ЛитМир - Электронная Библиотека

— Безусловно! — поддержал его Гриффин. — Я, Джордан, например, думаю сейчас не только о себе! Если мы останемся здесь, смерти нам не миновать. Этот праздник — в нашу честь, вернее, в честь нашей казни. Так что надо сматываться, да поживее.

— Что ж, — заключил Джордан, помолчав с минуту, — все, что нам теперь осталось, это ждать подходящего момента. Держись, Эймос, сейчас я разрежу твои путы, затем Гриффина. На данный момент этот нож — наше единственное оружие, поэтому мы должны использовать его с максимальной пользой.

— Ну уж с ножом-то я управляться умею! — Эймос развернулся так, чтобы Джордану было легче резать его путы, не задев при этом его самого. — Давай быстрей, а я пока понаблюдаю, не смотрит ли кто-нибудь в нашу сторону.

— Смотрит, — отозвался Гриффин. — Вон тот мужчина, видите? Кажется, это один из тех воинов, что привел нас сюда.

Ледяной ужас сковал всех троих. Прошло еще несколько минут, но никто больше так и не взглянул в их сторону. Солнце уже начало припекать, по лицам пленников струился пот, вокруг них вились тучи оводов.

— Что ж, полагаю, можно продолжать, — предложил Гриффин, и Джордан быстро перерезал ремни, связывающие Эймоса, а затем и путы Гриффина. Вернувшись на прежнее место, он прислонился к столбу так, что со стороны казалось, будто он привязан.

— Приготовьтесь. Бежим по моему сигналу, — шепотом отдал команду Джордан и, пристально посмотрев на негра, добавил: — Об одном тебя прошу, Эймос. Если со мной, не дай Бог, что-нибудь случится, обещай, что позаботишься о Гриффине.

— Ты же знаешь, старик, пока я жив, парнишку не брошу.

— Может быть, расходиться будем поодиночке? — предложил Гриффин.

— Нет, — решительно заявил Джордан, — бежать — так всем вместе. Сами подумайте: если апачи увидят, что один из нас ушел, что они сделают с остальными? Так что, повторяю, бежать надо всем вместе. Эймос, нож, пожалуй, лучше взять тебе. Я-то с ним не очень ловко умею управляться… В первую очередь, полагаю, надо постараться раздобыть оружие в том вигваме, о котором говорила Жоли.

Подходящего случая, однако, так и не представилось вплоть до наступления сумерек. Апачи по-прежнему танцевали свои танцы, многие были уже пьяны от tutpai. Судя по всему, индейцы не спешили расправиться со своими пленниками — очевидно, по их обычаям жертвам следовало продемонстрировать своеобразное почтение.

И тут, похоже, пленникам пришел на помощь сам Бог — с неба вдруг посыпался метеоритный дождь. Дымящиеся камни, к ужасу индейцев, падали на землю и в котлы с праздничной едой.

Женщины в испуге завизжали, стали подхватывать детей и разбегаться по домам. Мужчины схватились за оружие, словно оно могло защитить их от природного явления. Собаки подняли невообразимый лай, лошади ржали и метались из стороны в сторону, пытаясь увернуться от сыпавшегося на них с самого неба града камней.

— Матерь Божия! — воскликнул Эймос и даже присвистнул. — Что это еще такое?

— Не знаю, — ответил Джордан, — но если уж бежать, то сейчас!

И все трое бросились бежать со всех ног.

— Черт побери! — ругался на бегу Гриффин, прикрывая голову руками. Ноги, затекшие от многочасового сидения, были словно деревянные, и паренек то и дело спотыкался. — Такого мне еще не приходилось видеть! Что это?

— Какая разница, что это? — прокричал в ответ Джордан. — Главное — сейчас это нам на руку! — Он обхватил племянника за талию и потащил вперед — подальше от холма.

Поймав трех лошадей, которые, обезумев от страха, носились у подножия холма, пленники оседлали их.

— Куда? — спросил Эймос, обращаясь к Джордану.

— Туда, — указал рукой тот. — Поторапливайтесь! — А сам вдруг направил свою лошадь в противоположную сторону.

— Ты куда? — прокричал ему вслед Гриффин.

— За Жоли! — коротко ответил Джордан.

— Ты с ума сошел?! Тебя поймают!

Но Джордан был уже далеко. Он несся вперед стрелой, яростно пришпоривая пятками коня.

— Идиот! — проворчал угрюмо Эймос.

