука двинулась вверх, подняла тяжелые влажные пряди о ее плеч, и ловкие пальцы стали ласкать ее затылок такими нежными движениями, что у Аманды расширились глаза.

Тогда она отступила на шаг, разглаживая юбку дрожащими пальцами. Волнующе? Да, она чувствовала то же влечение, что и он, только не хотела признавать этого. В душе Аманды боролись смущение и гнев, когда она подняла на него взгляд; тонкие пальцы все еще разглаживали ткань юбки. Эль Леон тоже окинул ее неторопливым взглядом. Длинная юбка, густо расшитая алыми и золотыми нитями, едва доставала ей до лодыжек, а свободная хлопковая блузка оставляла открытыми ее нежные плечи; рукава с буфами заканчивались как раз над локтями. Она выглядела восхитительно женственной и желанной, и он вспомнил, каким нежным было ее тело в его объятиях, как естественно оно прильнуло к нему. И он знал, что хочет ее.

— Вы очень красивы, Аманда.

— А вы слишком добры, сеньор, — холодно ответила она, — но я все же благодарю вас за одежду и комплимент.

— De nada[15]. — Аманда заставила себя посмотреть в эти темно-желтые глаза, дыхание застряло в горле, когда узнала сверкающие в их глубине искорки, словно расплавленное золото, и коротко кивнула в ответ на его слова. Когда Эль Леон протянул руки, чтобы привлечь ее к себе, она не сопротивлялась.

Ее голова откинулась назад, темные ресницы опустились, пряча затуманенные глаза, нежные пухлые губы слегка приоткрылись. Неужели этот человек действительно думает, что она собирается сдаться просто потому, что он хочет ее? Нет, Эль Леон, некоторые вещи не так легко получить…

вернуться

15

Не за что (исп.).

13
{"b":"4636","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Падчерица Фортуны
Груз семейных ценностей
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Холокост. Новая история
Солнце внутри
Семейная тайна
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы