ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — кивнул головой профессор, — тогда я работал с керамикой майя и мне нужен был кто-то достаточно компетентный для работы с черепками. Я научил дочь работать с хрупкими предметами.

Трейс внимательно посмотрел на Бетани.

— Вам повезло, что у нее не оказалось большого таланта к живописи, — тихо заметил он, — иначе она сделала бы карьеру художницы, и вы остались бы без помощницы.

Профессор Брейсфилд нахмурился при этих словах.

— Да, наверное, вы правы, — медленно произнес он, — хотя мне слышится упрек в ваших словах, мистер Тейлор.

— Неужели? Приношу свои извинения. Бетани показалось, что в голосе Трейса прозвучала скорее насмешка, чем раскаяние.

— В любом случае, — поспешила она сгладить неловкую ситуацию, — я все еще время от времени возвращаюсь к моим краскам и мелкам. Жаль, что не взяла их с собой: мне бы очень хотелось запечатлеть великолепный пейзаж, открывающийся из окна моей комнаты.

— Ну почему всегда так случается? — воскликнул Бентуорт. — Кажется, собрано все до последней мелочи, но вдруг выясняется, что забыто нечто очень важное.

И Бентуорт принялся с энтузиазмом рассказывать истории о прошлых экспедициях. Тем временем Трейс продолжал исподтишка поглядывать на Бетани, которая приступила к еде, думая только о том, чтобы ужин поскорее закончился.

— Сегодня будут танцы на главной площади, — сказал Бентуорт, когда после ужина подали горячий кофе со сливками. — Не хотите сходить посмотреть?

— Танцы? — удивилась Бетани. — Здесь всегда устраивают танцы по ночам?

— Нет, только по субботам. Завтра базарный день, а здесь проводится ярмарка, известная на всю Южную Америку, — объяснил Бентуорт. — Тейлор, мы можем остаться до понедельника?

Тот пожал плечами и ответил:

— Решения принимаете вы и профессор. Я всего лишь проводник.

В словах Трейса слышалась нескрываемая насмешка, но глаза его оставались холодными.

— Да, Тейлор, вы правы. — Бентуорт встал из-за стола и протянул Бетани руку: — Прошу вас, дорогая. Разрешите мне сопровождать вас. Для меня будет большим удовольствием отправиться на танцы с такой красивой женщиной.

Бетани посмотрела на Тейлора и увидела, что тот улыбается, глядя на нее. Почему ей становится все труднее и труднее выдерживать его взгляд? Нет, она не намерена позволять этому человеку портить ей вечер! Танцы так танцы, тем более что она почти два года не принимала участия ни в каких праздниках.

— Спенсер, идите без меня, — сказал профессор. — Кажется, у меня, как и у Бетани, появились симптомы горной болезни. Лучше я побуду в своей комнате.

— Папа, я останусь с тобой, — встревожилась Бетани, но отец покачал головой:

— Не беспокойся обо мне. Как только я отдохну, то сразу же почувствую себя намного лучше. — Он ласково улыбнулся дочери. — К тому же у меня есть записки одного миссионера о жизни Манко Второго. Там упоминается город Виткос. Возможно, это искаженное название Вилкапампы. О, простите, детали интересны только мне одному. — Брейсфилд поцеловал дочь. — Иди и развлекайся, дорогая.

Когда Бетани повернулась, чтобы пригласить Трейса пойти вместе с ней и Бентуортом, проводник уже исчез. Натянуто улыбаясь, она протянула руку Бентуорту:

— Я с удовольствием пойду с вами на танцы.

Ночь была прохладной, и Бетани надела свитер. Центральная площадь, заполненная шумной толпой, была ярко освещена светом фонарей и факелов. В толпе Бетани с удивлением заметила немало европейских лиц.

— Это боливийцы или чилийцы, — пояснил Бентуорт. — На здешнюю ярмарку собираются со всей Южной Америки. Многих привлекают поделки индейцев.

— Понятно. Хотя мне кажется, это место не самое удобное для ярмарки.

— Во времена инков Уанкайо был важным городом на пути от Кито к Куско. Раньше здесь была столица Перу, и именно в Уанкайо был подписан закон об отмене рабства в этой стране.

— Я и не знала, что у этого города такая богатая и древняя история! — воскликнула Бетани. — Как замечательно, что мы оказались тут!

