ЛитМир - Электронная Библиотека

Гриффин оглянулся, бросив последний взгляд на бесконечные красные пески Долины Мертвых. Открывавшийся с высоты хребта вид производил мрачное впечатление.

— Это напоминает мне вулкан, — слегка встревоженным голосом произнес Гриффин.

— Где это ты видел вулканы? — невольно фыркнул Джордан.

— В учебнике. Там была картинка — вулкан. Очень знаменитый, называется Вез… Вез… Черт, забыл!

— Везувий, — подсказал Джордан.

— Он самый. Мрачноватая картинка.

Четверо путников вдруг разом остановились и обежали глазами открывшийся их взорам пейзаж — мертвая пустыня, зажатая между двумя горными хребтами, казавшимися одинокими китами в бескрайнем песчаном море. Постояв несколько минут, караван тронулся в путь. Проехав немного, Жоли вдруг тронула босой ногой ехавшего рядом Эймоса и спросила:

— Видишь? — Она кивнула, указывая на небольшие заросли кустов впереди. — Вон там!

Приподнявшись на стременах, негр стал вглядываться в даль.

— Ничего не вижу! — произнес он через какое-то время.

— Я тоже. Где, что? — насторожился Гриффин. Откинув волосы со лба, Жоли тихо проговорила:

— Shdi'ande.

— Что? — переспросил паренек.

— Shdi'dnde. Джеронимо со своими людьми.

Словно по команде, Эймос, Джордан и Гриффин крепче стиснули в руках винтовки.

— Где? — Джордан стал пристально вглядываться туда, куда указывала Жоли. Однако ничего не мог разглядеть.

— Неужели ты и впрямь не видишь? — удивилась девушка. — Вон, видишь, кусты пошевелились, мелькнула чья-то тень… Да приглядись же!

Наконец и мужчины заметили едва различимое колыхание веток в кустах. Похоже, там действительно притаился человек… Маскировка, надо сказать, у этого парня преотличная — обвешан ветками и потому почти не различим среди них.

— Сколько человек ты видишь? — спросил Джордан у Жоли.

— Не так уж и много. Но, думаю, это разведчики, а где-нибудь подальше засел больший отряд. Поехали, — произнесла девушка, пришпорив свою лошадку босой пяткой. — Лучше не подавать вида, что мы их заметили.

— Черт побери, — ругнулся Гриффин, — этого еще не хватало! Не знаю, кто как, а я лично не горю желанием сражаться с апачами на их территории!

— А разве есть на земле территория, — усмехнулся Эймос, — которую апачи не считают своей? Апачи — не в обиду будь сказано, Жоли! — куда ни придут, там и их территория! Спроси у Джордана, если не веришь мне.

Джордан напряженно молчал, по-прежнему пристально вглядываясь в заросли кустов. Стычка с апачами не пугала его, где-то в глубине души он был даже рад приключению. Но с ними была Жоли. Чью сторону примет она — Джордана и его друзей или своих соплеменников?

Жоли, бросив на Джордана быстрый взгляд, казалось, прочитала его мысли и горестно вздохнула. Джордану, как и ей, пришлось пережить много горя в этой войне белых и индейцев, но она, Жоли, никогда не была его врагом. Жаль, что Джордан так до сих пор и не сумел этого понять.

— Запомни, Жордан, — проговорила Жоли, — это я их первой увидела!

Джордан пристально посмотрел Жоли в глаза, наверняка поняв, на что она намекает, и, отвернувшись, произнес:

— Не так уж и важно, кто их первым заметил, но мне хочется верить, зеленоглазая, что ты на нашей стороне. Не забудь об этом, когда дело дойдет до стрельбы.

— Главное — чтобы ты об этом не забыл! — парировала Жоли и снова стала вглядываться в заросли кустов. Едва заметное до того движение там прекратилось. Все вокруг словно замерло в напряженном ожидании, и от этой мертвой тишины Жоли становилось не по себе. С большинством людей Джеронимо она, правда, была немного знакома, но кто знает, что на этот раз у них на уме? С какой целью они пришли в эту долину? Может быть, просто охотятся? Но если так, на кого — животных или людей?

Жоли не знала ответов на эти вопросы — и не была уверена, что хотела бы их узнать.

— Ты помнишь, как мы останавливались здесь в прошлый раз? — спросила Жоли у Джордана вечером, когда они распрягли лошадей.

