ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 2

Лима, Перу, октябрь 1889 г.

— Подъем! — Массивная дубовая дверь содрогалась от мощных ударов. — Вставай, мне нужно поговорить с тобой!

Голос громко звучал в небольшом помещении, разделенном перегородкой на некое подобие кабинета и жилую часть. На узкой кровати лежали обнаженные мужчина и женщина. Мужчина узнал голос, звучавший из-за двери, но лишь тихо выругался и натянул подушку на голову. Однако голос не умолкал, отзываясь в голове мужчины колокольным звоном. Его следующее ругательство было громче и выразительнее предыдущего. После этого наступила тишина, и он с наслаждением смежил набрякшие веки.

Но передышка была недолгой, и колокольный звон сменился настоящим набатом, после которого последовало землетрясение: кто-то тряс его за плечо. Не открывая глаз, мужчина приподнялся на кровати и в то же мгновение направил на своего мучителя появившийся, словно ниоткуда револьвер сорок пятого калибра.

Гил Фортьюн непроизвольно сделал шаг назад. От резкого движения его светлые волосы растрепались, кровь отлила от лица.

— Похоже, Тейлор, виски превратило тебя в дикаря, — промолвил он дрожащим голосом, бросив взгляд на женщину. Та испуганно вскрикнула.

Трейс Тейлор посмотрел на Гила мутным взглядом и положил оружие рядом с собой на кровать.

— Я всегда был дикарем. Просто ты раньше не обращал на это внимания, — пробормотал он сквозь сжатые зубы.

— Черта с два я не обращал! Кстати, к вопросу о чертях — ты сейчас выглядишь не лучше самого последнего из них.

— Кому до этого есть дело?

— Большинству нет, но мне и твоему будущему клиенту есть.

Выдернув из-под женщины простыню и завернувшись в нее, Трейс засунул револьвер под матрас и лег сверху.

— Хочу напомнить тебе, — сказал он, закрывая глаза, — что у меня больше нет клиентов.

Гил пододвинул стул с прямой спинкой к кровати, сел на него и, немного подумав, сообщил:

— Я это помню, но только что пришло письмо. Оно немного запоздало. В нем говорится, что пятнадцатого октября в Кальяо прибывает профессор Брейсфилд, который хочет встретиться с тобой прямо в порту.

После долгой паузы Трейс приоткрыл один глаз:

— А сегодня какое число?

— Четырнадцатое октября, — последовал незамедлительный ответ. Трейс застонал, чем вызвал улыбку на лице Гила. — Почта задержалась из-за шторма. Но лучше поздно, чем никогда. — Гил наклонился вперед и внимательно посмотрел на своего друга. — Трейс, пришло время забыть о том, что случилось так давно. Брейсфилду нужна твоя помощь, и он готов хорошо заплатить за нее. А тебе нужны деньги. Сейчас я приготовлю кофе, и мы поговорим.

Трейс весьма недвусмысленно высказал свое мнение и о кофе, и о профессоре Брейсфилде, но Гил проигнорировал это замечание и принялся греметь чайником возле небольшой плитки. Тогда Трейс свесил свои длинные ноги с кровати и посмотрел на женщину, которая попыталась прикрыть краем простыни обнаженные груди.

— У меня дела, — сказал он, обращаясь к ней. — Тебе пора уходить.

Сердито взмахнув копной густых черных волос, женщина встала с кровати и, ничуть не стесняясь своей наготы, принялась одеваться, недовольно бормоча что-то себе под нос. Не глядя на мужчин, она быстро вышла из комнаты, так сильно хлопнув на прощание дверью, что Трейс поморщился, словно от боли.

Стараясь удержать равновесие, он ухватился за край стола и посмотрел на Гила:

— Ты тоже можешь убираться отсюда! — Однако Гил продолжал колдовать над кофе, пропустив нелицеприятное замечание мимо ушей.

— Я не уйду, пока ты не протрезвеешь.

— Твоей жизни не хватит, чтобы дождаться этого, — усмехнулся Трейс. — И вообще, мне нужен не кофе, а кое-что покрепче.

— Будь спокоен, я приготовлю напиток настолько крепкий, что у тебя волосы на груди дыбом встанут, — заверил его Гил, бросив взгляд на покрытую густой растительностью мускулистую грудь друга.

— Да шел бы ты… — огрызнулся тот, почесывая живот. Затем он взял со стула штаны и натянул их. Темная ткань выгодно подчеркнула его стройные бедра и узкую талию.

— И пошел бы, учитывая, что ты самый неприветливый человек на свете. Только мне кажется, что в данную минуту тебе просто необходима дружеская поддержка.

