ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же… Если попытаться ползком добраться вон до того камня, то, может быть, враги, занятые перестрелкой с Джорданом и Гриффином, не заметят ее. А оттуда уже недалеко до ущелья… Джордану и Гриффину сейчас не до нее, Эймос без сознания. Если пытаться, то сейчас момент самый подходящий.

Жоли недаром много лет прожила с индейцами — научилась от них кое-чему, в том числе и передвигаться бесшумно, словно кошка. Сейчас это умение ей пригодилось как никогда. Ни один камень не стукнул, ни одна веточка не хрустнула у нее под ногами. Двигаясь бесшумно, как тень, Жоли была уже совсем близко к своей цели.

Но тут Гриффин обернулся — и увидел ее.

— Черт побери! — в сердцах ругнулся он и швырнул на землю свою шляпу. — Смотри! — Он толкнул Джордана в бок.

Тот обернулся и грозно нахмурился. Нет, эта девчонка и впрямь сумасшедшая! Или она считает себя заговоренной от пуль? В этот момент Джордан готов был оторвать Жоли голову — спасало ее только то, что она была далеко.

— Да что она, с ума сошла? — воскликнул Гриффин, повторяя мысленный вопрос Джордана.

— Не вздумай ее окликать — они могут ее заметить.

— Я похож на идиота? — обиделся Гриффин.

— О сем умолчу. Я сам, признаться, хотел было окликнуть ее. Сейчас уже поздно — все равно она почти у цели.

Жоли уже скрылась за камнем, выжидая удобного момента, чтобы добежать до ущелья. Джордан и Гриффин продолжали стрелять по врагам, чтобы отвлечь их внимание от Жоли. Лишь когда девушка скрылась в ущелье, они прекратили пальбу — надо беречь последние патроны!

— Молись, приятель, чтобы она вернулась! — прошептал Джордан, хотя никогда не был особо набожным.

— Вернется, — уверенным тоном произнес так же тихо Гриффин. — Теперь-то ты, я надеюсь, видишь, на что она способна ради тебя? Вот только что нам теперь делать?

— Остается лишь одно, — грустно вздохнул Джордан, — ждать.

Глава 17

Жоли даже сама себе не хотела признаться, что очень боится. Где то безразличие к смерти — неотъемлемая часть мировоззрения апачей, — которому Жоли учили с детства?! Раньше девушка не сомневалась, что в момент опасности сможет повести себя достойно, но, как оказалось, теория — это одно, а действительность — совсем другое.

Жоли с трудом цеплялась руками за почти гладкие камни стен ущелья, которые вот-вот готовы были раздавить ее, босые ноги скользили по дну. К тому же за это время мулы, должно быть, напуганные выстрелами, успели уйти в ущелье еще глубже.

Жоли передвигалась с трудом — где на четвереньках, а где и ползком. Ноги, разбитые о камни, кровоточили и сильно болели, но перевязывать их было некогда — патроны и воду необходимо доставить Джордану и Гриффину как можно скорее. Промедление смерти подобно.

Лошади, как и следовало ожидать, разбрелись в поисках лучших пастбищ, чем каменистое дно оврага, но мулы по-прежнему были в ущелье. Вожак стада обнаружил воду, и остальные животные последовали за ним. Жоли пожалела, что в свое время не научилась пробираться по узким горным тропам с полным ртом воды и при этом не проглотить ни капли, как это умел Чаа. Но этому, как и умению пробежать несколько километров не запыхавшись, у апачей учили только мальчиков. Девочки получали иное воспитание.

— Ja'e, — ласково обратилась к мулу Жоли, — постой, пожалуйста, смирно, пока я пороюсь в тюках!

Но мул, похоже, и не собирался стоять смирно — он рвался, брыкался, громко кричал.

Жоли легонько щелкнула его между глаз — и он затих.

— Вот так-то, — довольным тоном произнесла она. — 'Ixehe. Перерыв весь тюк, Жоли не нашла ничего стоящего — одни полотенца и салфетки. Воды в тюке не было. Устало вздохнув, девушка перешла к другому мулу и продолжила поиски. Надо было торопиться — время неумолимо бежало вперед.

Обнаружив наконец то, что искала, Жоли взяла мула под уздцы и отправилась в обратный путь. Солнце палило нещадно, и все живое спряталось в тень.

