1
2
3
...
43
44
45
...
65

— Что, приятель, жарковато? — ехидно спросил Гриффин.

— Ничего, — презрительно пробубнил Кук, — скоро ты будешь в аду, молокосос, а там, поди, еще жарче!

Мускулы Гриффина напряглись, пальцы крепко стиснули рукоять пистолета.

— Я готов, Кук, — задиристо произнес он. — Начинай, коли еще не передумал.

Кашлянув; Кук сплюнул на землю и презрительно уставился на Гриффина. Взгляды зрителей словно прожигали его, и толстяку было не по себе. Гриффин же казался абсолютно спокойным.

«Одно из двух, — подумал Кук, — либо этот парень сумасшедший, либо действительно отличный стрелок, если так уверен в себе!» И то и другое было опасным. Погибать лишь ради того, чтобы честь не была опозорена каким-то сопляком, Куку совершенно не хотелось.

Но толпа зевак уже вошла в раж, подбадривая его криками, и Куку ничего не оставалось, как потянуться за пистолетом. Но Гриффин опередил его. Пройдя через правую руку толстяка навылет, пуля застряла в стене располагавшегося неподалеку здания.

Здание это, словно по иронии судьбы, оказалось конторой местного шерифа. Выстрел Гриффина заставил его оторвать свое тело от старого уютного кресла и приступить к непосредственным обязанностям. Не прошло и получаса, как Гриффин и Кук — последний с перевязанной рукой — уже сидели в соседних камерах, пиная со злости, землю ногами.

Никакие объяснения не действовали на офицера, который, как оказалось, лишь замещал шерифа, отлучившегося по делам из города. Ответ блюстителя закона был один — он не потерпит пальбы в своем городе.

— Вы оторвали меня от ужина, ребята, — заявил Уайт (так звали офицера), — и будете торчать в тюрьме, пока с вами не разберется шериф.

— Когда он вернется? — раздраженно спросил Гриффин.

— А бог его знает! — почти дружелюбно пожал плечами Уайт. — Может, завтра, может, через месяц — он непредсказуем. Не волнуйтесь, ребята, голодать вам не придется, об этом позаботится моя жена, а она лучший повар в округе!

— Отлично! — проворчал Гриффин.

— Что будет с моей рукой? — поморщился Кук. — Боюсь, этот парень оставил меня калекой на всю жизнь! Я требую компенсации! Я даже не уверен, смогу ли я теперь играть в карты…

— Поделом тебе, приятель, — усмехнулся Гриффин, — не будешь жульничать!

— И я не смогу как следует стрелять…

— Ну, допустим, стрелять как следует ты никогда не умел! — продолжал язвить паренек. — Видал я, как ты стреляешь, — младенцы, поди, и то лучше…

— Сам ты младенец! — Взбешенный Кук попытался сквозь решетку достать Гриффина здоровой рукой, но паренек успел отскочить в глубь камеры. — Я все равно убью тебя, сосунок, чего бы мне это ни стоило!

— Ты? Не говори глупостей, приятель! Ты и таракана убить не сможешь! — с издевкой проговорил Гриффин.

— Я смотрю, ребята, — усмехнулся Уайт, — вы друг с другом отлично ладите! Что ж, времени выяснить отношения у вас будет хоть отбавляй.

Уайт повернулся и зашагал прочь по тускло освещенному коридору. В руке его позвякивали ключи.

Лишь после того, как заместитель шерифа удалился, Гриффин вдруг в полной мере осознал, что натворил. Эймос, узнав об этом, будет разочарован, Жоли расстроится, а Джордан наверняка придет в бешенство.

Глава 19

Гриффин оказался прав — обнаружив его исчезновение, Джордан действительно пришел в бешенство. Он обошел весь город, побывал во всех салунах, даже в публичных домах — безрезультатно. Гриффин как в воду канул. Узнать, где находится его непутевый племянник, Джордану удалось случайно.

Он пил пиво в одном из салунов, которым уже потерял счет, снова думая о том, куда вдруг мог подеваться шестнадцатилетний парень, как вдруг до слуха его долетели чьи-то слова о драке между карточным шулером и неким «шустрым парнем». Джордан прислушался.

— Этому малому на вид всего лет шестнадцать, не больше, а стреляет так ловко, что даст любому сто очков вперед! — восхищенно рассказывал один из завсегдатаев салуна, сидевший за соседним столиком.

