ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я говорю не об этом. Не думаю, что вы стали бы карабкаться в горы, чтобы устроить саботаж. Но у меня большие подозрения, что вам была выгодна гибель тех людей.

— Я потерял тогда кучу денег и моего близкого друга!

— Неужели? Не думаю, что Рейнольдс был так дорог вам. — Трейс пристально посмотрел на Бентуорта. — Или вы это тщательно скрывали?

— Я начинаю жалеть, что нанял вас, — жестко парировал Бентуорт.

— Тогда увольте меня, — рассмеялся Трейс. — Помните, — предупредил он, — мы нужны друг другу.

Как только Тейлор отошел от костра, Бентуорт тихо назвал его самоуверенным ублюдком и знаком подозвал Броуди.

Обернувшись, Трейс увидел, что Бентуорт и Броуди о чем-то шепчутся, и удовлетворенно улыбнулся. Теперь он был абсолютно уверен, что Спенсер Бентуорт намерен отобрать у Брейсфилда все хоть сколько-нибудь ценные находки. И если профессор будет слишком погружен в работу, Трейсу придется проследить за находками лично. Или, может быть, этим займется Бетани. Ей нельзя отказать в наблюдательности.

Однако Трейс немедленно напомнил себе, что его должны интересовать не результаты экспедиции, а ее благополучное возвращение. Если Брейсфилд и его дочь не сумеют проследить за находками и будут обмануты, значит, так тому и быть. Он не собирается заниматься их проблемами. Ему нужно восстановить репутацию проводника, и только это будет занимать его в ближайшее время.

Глава 8

Бетани снова была в очках. Она надела их, чтобы хоть как-то защититься от взглядов Трейса Тейлора, а заодно и от внимания остальных. Но она волновалась зря: Бентуорт был занят своими мыслями, Броуди и Рейган старались вообще не встречаться с Бетани взглядами, а Трейс едва ли обмолвился с ней парой слов.

Размышляя об этом, Бетани неожиданно почувствовала, что именно теперь ей очень бы пригодился совет отца. Но тот был слишком погружен в себя и вряд ли мог сейчас быть ей полезен. Поправив очки, она вновь принялась за чтение. Путешественники сидели у костра. На этот раз они остановились на ночлег прямо под открытым небом, так как поблизости не было ни одной деревушки. Ночь была наполнена шорохами и далекими криками диких животных, вызывавшими у Бетани инстинктивный страх.

— Замерзли? — спросил Бентуорт, заметив, как она вздрогнула.

— Нет, хотя после захода солнца стало заметно прохладнее.

— Это потому, что мы высоко в горах. Возьмите мое пончо, — предложил он и протянул ей яркую накидку, которую Бетани взяла с благодарностью. — Мы пробудем в Куско несколько дней, — продолжал он. После небольшого отдыха вы отправитесь дальше, а я поеду в Боливию, в Ла-Пас. Я проведу там некоторое время. Туда только что провели железную дорогу, так что путешествие обещает быть намного приятнее, чем верхом на мулах.

Бетани рассмеялась:

— Я с трудом привыкла ездить на них верхом. Кажется, это самые ужасные животные на свете!

— Они гораздо лучше подходят для перемещения по горным тропам, чем лошади, — возразил Бентуорт и добавил: — Не подумайте, что я проявляю излишнее любопытство, дорогая, но почему вы так настаиваете на том, чтобы сопровождать отца в этой экспедиции? У вас какие-то личные причины? Поверьте, мне было бы весьма приятно составить вам компанию в Куско, а потом пригласить с собой в Ла-Пас. Боливийские руины более доступны, хотя и не менее живописны…

— Спенсер, — прервала его Бетани, — я благодарна вам за приглашение, но мое место рядом с отцом. После всех его рассказов о цивилизации инков мне так же, как и ему, не терпится увидеть этот затерянный город. Я буду с ним и помогу ему в осуществлении его мечты. Надеюсь, вы меня понимаете.

Бентуорт вздохнул и улыбнулся:

— Да, я вас понимаю и восхищаюсь вашим бесстрашием перед грядущими опасностями.

— Грядущие опасности? Как мелодраматично! — воскликнула Бетани. — Неужели они так ужасны?