Гриффин рванул было за дядей, но негр остановил его, ухватившись за удила его лошади:

— Бежим, приятель! Я поклялся Джордану спасти тебя, и не отступлюсь, нравится это тебе или нет!

Гриффин по-прежнему рвался за дядей, но Эймос, державший лошадь под уздцы, оказался сильнее, и парню ничего не оставалось, как подчиниться.

Петляя по извилистым горным тропинкам, негр и Гриффин уходили все дальше. Метеоритный дождь продолжался всего несколько минут — не более. Скоро апачи очухаются и заметят, что их пленники сбежали. А это значит, что погони им не миновать и надо торопиться. Эймос и Гриффин пришпорили лошадей, хотя бедные животные и так уже были все в мыле.

Впереди показалась расщелина в скале.

— Спрячемся здесь, — предложил Эймос и спешился. — Передохнем с минуту, здесь нас никто не найдет.

— Его могут убить! — мрачно произнес Гриффин.

— Могут, приятель, — согласно кивнул негр. — Но, думаю, Джордан осознавал, что идет на риск.

Гриффин повернулся к Эймосу и произнес со слезами на глазах:

— Я был не прав. Я думал, он не любит Жоли… позабавится и бросит… а он… Я тоже люблю ее — но все-таки не настолько, чтобы быть готовым умереть за нее…

— Я знаю, приятель, — проговорил негр, — тебе не понравится, если я скажу, что ты еще слишком молод, но это так. Если мужчина не кричит на всех углах, что он любит женщину, это еще не значит, что он не любит ее. Любить можно по-разному, Гриффин Армстронг. Ты любишь Жоли, и Джордан тоже любит — настолько, что способен пожертвовать собой ради нее. Он справится, Гриффин. Я знаю Джордана — мы с ним когда-то воевали плечом к плечу. За него можно не беспокоиться!

— Тебе легко говорить, Эймос! Он не твой дядя! — резонно возразил Гриффин.

— Но это не значит, что я его не люблю и не уважаю. Хотя тебе, может быть, нет дела до того, что я думаю… — с грустью в голосе проговорил негр.

Гриффин взглянул на Эймоса:

— Как ты мог подумать такое! Я знаю, что ты любишь дядю…

Негр не дослушал паренька и поспешил повернуться к нему спиной, чтобы скрыть невольно набежавшие на глаза слезы. Сколько дорог пришлось пройти ему плечом к плечу с Джорданом, столько тревог и тягот пережить вместе! Он был не просто напарником — он был другом в самом высоком смысле этого слова. Потерять друга — значит потерять все. Даже все золото мира не заменит его.

Эймос понимал, что надежд на возвращение Джордана мало, но не стал говорить об этом Гриффину. Парень верил, что Джордан вернется. Наивная юношеская надежда! Однако порой эта святая наивность дороже взрослой житейской мудрости.

— Джордан вернется, приятель! — твердым голосом произнес Эймос и вскочил на коня.

Глава 26

Дым от костров лениво поднимался вверх над глинобитными крышами Форт-Шелдона, смешиваясь с утренним туманом.

— Стой! Кто идет? — окликнул часовой двух незнакомцев и вскинул ружье.

Всадники подъехали ближе — рослый чернокожий мужчина и белый парень лет шестнадцати. У них был усталый вид. Деревянные ворота распахнулись, впуская их.

Офицеры, принявшие Эймоса и Гриффина, сначала накормили их и дали возможность отдохнуть, а потом уже начали расспросы. Эймос рассказал о том, как они с друзьями попали в плен к индейцам и при каких обстоятельствах им с Гриффином удалось бежать. Но в лагере Нана остался его друг со своей возлюбленной, однако если поторопиться, то есть еще шанс застать их живыми и спасти.

Лошадь, которую Джордану удалось оседлать, оказалась на редкость непокорной и все время старалась сбросить с себя седока. Кое-как совладав с ней, Джордан приблизился к лагерю индейцев, ища повсюду глазами Жоли. Однако девушки нигде не было видно.

Джордан заглянул в несколько вигвамов… В одном из них он обнаружил свое оружие и не раздумывая прихватил его.

Большинство апачей попрятались от метеоритного дождя, однако несколько воинов — среди которых был и сам Нана — не последовали их примеру.

61
{"b":"4637","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Круиз в семейную жизнь
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Видящий. Лестница в небо
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Орфей курит Мальборо
Счастье по хюгге, или Добавь в свою жизнь немного волшебства
Юная леди Гот и роковая симфония
Любовь без правил