Джордан сидел на камне, чиня перетершуюся конскую уздечку. Жоли подкралась к нему бесшумно, как это умеют только апачи, и от неожиданности Джордан даже вздрогнул.

— Помню, — пробурчал он, продолжая заниматься своим делом. — И что?

Жоли хотелось дотронуться до мягких, словно у ребенка, завитков волос на шее Джордана, но она, чтобы преодолеть это искушение, засунула руки в карманы джинсов и. произнесла тихим голосом:

— Как много изменилось с тех пор!

Волосы Джордана золотились в косых лучах клонившегося к закату солнца, отчего казалось, что над головой у него светится нимб. Жоли видела лишь его профиль, но даже так могла различить, как напряжено его лицо.

— Да, многое изменилось, — ответил наконец Джордан безразличным тоном и снова замолчал. Губы его вытянулись в тонкую линию, а на лицо легли глубокие тени. Жоли тоже молчала. Через несколько минут Джордан бросил на нее осторожный взгляд и заметил в глазах девушки слезы. Сердце его сжалось.

— С тобой все в порядке? — встревоженно спросил он. Жоли покачала головой, пристально глядя Джордану в глаза. Он тоже не отрывал от девушки взгляда, словно хотел по глазам прочитать ее мысли. В какой-то момент Жоли, не выдержав, готова была броситься Джордану на шею, но, непокорно тряхнув головой, взяла себя в руки. Не сейчас, сказала себе Жоли. Сейчас не ее время. А вслух, заставив себя улыбнуться, произнесла:

— 'Аи, со мной, как ты выражаешься, «все в порядке». Мне просто хочется с тобой поговорить…

— Это что-то типа «сидеть с тобой»? — усмехнулся Джордан, и в его глазах блеснула искорка озорства. — Это может быть опасно. Когда-то я уже согласился «сидеть с тобой». Тогда, правда, и представить себе не мог, что это будет иметь такие последствия…

— Какие последствия, Жордан? Я никогда не желала тебе ничего плохого! — горячо воскликнула Жоли.

— Не лги, — беззлобно произнес Джордан и отложил уздечку. — Ты с самого начала задалась целью вскружить мне голову, Жоли Ла Флер, и я не могу не признать, что ты добилась этого. Я сам уже, черт возьми, перестал понимать, чего мне хочется и чего нет. Твое лицо все время у меня перед глазами, твой голос все время звучит в ушах. Ты испортила меня, Жоли Ла Флер!

— В таком случае мы оба испорчены, — улыбнулась Жоли в ответ. — Могу я присесть с тобой?

Джордан подвинулся, уступая место рядом, и снова занялся уздечкой.

— Устала? — спросил он через несколько минут.

— Почему ты спрашиваешь? — удивилась Жоли.

— Вместо того чтобы собирать хворост с Эймосом или стоять на страже с Гриффином, ты предпочитаешь сидеть со мной и смотреть, как я чиню эту уздечку, — произнес Джордан и пристально посмотрел на нее. Мужская рубашка, завязанная узлом так, что едва прикрывала груди, джинсы Гриффина, которые были ей длинны, бархатистая, словно персик, кожа, еще больше загоревшая, живые, зовущие глаза, пухлые мягкие губы — все это не могло не взволновать любого мужчину, даже самого стойкого. Джордан уже в который раз мысленно подивился выносливости этой хрупкой на вид девушки, ее способности сохранять здравый рассудок и присутствие духа в любой, даже самой, казалось бы, безвыходной ситуации. Да, житейского опыта у нее, может быть, и впрямь было маловато, но это с лихвой компенсировал бойкий, живой ум. Жоли все схватывала на лету. Наивная, непосредственная, немного капризная — да, но отнюдь не глупая. Джордану вдруг вспомнились такие моменты, которым он раньше не придавал значения, но теперь они были явно в пользу Жоли. Например, как спокойно вела себя она в минуты смертельной опасности, как старательно стремилась следовать вкусам и манерам, привыкнуть к тем платьям, которые больше всего нравились Джордану… И эту Жоли он просмотрел…

Джордан окинул девушку взглядом с ног до головы так, словно впервые увидел ее. Жоли принимала его таким, какой он есть, не требуя, чтобы он изменился. Все, чего ей хотелось, — это ответа на свою любовь, которую она предлагала ему по-детски откровенно и безыскусно. И он оказался толстокожим тупицей, раз не заметил того, что любому другому было понятно с первого взгляда!

50
{"b":"4637","o":1}