— Да, но, мисс Брейсфилд, сейчас следует думать о том, что для нас этот город — просто короткая остановка на пути к славе и богатству. — Бентуорт ловко провел Бетани через толпу к нескольким столикам, накрытым прямо на воздухе. — Скоро мы будем вспоминать о нем только как еще об одном этапе на пути к великому!

Бентуорту приходилось почти кричать, чтобы перекрыть звуки громкой музыки, исполняемой небольшой группой слепых музыкантов в ярких полосатых пончо. Мелодия, которую создавали гитары и барабаны, дополнялась смехом и гомоном толпы. Бетани пришлось почти вплотную приблизиться к Бентуорту, чтобы слышать его слова. Неожиданно она заметила Трейса Тейлора, стоявшего всего в нескольких шагах от них. Проводник держал в руке стакан и, не отрываясь, смотрел на Бетани. На его губах застыла насмешливая улыбка, от которой Бетани вдруг стало неловко.

Она рассердилась на себя за это так некстати возникшее чувство. Почему она должна стесняться того, что находится в компании Бентуорта? Разве Трейс не мог пойти вместе с ними?

— Кажется, я вижу свободный столик! — прокричал Бентуорт и потащил Бетани вперед.

Усевшись на плетеный стул, Бетани широко улыбнулась своему спутнику:

— Это замечательно, мистер Бентуорт.

— Прошу вас, называйте меня Спенсером. Думаю, мы можем общаться менее формально?

— Ну, наверное, да, — нехотя согласилась Бетани, поежившись под внимательным взглядом его бледно-голубых глаз. — Правда, мы не слишком хорошо знаем друг друга. Но я очень ценю то, что вы делаете для моего отца. Он много лет мечтал об этой экспедиции, и теперь благодаря вам, мистер Бент…

— Спенсер, — поправил он. — Знаете, мисс Брейсфилд, — он наклонился почти к самому ее лицу, — я нахожу вас очень привлекательной особой.

— Благодарю вас. — Голос Бетани прозвучал напряженно; она поторопилась сменить тему и попросила его заказать кофе, — Вечером стало прохладно, — пояснила она, — и мне бы хотелось немного согреться.

— К вашим услугам, дорогая. — Мистер Бентуорт поднялся, но потом, немного поколебавшись, снова наклонился к ней и добавил: — Приношу свои извинения, если мои слова показались вам несколько преждевременными, но я сказал вам правду.

Бетани кивнула и ответила ему улыбкой, однако комплимент оставил в ее душе неприятный осадок. Бентуорт казался ей слишком обтекаемым, неискренним и корыстным. С Трейсом Тейлором она чувствовала себя намного спокойнее, хотя и слышала от него не комплименты, а оскорбления.

Пока Бентуорт пробирался к стойке бара, Бетани оглядывала пеструю толпу, заполнившую площадь. На женщинах были яркие кофты и пышные юбки, мужчины носили такие же яркие пончо из шерсти ламы. Бетани прислушивалась к разноязычному говору; большинство наречий ей было совершенно незнакомо. Вдруг рядом с ней раздался знакомый голос:

— Он придет не скоро, поэтому я решил составить вам компанию, — сказал Трейс, усаживаясь на стул Бентуорта.

— Я не приглашала вас присесть, — холодно заявила Бетани, но Трейс лишь пожал плечами.

— Не знал, что вы с Бентуортом так близки, — продолжил он, словно не слыша ее слов. — У вас это недавно или вы уже встречались раньше?

— Мистер Тейлор, это совершенно не ваше дело, но Спенсер Бентуорт давно сотрудничает с моим отцом, и вам это прекрасно известно!

— Что вы говорите! — притворно удивился Трейс, не обращая внимания на сердитый блеск ее глаз.

— Да, именно так.

— Как мило.

— Как грубо!

— Послушайте. — Трейс приблизился к Бетани, чтобы иметь возможность говорить не слишком громко. — Дело в том, что мне необходимо знать, что именно происходит, раз уж я во всем этом участвую. Это даст нам возможность избежать неприятностей в будущем.

— Совершенно не понимаю, о чем вы говорите! — Его темные глаза превратились в подозрительные щелочки.

— Не понимаете? А мне кажется, что это не так. — Сердце Бетани бешено заколотилось, в горле пересохло. О каких неприятностях он говорит? Что у него на уме?

11
{"b":"4638","o":1}