Встретив спокойный взгляд Гила, Трейс понял, что тот прав.

— Да, — пожал плечами Трейс, — похоже, она мне действительно необходима. И ты решил мне ее предложить?

— А что, кто-то еще стучит в твою дверь? — спросил Гил с ехидной улыбкой.

— Нет, черт побери, и это хорошо, потому что я готов пристрелить любого, включая тебя.

— Да, мне здорово повезло, — заметил Гил, наливая кипящий кофе в жестяную кружку. — Любой житель Южной Америки позавидует тому, что у меня такой друг. Ну, ладно. Бери кофе, сядь и выслушай меня. Думаю, предстоящее путешествие тебя заинтересует.

— Сомневаюсь, — пробурчал Трейс, однако послушно сел к столу и взял протянутую ему кружку дымящегося кофе. Обжигая губы, он выпил ее до дна, после чего кружка снова была наполнена. Покончив со второй порцией, Трейс положил руки на стол и посмотрел на Гила. — Так что ты хотел мне сказать?

— Тебя рекомендовали профессору Горацио Брейсфилду в качестве проводника. Он ищет Вилкапампу.

Трейсу потребовалось несколько мгновений, чтобы информация просочилась в его еще не до конца просветлевшее сознание.

— И кто же меня рекомендовал?

— Какая тебе разница? — нахмурился Гил. Трейс хрипло рассмеялся.

— Подумай сам! Семь месяцев назад я повел экспедицию в Анды. Назад вернулся я один. После этого моя карьера проводника закончилась. Поэтому довольно странно, что кто-то мог рекомендовать меня этому профессору. Хотелось бы знать, почему этот кто-то так поступил.

— Это был Бентуорт, — коротко ответил Гил и торопливо добавил. — Послушай, тебе нужна работа. Если ты хочешь быть проводником, то должен доказать всем, и прежде всего себе самому, что в тот раз вам всем просто не повезло. Это был злой рок, который никак не связан с твоими способностями и опытом. Во всем Перу нет лучшего проводника, чем ты.

Трейс горько усмехнулся:

— Еще бы! Правда, так думаешь только ты один. В последнее время мне не доверяют даже переводить пожилых дамочек через улицу, не то, что водить кого-то в горы или джунгли. Нет, Гил, я уверен, что Бентуорт что-то задумал. Ведь это он финансировал ту экспедицию. Когда все случилось, он поклялся, что я никогда больше не буду работать. Свое слово он сдержал.

— По-видимому, у него было время подумать и понять, что во всем виноваты обстоятельства. Кроме того, ведь тогда ты всеми силами пытался уговорить тех безумцев вернуться назад. Разве не так?

— Да, именно это я и пытался объяснить чиновникам. Но послушай, те люди мертвы, а мертвые иногда говорят громче живых, — покачал головой Трейс.

Гил вскочил на ноги, его голос задрожал от возмущения.

— Вот уж никогда не думал, что Трейс Тейлор трус! Посмотри на себя: все дни ты сидишь в этой дешевой дыре, выползая только за виски или за очередной женщиной. Что ты будешь делать, когда у тебя кончатся деньги? Начнешь грабить банки?

Трейс тяжело поднялся на ноги, его кулаки невольно сжались, в глазах засверкали недобрые искры. Но осуждающий взгляд друга заставил его снова опуститься на стул. Он долго молчал, играя желваками, а затем медленно произнес:

— Должно быть, ты прав. Письмо у тебя с собой? Попробую встретиться с этим Брейсфилдом, да и с Бентуортом стоит поговорить. — Он задумчиво потер заросший щетиной подбородок. — Но я не собираюсь больше никого вести в Анды, тем более в Вилкапампу. Это проклятое место.

Гил невольно рассмеялся:

— Только не говори мне, что веришь во все эти древние легенды!

— Никогда не верил, — напряженно ответил Трейс, — но в последний раз… — Он надолго замолчал. — В последний раз все шло не так. Никогда со мной не происходило ничего подобного. Веревки, которые накануне были в порядке, вдруг оказывались гнилыми; в консервных банках вместо бобов и мяса были змеи. — Он потряс головой, словно сбрасывая наваждение. — Нет, даже за все золото Перу я не поведу экспедицию в Вилкапампу!

2
{"b":"4638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тестостерон Рекс. Мифы и правда о гендерном сознании
Поцелуй тьмы
Не прощаюсь
Синон
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху
В опасности
Сантехник с пылу и с жаром
Дети судного Часа