ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет! — Аманда вырвалась и снова упала на колени рядом с Фелипе. Ее глаза расширились, когда она провела пальцами по его груди и увидела свои окровавленные руки. Нет-нет, она не любила его, она хотела от него избавиться — но не таким способом!

Ее снова схватили за руки, на этот раз так крепко, что она не могла вырваться.

— Он мертв, сеньора, а вы должны пойти с нами.

— Не пойду! — Ужас придал Аманде смелости, и она повернула голову назад, чтобы увидеть хмурое лицо бандита, державшего ее за руки; ее голубые глаза затуманились от страха и ярости. — Отпустите меня! — Она в ожидании уставилась в темное лицо высокого мужчины, только сейчас заметив его суровый вид и винтовку в руке, странно контрастирующие с сочувствием в черных глазах.

— Простите, сеньора, но вы должны пойти с нами. У вас нет выбора.

Педро, зная, как разозлится Эль Леон, когда поймет, что дон убит, не осмеливался причинить вред жене дона. Пусть Эль Леон сам решает ее судьбу. Но Педро не чувствовал никакой радости оттого, что ему придется сообщить Эль Леону о смерти дона.

— Вы пойдете с нами, — повторил он.

Аманда не ответила, а только стояла, подняв подбородок, что выражало неосознанное высокомерие и презрение, и сохраняя внешнее спокойствие. Мелкие подробности ярко отпечатывались в ее памяти, когда она смотрела на бандитов, привязывающих нескольких сдавшихся мужчин из эскорта Фелипе к карете. Лошадей, перерезав ремни упряжи, освободили и разогнали улюлюканьем и кнутами. Сундуки, привязанные к одной из повозок, открыли и расшвыряли ее вещи, которые белоснежной пеной покрыли землю.

Подвели лошадь, и Педро поднял Аманду на широкую спину, приказав ей держаться крепче. В оцепенении, все еще чувствуя, будто ей снится ужасный кошмар, Аманда сидела неподвижно, глядя прямо вперед, не в силах смотреть на тела, распростертые на земле. Но, как жена Лота, она не смогла удержаться и, уезжая, бросила последний взгляд через плечо. Аманда подумала, что никогда не сможет забыть это ужасающее зрелище: муж, мертвый, распластанный на земле, как сломанная кукла, с посеревшим лицом.

Нет, беззвучно кричал ее разум снова и снова, это не могло случиться! Кто все эти люди? И почему они напали на дона Фелипе? Едва различимые испанские слова в разговоре привели ее к выводу, что это хуаристы. Но почему они напали на одинокую карету? Хуаристы! Она вздрогнула, вспомнив все, что слышала о безжалостных головорезах, которые поддерживали Бенито Хуареса. Хуаристы, божеское наказание, как называл их Джеймс Камерон, люди, которые использовали бедных доверчивых крестьян. Австрийский император был послан французами на помощь Мексике, но ему постоянно мешали радикалы, пытавшиеся вернуть власть Хуаресу. У Аманды кружилась голова. Это слишком для нее, слишком многое нужно обдумать сейчас, когда все, чего она хотела, это просто убежать… убежать назад, в Буэна-Виста…

Еще до того, как осознала, что делает, Аманда вонзила каблуки в бока лошади, ошарашив и животное, и главаря бандитов. Она выхватила поводья из его рук, и они болтались в воздухе, когда Аманда наклонилась к мокрой от пота шее лошади, заставляя ее скакать быстрее и быстрее, не задумываясь, куда мчится. «Побег… Буэна-Виста… Бежать… бежать…» — эти слова снова и снова звучали в ее голове, как литания, пока Аманда не осознала, что утренний ветерок хлещет ее по лицу и треплет аккуратно уложенные волосы. Выбившиеся пряди развевались, сливаясь с лошадиной гривой, мускулы животного перекатывались под блестящей шкурой в такт бегу.

Стремительный порыв к свободе закончился еще до того, как она успела проскакать милю по пыльной дороге. Болтающиеся поводья были пойманы, заставив лошадь остановиться: ее взмыленные бока вздымались и опадали, и Аманда, поняв тщетность своей попытки, соскользнула на землю. Колени ее подогнулись, но сильные руки не дали упасть, и главарь бандитов посмотрел на нее, качая головой, с невольным восхищением в глазах.

