ЛитМир - Электронная Библиотека

— Успокойтесь, — прервала Эймоса пленница, — никто меня разыскивать не станет. Все мужчины на охоте. Спите себе сколько влезет!

Мужчины переглянулись между собой.

— Так мы тебе и поверили! — фыркнул Эймос. — Ты что, за идиотов нас держишь?

— Не хотите, не верьте, — хмыкнула Гааду, она же Жоли. — И вообще делайте, что вам угодно. Я ложусь спать. Дайте мне, пожалуйста, мое одеяло!

Эймос передал девушке запасное одеяло.

— 'Ixehe, — вежливо поблагодарила она и, насколько позволяли связанные руки, расправила одеяло, легла и закрыла глаза.

— Не нравится мне это, — проворчал негр, обращаясь к Джордану. — Совсем не нравится. Уж слишком странно она себя ведет!

— А сами мы ведем себя нормально? — фыркнул Гриффин, придвигаясь ближе к огню. — Скажу честно, весь этот план с самого начала представлялся мне бредовым. Не думаю, чтобы эта девица действительно помогла нам обезопасить себя, даже если она и внучка Викторио…

Лежа с закрытыми глазами, Жоли улыбалась про себя. Она не очень понимала, что задумали эти мужчины, но чего хотела она сама, прекрасно знала. Сомнений не было — она встретила своего Серого Призрака.

Серого Призрака увидела Лозен, сестра Викторио, и после этого твердо решила никогда не выходить замуж. Лозен была потрясающе красива и никогда не испытывала недостатка в женихах — но ни один мужчина по красоте, силе и стати не мог сравниться с Серым Призраком, прозванным так за то, что всегда пребывал в гордом одиночестве. Никто даже толком не знал, кто он, — с Призраком даже боялись лишний раз заговорить. Лозен знала только, что Серого Призрака кто-то преследует и он пришел в их деревню, потому что ему сказали, что здесь он будет в безопасности. Лозен влюбилась в этого загадочного мужчину с первого взгляда, но он не обращал на нее ни малейшего внимания — возможно, потому, что она была еще слишком молода. Через несколько дней мимо деревни проезжал фургон, который вез белую женщину. Призрак знал эту женщину и уехал за ней следом. С тех пор Лозен его не видела и даже не знала, что с ним, но чувствовала, что, полюбив его, теперь уже не сможет принадлежать никакому другому мужчине. Лозен вошла в легенду как бесстрашная воительница, сражавшаяся плечом к плечу с братом. Уважения, каким она пользовалась в племени, до сих пор еще не удостаивалась ни одна женщина.

Жоли знала, что история о Лозен и Сером Призраке не просто красивая и романтичная легенда, а быль. И вот теперь ей самой явился ее Серый Призрак — мужчина, с которым не смог бы сравниться никто другой. За свои девятнадцать лет ей ни разу не приходилось встречать мужчину, который посмел бы похитить ее прямо из вигвама. А этот вот осмелился…

Жоли незаметно для самой себя медленно погрузилась в сон. Но поспать ей удалось не более пяти минут — так, во всяком случае, ей показалось. Кто-то вдруг начал ее тормошить. Она недовольно заворчала, но тут сквозь сон услышала громовой бас Эймоса:

— Вставай, крошка! — В голосе негра не было враждебности. — Пора в путь! — Не долго думая Эймос развязал связывавшие Жоли ремни.

Она зевнула и потянулась, платье при этом еще сильнее облепило ее, обрисовав красивые формы, Оно обтягивало тугие девичьи груди словно вторая кожа, задравшийся подол почти полностью открывал взору мужчин стройные ноги. Эймос, смутившись, отвернулся.

— Помнится, — обратился он к Джордану, — мы собирались обсудить, что нам теперь делать с этой красавицей.

Джордан, кивнув, посмотрел на девицу, сладко потягивавшуюся на своем одеяле и явно не торопившуюся вставать. Да, эта красотка принесет им еще много хлопот…

На вид Жоли Ла Флер можно было дать не больше пятнадцати — если бы не взгляд, которым она буквально пожирала Джордана. Так смотреть на мужчину может только взрослая женщина. Джордан умел отличать такой взгляд. Обычно женщин капитан не сторонился и не боялся — не мальчик же он, в конце концов! Но в Жоли Ла Флер было что-то опасное, очень опасное… И дело вовсе не в ее соплеменниках, а в том, что эта девушка каким-то непонятным образом волновала его.

