1
2
3
...
54
55
56
...
65

— Золото, серебро… а это, кажется, медь… — раздался восхищенный голос Джордана.

— Ни черта себе! — Гриффин ринулся было к золоту, но дядя схватил его за руку:

— Осторожно! Не дергайся! А вдруг здесь еще какой-нибудь лук привязан?

Гриффин замер на месте, глядя широко раскрытыми глазами на груды сокровищ, которые были в нескольких шагах от него.

Оглядевшись внимательно вокруг, путники не обнаружили ничего опасного для себя. Однако решено было двигаться дальше, в глубь пещеры, а золото захватить на обратном пути, чтобы зря не таскать на себе тяжелые рюкзаки.

— Неизвестно, на сколько миль еще тянутся эти пещеры, — резонно сказал Джордан.

— Ты думаешь, что они тянутся до самого пика Хембрилло? — спросил его Гриффин.

— Такое вполне возможно, — авторитетно заявил Эймос. — Идем вперед, ребята, не вижу смысла задерживаться.

— Еще неизвестно, кто из нас слишком нетерпелив, — съехидничал Гриффин, и все четверо снова продолжили свой путь. Несмотря на ощутимый холод, царивший в безмолвных подземных дворцах, от быстрой ходьбы и от возбуждения путники были все в поту. Два фонаря из четырех они предусмотрительно погасили, чтобы не расходовать фитили понапрасну. От двух горевших фонарей света было ровно столько, чтобы не сломать ногу в темноте.

В одном из залов, пожалуй, самом большом, путники обнаружили на стенах гигантских размеров изображения. Часть из них была нарисована, а часть высечена в камне. Гриффин увидел камень размером с наковальню и решил немного отдохнуть. Однако только присев на него, он вдруг тут же вскочил с испуганным криком.

— В чем дело, приятель? — встревожен но спросил Джордан, глядя на побледневшее лицо племянника. Взмокшие волосы Гриффина прилипли ко лбу, но самому ему казалось, что они стоят дыбом.

— Камень… зашевелился… — испуганно проговорил он.

— Что ж в этом странного? — фыркнул Эймос. — Почему, собственно, он не мог пошевелиться? Он же не приклеен к месту!

— Нет, но он очень большой, а я не такой тяжелый… — недоумевая, ответил Гриффин.

Камень, на который присел Гриффин, как выяснилось позже, прикрывал собой вход в шахту, уходившую вниз под острым углом. Путники устремились туда. Спустившись вниз примерно на сто двадцать пять футов, они оказались на подземной террасе. Опустившись еще ниже, четверка попала в зал, такой огромный, что по нему вполне прошел бы товарный поезд. Здесь тоже протекал бурный ручей. Пройдя по его берегу, путники, устав, остановились и прислушались. Кроме шума бегущей воды, никаких других звуков не было. И тут вдруг раздался испуганный крик Жоли. Мужчины разом повернулись к ней. В тусклом свете фонаря, высоко поднятого над головой, с трудом можно было различить человеческий скелет.

— Не бойся, девочка, он тебя не тронет, — поспешил успокоить Жоли Эймос.

Пустые глазницы скелета, казалось, смотрели на них невидящим взглядом. На побелевшем от времени черепе еще сохранялись остатки рыжих волос.

— Я н-не помню, чтобы он раньше был здесь, — запинаясь, произнесла Жоли.

— Стало быть, его и не было, иначе бы ты запомнила, — глухим голосом проговорил Джордан и подошел к скелету вплотную. — Привет, дружише!

Скелет был привязан за руки полуистлевшей веревкой к балке над головой. Судя по позе, смерть свою неведомый узник пещеры встретил на коленях. Джордан поднял повыше фонарь, и его свет выхватил из темноты множество таких же скелетов.

— Целая армия! — мрачно пошутил Джордан. — Интересно, что охраняют эти мертвецы? Нутром чую, сокровище где-то рядом!

Предчувствие Джордана не обмануло. В соседнем зале путники обнаружили сундуки, стоявшие почему-то открытыми, полные подгнивших бумажных денег; старинные испанские кинжалы, пистолеты, седла, украшения и монеты — золотые и серебряные — в таком количестве, что не хватило бы и семидесяти мулов, чтобы увезти их все.

— Мы нашли его! — торжествующе воскликнул Эймос, зачерпнув своими ручищами монеты и подбросив их в воздух. — Черт побери, ребята, мы нашли это!

— Невероятно! — повторял Гриффин, перебегая от сундуков с банкнотами к кинжалам, от седел к пистолетам. — Ты только посмотри, Жоли! Мы нашли это!