— Вы мчались как ветер, сеньора. Я восхищаюсь вашей смелостью и мастерством наездницы. Но рог favor[4] — не пытайтесь повторить это. Мне бы не хотелось связывать вас.

Аманда была озадачена. С ней обращались очень хорошо — ни угроз, ни жестокости. Почему? Для этого определенно есть причина.

В следующие несколько часов у нее не было времени задуматься о причинах, потому что отряд торопился добраться до Рио-Гранде. Из обрывков разговоров она поняла, что они направляются в глубь Мексики, пробираясь окольными путями, чтобы избежать возможных неприятностей. Копыта лошадей поднимали клубы пыли, и она покрывала ее волосы, лицо, забивалась в рот; когда-то безупречно чистое платье стало мятым и мокрым от пота.

Отряд остановился всего раз. Аманде молча подали кусок вяленого мяса и кожаную фляжку с водой, а потом отдохнувшие лошади поскакали дальше. Неужели это никогда не кончится, устало думала она; бесконечная скачка, палящее солнце и облака пыли? Господи, как же она устала! Ноги болели так сильно, что ее больше не волновала недостойная поза, в которой она сидела на лошади. Скомканные юбки открывали ее ноги в шелковых чулках и когда-то блестящие лайковые туфли. Хотя и привычная к верховой езде, она не могла припомнить, чтобы когда-нибудь скакала на лошади так долго и так тяжело, и Аманде пришлось прикусить губу, чтобы не застонать вслух. Она не покажет свою слабость перед этими бдительными людьми! Они выглядели как самые настоящие бандиты — обвешаны оружием, широкополые сомбреро затеняют небритые лица и сверкающие глаза.

Переправа через Рио-Гранде прошла спокойно, лошади с плеском и брызгами проходили по мелководью и взбирались на противоположный берег, с трудом пробираясь через густые заросли травы. После переправы одного из бандитов оставили держать лошадь Аманды, а остальные отошли в сторону, тихо что-то обсуждая по-испански.

Безразличная ко всему, Аманда начала спешиваться, мечтая только о том, чтобы дать отдых усталым ногам, но ее стражник движением винтовки показал, что она должна оставаться в седле.

— Я хочу только немного размяться, — спокойно возразила она, в упор глядя на мужчину. Когда он сказал по-испански, что не понимает ее, Аманда изобразила смущение. — Поскольку я не говорю на вашем языке, я просто очень медленно спущусь и разомну ноги, сеньор. — Она улыбнулась. Хорошо бы ей удалось убедить бандита, что она не знает испанского. Для нее может оказаться полезным, если они не догадаются, что она говорит по-испански так же свободно, как они сами.

Все еще улыбаясь, Аманда прошла по высокой траве, игнорируя быстрый поток испанских слов. Когда ее страж повернул лошадь так, чтобы преградить ей путь, наставил на нее винтовку и сурово приказал вернуться, взмахом руки показывая, чего хочет, Аманда снова изобразила смущение.

— Я не понимаю! — Она упала на колени в траву, закрыв лицо руками, как будто слишком испуганная, чтобы двигаться.

— Сеньора, — прозвучал терпеливый голос главаря, — вы должны оставаться на лошади, пожалуйста. Хулио не говорит по-английски и не понимает вас. Рог Гауог? — Он повернулся в седле, указывая на ее лошадь, и Аманда поднялась на ноги.

— Я только хотела немного пройтись, — тихо пробормотала она, довольная, что ее уловка удалась. Не бог весть что, но даже столь маленькая победа придала ей уверенности.

Аманда медленно пошла к своей лошади. Мельком взглянув на главаря, она молча приняла его руку, и он помог ей сесть на лошадь.

Когда они отъехали от заросших травой берегов Рио-Гранде, от отряда отделились несколько человек и быстро поскакали в другом направлении. Они разделяются, поняла Аманда, чувствуя возрастающее беспокойство. Главарь все еще держал поводья, заставляя ее лошадь скакать за ним легким галопом.

Горячие слезы вдруг подступили к глазам Аманды, когда техасский берег растворился за горизонтом. Л ведь совсем недавно она думала, что хуже уже не может быть! По крайней мере с Фелипе опасность не казалась ей такой неотвратимой. Сейчас все изменилось. Возможно, ее жизни угрожает опасность.

вернуться

4

Пожалуйста (исп.).

6
{"b":"4636","o":1}