— Простите, — вежливо обратился Джордан к говорившему, — не могли бы вы рассказать мне поподробнее об этом «шустром парне»?

— Его так и зовут — Шустрый Парень, — пожал плечами мужчина средних лет с испитым лицом. — По-моему, он заслужил это имя! Кук еще только потянулся за пистолетом, а этот малый уже выстрелил! Эх, мне бы такую мгновенную реакцию!

Джордан мысленно обругал Гриффина, догадавшись, что речь идет о его племяннике.

— А где сейчас этот парень? — перебил он рассказчика. — И что — этот Кук убит?

—  — Нет, только ранен. — Мужчина, отхлебнув пива из кружки, вытер рукавом пену со рта. — Думаю, парень на самом деле не хотел его убивать. Черт побери, готов поспорить, этот мальчишка далеко пойдет — не удивлюсь, если вскоре он затмит самого Малыша Билли!

— Если я ему разрешу! — проворчал себе под нос Джордан и, обращаясь к собеседнику, громко добавил: — Я, кажется, спросил вас, где сейчас парень.

— Где ж ему быть — в тюрьме. Наш шериф не любит пальбы на улицах!

Расплатившись за пиво и дружески подмигнув рассказчику, Джордан нахлобучил шляпу и поспешил покинуть салун. Гриффин в тюрьме — если Джасси это узнает, она никогда не простит Джордану, что тот так плохо смотрел за ее сыном. Остается одно из двух — либо разжалобить, либо как-нибудь уговорить заместителя шерифа отпустить Гриффина.

Однако Уайт оказался не таким сговорчивым.

— Нет, — твердо заявил он на просьбу Джордана. — Я не думаю, чтобы вашему племяннику грозило суровое наказание — драку затеял не он, а Кук, — добавил он, сидя откинувшись в кресле и положив ноги на стол. — Но и прощать его я не собираюсь. Пальбу на улицах я поощрять не намерен!

— Но он еще глупый, зеленый юнец! Может быть, вы все-таки отпустите его под мое ручательство?

— Никак не могу, сэр. Он стрелял в человека. Между нами говоря, я готов признать, что от смерти этого никчемного идиота никто бы ничего не потерял, но закон есть закон. Сами посудите, если каждый, кому вздумается, станет палить направо и налево, что тогда начнется?

— Согласен, но… — попытался настаивать на своем Джордан.

— Ничего не могу поделать, — перебил его Уайт и развел руками. — Придется вашему племяннику посидеть по крайней мере до прибытия шерифа.

— А когда приедет шериф?

— Когда ему вздумается — он непредсказуем. Джордан посмотрел на Уайта пристальным взглядом, от которого заместителю шерифа стало не по себе. Этот Синклер, решил он, не похож на обычного бродягу и производит впечатление довольно-таки спокойного человека, но Уайт по своему опыту знал, что именно таких людей как раз и следует остерегаться.

— Разумеется, мистер Синклер, я постараюсь, насколько это в моих силах, смягчить участь вашего племянника, — произнес Уайт, взглянув на Джордана из-под кустистых бровей, и нервно заерзал в кресле.

— Буду вам весьма признателен, сэр. — Джордан вновь пристально посмотрел на заместителя шерифа. — Что конкретно вы можете сделать, Уайт?

— Постараюсь отпустить его, когда страсти улягутся, — слегка понизив голос, произнес блюститель закона, — но это будет никак не раньше, чем денька через три. Во-первых, я должен проверить, не числится ли ваш племянник в розыске. Во-вторых, если я слишком быстро отпущу парня, который ранил человека, горожане меня не поймут — скажут, что старина Уайт манкирует своими обязанностями. Да, много хлопот причинил мне ваш племянник, мистер Синклер!

— Я знаю, что Гриффин — вспыльчивый парень. Но поймите, я не собираюсь оставаться в вашем городе больше дня — максимум двух.

Уайт скрестил руки на животе:

— Если не возражаете, мистер Синклер, один вопрос — что вы делаете в Лас-Крусесе?

— Моему другу срочно понадобилась медицинская помощь. Пришлось заехать в ближайший город. И им оказался ваш.

— А-а, — задумчиво произнес офицер, — так это о вашем друге, стало быть, рассказывал мне доктор Партридж! Если не ошибаюсь, ваш друг был ранен из ружья? Позвольте полюбопытствовать — как это произошло?

44
{"b":"4637","o":1}