Гриффин посмотрел на девушку — и замер, заметив ее тревожный взгляд. Жоли молча стояла у входа, словно боялась войти в зал. Да, они нашли сокровище благодаря ей, и она должна быть счастлива и горда тем, что привела их к цели… А вместо этого…

— В чем дело? — тихо спросил Джордан, подойдя ближе. — Похоже, ты вовсе не рада!

— Не знаю, Жордан. А ты рад? — спросила, в свою очередь, Жоли и пристально посмотрела на Джордана.

— Да вроде бы рад, — не совсем уверенно пожал он плечами и покосился туда, где Эймос и Гриффин торопливо перебирали сокровища. «Словно дети малые!» — хотелось ему сказать, но Жоли не поняла бы это сравнение.

— Жордан?! — тихо позвала она.

— В чем дело, Жоли? — Джордан обернулся и посмотрел в полные тревоги девичьи глаза.

— Не знаю, но что-то не так. Я это чувствую, — с тревогой в голосе произнесла Жоли. В ее взгляде, в выражении лица было что-то, от чего Джордану стало не по себе.

— Да в чем дело? — грубовато спросил он, пытаясь таким образом не выдать своего страха.

— Я чувствую, что мы снова прогневали богов, — с суеверным ужасом на лице произнесла Жоли.

Джордан облегченно вздохнул — он мало верил в подобные глупости.

— Жоли, неужели ты и впрямь веришь во всю это чертовщину?! Все эти россказни придумывают ваши шаманы, чтобы дурачить легковерный народ и таким образом держать его в покорности и повиновении. Глупышка, смотри на вещи трез…

Джордан не успел договорить, как вдруг стены пещеры задрожали, а с потолка посыпались мелкие камешки и пыль. Через мгновение пол подземного зала уже ходил ходуном, а с потолка сыпались камни покрупнее. Трое мужчин и девушка в страхе бросились бежать к выходу из пещеры, но огромный валун, свалившийся сверху, преградил им путь. Камень едва не придавил Жоли. Джордан в последний момент успел оттолкнуть ее в сторону. В этот же момент фонарь в его руке погас, и все вокруг погрузилось в кромешную тьму.

Глава 24

Ледяной ужас сковал всех четверых. Прошла, может быть, минута, а может, вечность — никто из них не мог сказать точно. Казалось, время остановилось навсегда. Единственными звуками были эхо от падения валуна и ворчание бурлящего потока. Джордан готов был поклясться, что в этом эхе явственно слышался чей-то злорадный, сатанинский хохот. Нет, скорее всего это ему почудилось — нервы…

Прошло еще сколько-то времени, и Джордан, постепенно придя в себя от потрясения, потянулся к фонарю и попытался снова «оживить» его. Поначалу фитиль лишь шипел, но наконец вспыхнул, слабо осветив пещеру.

— Что ж, — усмехнулся Джордан, стараясь показать, что не впал в уныние, — должно быть, и впрямь духи! И что теперь нам делать?

Гриффин разжат кулаки, и монеты посыпались на пол.

— Что теперь? — уныло произнес он. — Ничего. Здесь нет другого выхода, Джордан!

— Должен быть, — откликнулся откуда-то из темноты негр. — Все пещеры, что мы проходили, были сквозными, почему эта должна быть исключением?

— Эймос прав, — согласилась Жоли.

— Послушайте, ребята, камень, конечно, большой, но не такой, чтобы мы общими усилиями не смогли его отодвинуть — хотя бы настолько, чтобы можно было протиснуться. Давайте попробуем сделать это, — предложил Джордан.

Жоли попыталась было возразить, но никто ее не слушал. Камень был хотя и не очень велик, но тяжел, и мужчины, сколько ни старались, не смогли сдвинуть его с места.

Присев на старый сундук, Жоли наблюдала за их усилиями, нервно кусая ногти. Те, ругаясь на чем свет стоит, снова и снова возобновляли свои попытки освободиться из каменного плена. Жоли предлагала им поискать другой выход, но ни Джордан, ни Гриффин, ни Эймос не слышали ее. Тогда, обхватав колени руками, она стала вглядываться в темноту в надежде найти хоть какой-нибудь намек на другой выход. Сначала ей трудно было что-либо разобрать в причудливой игре теней от света коптившего фонаря, но понемногу глаза начали привыкать к полумраку, и вскоре Жоли показалось, что за источником, за острым выступом скалы, и впрямь виден какой-то просвет…

55
{"b":"4637","o":1}