Джордан поежился. Любовь малолетней дикарки нужна была ему меньше всего.

— Да то же, — проговорил он, — что мы собирались делать с внучкой Викторио. Будем возить ее с собой, а там посмотрим.

…Горы Орган, или, как их называли по-испански, Las Organas (причудливые слоистые хребты действительно напоминали трубы гигантского органа), остались далеко позади. Местность, по которой двигались трое мужчин и девушка, была абсолютно ровной — лишь у самого горизонта виднелись горные хребты. День уже клонился к вечеру, но солнце по-прежнему палило немилосердно.

— Довольно скучный пейзаж! — недовольно проворчал Гриффин, оглядываясь вокруг. — Как хотя бы называется эта чертова местность?

— По-испански La Jornada del Muerto — Долина Мертвых, — ответил Джордан.

— Подходящее название! — фыркнул Гриффин.

— Нам следует быть начеку, — предупредил Эймос. — В этих краях нередки наводнения.

Гриффин посмотрел на негра как на сумасшедшего:

— Наводнения? В пустыне?

— Не веришь? Зря. Такое, увы, случалось, и не раз, — авторитетно заявил чернокожий. — Земля здесь тектоническая, в один момент какое-нибудь озерцо может выйти из берегов, тебя накроет водой — и сообразить не успеешь, что же произошло.

— Ничего себе! — воскликнул паренек, присвистнув от удивления.

Жоли почти всю дорогу молчала. Мысли ее пребывали в полнейшем беспорядке. Она посмотрела на Джордана, восседавшего на своем огромном сером мустанге. Лицо его скрывала тень от широкой шляпы. В какой-то момент он обернулся, заметив, что Жоли на него смотрит, — но тут же снова отвел взгляд. Девушка пришпорила свою лошадку, стараясь не отставать от мужчин.

— Эй! — тихо окликнула она Джордана. Реакции не последовало.

— Я сказала «эй!», — повторила Жоли громче.

— Я слышал, — пробубнил Джордан не оборачиваясь. Жоли снова задумалась. Может быть, стоит обратиться к нему по имени? Это ведь только у индейцев имена бывают тайные, у белых такого обычая нет…

— Куда мы едем, Жордан? — осторожно задала вопрос Жоли.

Услышав свое имя произнесенным на французский манер, Джордан ухмыльнулся.

— Тебе-то какая разница? — проворчал он и посмотрел на девушку. — С тобой нам все равно не по пути — как только будет возможность, мы от тебя сразу же избавимся!

Жоли улыбнулась, приняв эти слова за шутку. Джордан отвернулся — ему не хотелось, чтобы девушка заметила, что он ею любуется. А не залюбоваться девчонкой было трудно — ей удивительно шла невинная улыбка… Да и вообще она была недурна собой, редкостное сочетание индейской и французской кровей дало, как оказалось, неплохой результат. Смуглая кожа, темные как ночь волосы, огромные выразительные изумрудного цвета глаза, опушенные длинными ресницами, пухлые чувственные губы, стройные ноги, покрытые бронзовым загаром…

Джордан тряхнул головой, словно пытался отогнать от себя наваждение. С чего это он вдруг залюбовался дикаркой? Как будто ему уже не приходилось встречать женщин подобного типа! Под такой вот личиной полуребенка обычно скрывается такая стерва, что и врагу не пожелаешь…

— Но ты же не хочешь избавляться от меня, Жордан! — вновь проговорила девушка и улыбнулась. — Ты знаешь, что я хочу быть с тобой…

Эти слова, а особенно невинный тон, которым они были произнесены, возымели неожиданный эффект. Эймос закашлялся, а Гриффин делал над собой невероятные усилия, чтобы не прыснуть со смеху.

Джордан почувствовал, что его терпению наступил предел. Резко развернув коня, он перегородил Жоли путь.

— Послушай меня внимательно, пташка, — серьезным тоном проговорил он, — я два раза не повторяю! Скажу прямо, чтобы не оставалось никаких недосказанностей, — мне нет до тебя никакого дела. Понятно? Так что любезничать с тобой я не собираюсь. Такие женщины, как ты, Жоли Ла Флер, Гааду или как тебя там, просто не в моем вкусе. В тебе наполовину кровь апачей, а на апачей я давно имею зуб — после того, как однажды спасся от них, один из пятидесяти четырех ребят. Я не хочу становиться твоим другом! Поняла?

12
{"b":"4637","o":1}