— Да куда же она запропастилась, черт ее дери! — проворчал Джордан, явно нервничая. — Я уж, грешным делом, начинаю думать, что она решила податься домой!

— Ты и сам прекрасно знаешь, что Жоли этого не сделает, — заявил Гриффин. — Похоже, есть причины, по которым она задерживается, но думаю, что с ней все в порядке. — Внешне паренек выглядел спокойным, но по голосу чувствовалось, что он сильно взволнован.

— Да уж наверняка с ней ничего не станется! Она как кошка — как ее ни брось, она все равно приземлится на все четыре лапы, — иронично заметил Джордан.

Взгляд его по-прежнему был устремлен на кусты, за которыми скрывались противники. Они на какое-то время затихли, вероятно, обговаривали план атаки.

— Похоже, Гриффин, они собираются атаковать нас с двух сторон! — встревоженно проговорил Джордан. — Смотри — двое выходят из кустов с правой стороны, двое с левой, и за кустами, как я понял, еще двое. А у меня всего три патрона! У тебя сколько?

— Один, — откликнулся Гриффин и испуганно посмотрел на дядю. — Если Жоли сейчас не вернется, спасет нас только чудо.

Джордан покосился на Эймоса, который лежал в той же позе без сознания.

В природе царили спокойствие и безмятежность…

— Господи, помоги! — обратился с мольбой к Богу Джордан и воздел руки к небу.

— Они направляются в наше ущелье! — тревожным шепотом произнес Гриффин. — Поняли, должно быть, что мы оставили все там.

— Вскоре они обнаружат, что это так и есть, — поддакнул Джордан.

— А у нас всего четыре пули… Может быть, они не будут стрелять и вступят с нами в переговоры?.. — предположил Гриффин.

— В переговоры? — фыркнул Джордан. — С чего бы? Как только они поймут, что у нас нет выбора, они не станут выслушивать наши условия — просто предложат свои, от которых мы не сможем отказаться. И нам останется либо принять их, либо погибнуть. Есть, правда, еще несколько минут и можно попытаться уйти — но, думаю, это бесполезно. Эти парни все равно догонят нас — им до своих лошадей в любом случае добраться быстрей, чем нам до наших. Оказать им сопротивление не сможем, не имея патронов. А молотить их прикладом у меня лично нет охоты…

— В таком случае Жоли лучше к нам и не возвращаться, — заключил Гриффин. — Пусть садится на свою лошадь и едет куда глаза глядят.

— Я тоже так считаю, — согласился Джордан. Гриффин удивленно посмотрел на дядю.

— Ты думаешь, мне хочется, чтобы она пострадала? — спросил Джордан, по-своему истолковав взгляд Гриффина.

— Я знаю, что на самом деле, — Гриффин сделал ударение на последние слова, — тебе этого не хочется.

— Послушай, дело в том, что… — попытался было объяснить Джордан, но тут неожиданный грохот прервал его.

Оба как по команде повернули головы в ту сторону, откуда раздался звук. Сначала Джордан подумал, что это отдаленные звуки пушечной пальбы. Но уже в следующее мгновение он догадался, что это было на самом деле: огромная стена воды, сметающая все на своем пути…

— Черт побери! Наводнение! — отчаянно прокричал Джордан и вскочил.

Вражеская пуля тут же сбила с его головы шляпу. Джордан нырнул обратно.

— Ты с ума сошел? — одернул его Гриффин. — Не высовывайся!

— Наводнение! — тревожным голосом повторил Джордан.

— Ну и что? Все одно погибать! — горько усмехнулся Гриффин. — Или ты хотел предупредить этих парней?

Гриффин вдруг запнулся, сделав при этом круглые глаза.

— Жоли! — испуганно прошептал он.

Вода стремительным потоком уже хлынула в ущелье, сметая все на своем пути. Грозовые ливни в горах порой способны были в одно мгновение переполнить русло пересохшей реки. Из ущелья уже доносились крики тонущих. Джордан и Гриффин с ужасом на лицах слушали эти предсмертные крики и мысленно молились только об одном — чтобы Жоли удалось спастись.

Рев воды внезапно стих, и в ущелье воцарилась гробовая тишина. В глубине души Джордан и Гриффин завидовали Эймосу, все это время пролежавшему без сознания. Пережить подобный ужас не пожелаешь и врагу.

39
{"b":"4637","o":1}