ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ты воображаешь из себя, идиот! Этот тип мог бы раздавить тебя как муху! — прогремел Джордан.

Гриффин поднялся, потирая челюсть, и обиженно проговорил:

— Я справился бы с ним, дядя! Ты думаешь, я в первый раз дерусь?

— Этого еще не хватало! — воскликнул Джордан и хмуро посмотрел на племянника. — Твоя мама хотя бы знает, что ты здесь?

Гриффин пожал плечами:

— Может быть, лучше обсудим это за кружечкой пивка, дядя?

— Не рано ли тебе пиво? — сквозь зубы процедил Джордан. — Тебе бы лимонад пить, мальчик!

— Сам пей это г…! — огрызнулся юнец.

— Не выражайся, а то я заставлю тебя вымыть рот с мылом, — пригрозил Джордан и, перекинув сумку через плечо, направился к ближайшему трактиру.

Заказав себе и племяннику по яичнице и кофе, Джордан сел напротив парня, скрестив руки на груди, и сурово произнес:

— Надеюсь, ты мне все-таки расскажешь, какого черта здесь делаешь?

Гриффин улыбнулся, стараясь как-то разрядить атмосферу, но дядя был непреклонен и по-прежнему суров.

— Хорошо. — Парнишка пожал плечами. — Я искал тебя, дядя Джордан. Надоело все это — каждый день одно и то же! Мамаша только и делает, что пилит: то ей, видите ли, не так и сё не эдак. Отец тоже уже достал — «Работай на ранчо, почему не работаешь?»!.. Свихнуться можно! Что, мне так и прожить всю жизнь на этой вонючей ферме? Что я там забыл? У тебя-то вон какая интересная жизнь — ты, когда приезжал к нам на прошлое Рождество, только и рассказывал, что о своих приключениях! А я чем хуже? Что мне, всю жизнь подбирать г… за коровами?

— И ты решил на все плюнуть и податься сюда? — Джордан насмешливо посмотрел на парня, от чего тот вспыхнул до корней волос. — Ты думаешь, я одобрю твое решение, приятель?

— Я сюда приехал не просто так, — не сдавался Гриффин. — Хотел найти тебя. Мы получили письмо — ты пишешь, что ушел из армии и решил попытать счастья в Мексике, вот я и подумал присоединиться к тебе…

— Почему ты решил, что найдешь меня здесь? — озадаченно спросил Джордан. — Я, помнится, посылал это письмо недели три назад!

— Все очень просто, дядя. — Гриффин отхлебнул из чашки кофе. — Ты отправил это письмо из Форт-Уингейта где-то в конце мая. А путь оттуда в Мексику один — через Франклин. Он как раз на границе, так что логично предположить, что ты остановишься здесь на денек-другой.

— И как же ты добрался сюда? — Сообразительность парнишки подействовала на Джордана — взгляд его стал мягче. — И еще скажи, давно ты здесь?

— Очень просто. Взял деньги — у меня было немного накоплено — и купил билет на поезд. Добраться сюда не проблема, разве что скучновато — столько дней по этой пустыне… А здесь я уже третий день. Ты-то сам давно здесь? Джордан откинулся в кресле и посмотрел на племянника, решая про себя, что же с ним делать. Сам он собирался уже сегодня покинуть город и отправиться за золотом, но подвергать сына сестры неведомым опасностям не хотелось. Однако где гарантия, что, если он посадит упрямого юнца на поезд и отправит обратно, тот послушно вернется домой? Оставить его здесь тоже невозможно — Гриффин с его вспыльчивым характером наверняка еще с кем-нибудь сцепится и, не дай Бог, погибнет ни за что ни про что в чужом городе.

— И что же ты собирался делать в случае, если не найдешь меня? — спросил у племянника Джордан. — Вернуться домой?

— Домой? Что я там забыл? Нет, я бы подался в Калифорнию! — поделился Гриффин своими планами, хотя в глубине души понимал, что дядя скорее всего лишь посмеется над его мальчишескими мечтаниями. — Чем черт не шутит, может быть, мне и удалось бы найти там золото…

— Тебе сколько лет, Гриффин? — пряча улыбку, спросил Джордан.

— Семнадцать. То есть будет семнадцать, в марте…

— А сейчас июнь, — заключил Джордан. — Неплохо! И ты думаешь, твоя мама была бы счастлива, если бы ты, не дай Бог, бесславно сгинул где-нибудь в этой Калифорнии, разыскивая какое-то мифическое золото? Ты ее первенец, Гриффин, и она, сколько я помню, всегда гордилась тобой. Ты считаешь, что поступил правильно, сбежав из дома?