— Позвольте мне ответить, — неожиданно вмешался в разговор Трейс Тейлор. — Мисс Брейсфилд, я уже говорил вам о змеях, которыми кишат джунгли. Там также полно ягуаров, пум, ядовитых насекомых, укус которых убивает почти мгновенно…

— Все в порядке, мистер Тейлор, — холодно прервала его Бетани. — Я прекрасно представляю, что может встретиться нам на пути. Не стоит продолжать.

— Увы, мне все же придется. Мы будем ехать по горным тропам, которые настолько узки, что два человека не могут на них разойтись. Если ваш мул оступится, вы упадете вниз, прямо на скалы, острые как лезвие бритвы. Еще нам могут встретиться индейцы. Они очень недружелюбны, особенно в отношении белых людей. Их стрелы пропитаны ядом. Если такая стрела не убьет вас сразу, то яд прикончит в течение нескольких минут. Но страшнее всего оказаться у них в плену. — От звука его голоса у Бетани мурашки побежали по коже. — Иногда, мисс Брейсфилд, они не умерщвляют свои жертвы неделями, подвергая их мучительным пыткам. Хотите, я расскажу об их излюбленной пытке? Они…

— Замолчите! — Бетани вскочила на ноги и зажала уши руками. — Вы нарочно рассказываете мне все эти ужасные вещи, чтобы заставить меня остаться! Но у вас ничего не получится! Теперь я еще больше убеждена в том, что поеду дальше.

Глядя в насмешливо улыбающееся лицо Трейса, Бетани изнемогала от желания залепить ему пощечину. Мерзкий негодяй! Решил запугать ее, нарочно преувеличивая опасности! Она старалась не прислушиваться к внутреннему голосу, который подсказывал ей, что в рассказе Трейса все могло оказаться чистой правдой. Его взгляд совершенно серьезен, никто вокруг не пытается возразить, значит… Нет, не может быть! Он лжет. Он наверняка лжет.

Когда Бетани бросилась прочь от костра, Трейс проводил ее взглядом и сказал, обращаясь к Бентуорту:

— Я должен был попытаться. А теперь, если вы способны мыслить здраво, ваша очередь приложить все усилия, чтобы она осталась в Куско. Попробуйте выдвинуть определенные финансовые требования…

— Так быстро сдаетесь? Не ожидал от вас, старина, — улыбнулся Бентуорт. — Вы так мягки, когда дело касается женщин. Конечно, после того, как вы весь прошлый год провели с Сильвией Уит…

— Вы не о том говорите, Бентуорт, — предостерег его Трейс и, резко повернувшись, отошел от костра.

— Что ж, возможно, — пробормотал Бентуорт. — Но, по-видимому, не все опасные животные ходят на четырех конечностях.

— Конечно, нет, — тут же вступил в разговор именно в тот момент подошедший профессор Брейсфилд. Он посмотрел вслед Тейлору и поинтересовался у Бентуорта: — Вы уверены, что этот человек подходит для нашей экспедиции? Я заметил, что его присутствие постоянно приводит к конфликтам.

— Значит, вы обращаете внимание не только на камни и глиняные черепки? — Бентуорт не скрывал скептической улыбки.

— Конечно, должен признать, что временами работа поглощает меня почти полностью. Но я не слеп и вижу, что происходит вокруг. Моя дочь вполне самостоятельный человек, но многим не нравится ее участие в экспедиции. Я не вижу в этом никакой проблемы и не могу понять, почему присутствие Бетани вызывает недовольство. — Тон Брейсфилда был весьма решительным, и Бентуорт почтительно наклонил голову.

— Сдаюсь, профессор! Больше вы не услышите ни слова недовольства тем, что ваша дочь будет участвовать в экспедиции. Но, надеюсь, вы-то понимаете, с какими опасностями ей придется столкнуться?

— Конечно, понимаю и уверен, что она со всем справится, — заявил профессор, всем своим видом показывая, что не потерпит возражений.

Никто из сидящих возле костра не решился произнести ни слова. Единственным, кто мог бы возразить профессору, был Трейс Тейлор, но он был далеко и ничего не слышал. Однако его мысли тоже были о Бетани. Его раздражало ее упрямство. Неужели она считает себя бессмертной? Почему ей кажется, что с ней ничего не может случиться? Она будет выбиваться из сил, но продолжать идти, пока не упадет замертво. Трейс уже проходил по этому пути и знал, насколько это трудно. Бетани же не имела об этом ни малейшего представления.

15
{"b":"4638","o":1}