Гриффин сидел молча, уставившись в чашку с остатками кофе. Губы его были поджаты в тонкую линию. В этот момент он очень напоминал Джордану свою мать, Джасмин. Джордан вспомнил себя в шестнадцать лет и свои тогдашние идеи. Впрочем, во многом он и теперь остался таким же — взять хотя бы то, как он увлекся идеей Эймоса, будучи с ним едва знакомым. Нет, решил про себя Джордан, Гриффина не в чем винить — это у парня наследственное.

Гриффин поднял на дядю глаза и, заметив, как потеплел его взгляд, решил этим воспользоваться и дожать Джордана.

— А справедливо по отношению ко мне требовать, чтобы я всю свою жизнь чах на этой убогой ферме? Да мама и сама меня поддержит. Как часто, когда мы сидели вечерами на крыльце, я слушал ее рассказы о тех днях, когда она была еще не замужем, о ее приключениях, о том, как ей хотелось убежать куда глаза глядят, а приходилось нянчиться с тобой, ты же ведь был младшим… — вдохновенно проговорил Гриффин.

Джордан вспомнил, как шести лет от роду остался без матери. Джасмин тогда было всего шестнадцать, и на ее хрупкие плечи свалились заботы о малолетнем брате… Семья и раньше-то не была богатой, а тут и вовсе приходилось жить на те гроши, что удавалось случайно заработать отцу. Но Джасмин какими-то невероятными усилиями удалось превратить их скромное жилище в уютный дом, наполнить его теплом и любовью, и Джордан, пока жив, будет благодарен сестре за это. Потом Джасмин вышла замуж, но продолжала жить с мужем в доме отца. А когда отец умер, Флетчер, муж Джасмин, по сути, заменил его Джордану. Флетчер всегда был добр к нему, если бы не он, Джордан, возможно, так и не окончил бы школу. И теперь, раз уж так распорядилась судьба, он сам должен позаботиться о сыне Флетчера и Джасси, сделать из него настоящего мужчину.

— Вот что я тебе скажу, Гриффин, — проговорил Джордан. — Мне тут недавно предложили одно дело…

Глаза парня вспыхнули огнем, напомнив Джордану огромные голубые глаза сестры.

— …И я, пожалуй, готов взять тебя с собой. Только уговор — к осени ты вернешься домой и снова станешь ходить в школу.

Парень скривил лицо.

— Иначе не возьму, — пригрозил ему Джордан. — Ты хочешь, чтобы я отправил тебя домой первым же поездом? Я могу это сделать, и никто меня не осудит!

Гриффин откинулся на стуле и стал обдумывать предложение Джордана. Разумеется, перспектива провести лето с дядей, которого он боготворил, нравилась ему больше, чем снова торчать на надоевшем донельзя скотном дворе.

— Хорошо, — кивнул наконец он, — но обещай, дядя Джордан, что это будет действительно здорово!

— Зови меня просто Джордан. А вот, кстати, и мой друг, с которым я хотел тебя познакомить, — добавил Джордан, заметив в дверях огромную фигуру Эймоса. — Доедай пока свою яичницу, а я пойду к нему.

Расплатившись, Джордан направился к выходу.

— Где ты пропадал, капитан? — спросил Эймос недовольным тоном. — Я заметил твою лошадь перед магазином, но тебя самого нигде не было видно. Я уж было, грешным делом, решил, что ты передумал!

— Передумал? — Джордан усмехнулся. — Я похож на идиота, что отказывается от богатства, которое само плывет в руки? Просто возникли… — Джордан помялся, — кое-какие новые обстоятельства, Эймос.

— Новые обстоятельства? — Лицо негра, казалось, стало еще чернее. — Какие же, Джордан?

— С этими «обстоятельствами», Эймос, я встретился сегодня утром и не могу от них отделаться, так что придется, похоже, взять их с собой.

— Ничего не понимаю! — Эймос порылся в кармане, извлек оттуда кисет и скрутил две сигареты. Одну он предложил Джордану, другой затянулся сам. — Ты можешь выражаться яснее, капитан? А то я уже начинаю подумывать, не погорячился ли, заключив с тобой сделку…

— Могу. — Джордан пустил в небо кольцо дыма. — Проблема в моем племяннике, Эймос. Он, видите ли, удрал из дома и сейчас здесь, во Франклине. Бросить его я не могу, отправить домой — тоже. Придется взять с собой, Я согласился на это, заставив Гриффина поклясться, что к осени он всенепременнейше вернется домой. Так что придется, Эймос, ему ехать с нами — таковы мои условия. Ничего не попишешь — он мой племянник и я за него отвечаю.

8
{"b":"4637","o":1}