ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же, по мнению Бертолли, такая компания абсолютно не подходила для прекрасной молодой девушки. Конечно, не было ничего удивительного в том, что Трейс Тейлор заинтересовался Бетани. В горах события иногда приобретают весьма интересный оборот. Возможно, следует предупредить Бетани Брейсфилд, чтобы она не слишком увлекалась проводником.

Женщины всегда любили Тейлора, и тот умело использовал их. Бертолли видел и слышал достаточно, чтобы понять — Трейс холодный и жесткий человек, не способный на глубокие чувства. Внутренний голос подсказывал итальянцу, что дочь профессора — особый случай. За внешней броней скрывалась душа чувственной, но очень ранимой женщины. Только бы у нее хватило рассудка не связываться с Тейлором, иначе все может закончиться трагично.

Бертолли был бы весьма удивлен, узнав, что Бетани думает о том же самом. Влечение к Трейсу таило в себе опасность, и она твердо решила даже не смотреть в его сторону. Всего за две недели он полностью завладел ее мыслями и снами. Мужчины, подобные Трейсу Тейлору, опасны для такой женщины, как она!

Бетани постаралась переключить свое внимание на Бентуорта, который рассказывал о Боливии, храмах майя в Мексике и других интересных вещах. Когда завтрак подошел к концу, она решила уйти из столовой первой, чтобы не дать Тейлору заговорить с ней, но, к ее отчаянию, он исчез раньше. Почему он думает, что может пренебрегать ею? Сначала целует при лунном свете, а потом делает вид, что ее вовсе нет? Она даже не осознала, насколько противоречивы ее мысли.

После завтрака профессор Брейсфилд, Бентуорт и синьор Бертолли отправились осматривать развалины крепости на холме, а Бетани, сославшись на легкое недомогание, осталась в доме. Ей хотелось побыть одной. Кроме того, она бы не выдержала еще одной лекции по археологии.

Отец пообещал вернуться до темноты, чтобы отправиться в дальнейший путь на рассвете следующего дня. Бетани дождалась их ухода и пошла в библиотеку синьора Бертолли. Там она обнаружила несколько книг об искусстве Перу и удобно устроилась в кресле, наслаждаясь чтением.

В полдень Мартина накрыла для нее на террасе стол и подала ленч. Бетани ела медленно, растягивая удовольствие от еды, солнечного дня и одиночества. Она слишком много времени провела среди большого количества людей. Теперь, при свете дня, события вчерашней ночи казались ей более прозаическими.

Она вспомнила о своей неприязни к Спенсеру Бентуорту и решила, что слишком поспешно осудила его. Ведь он был настоящим английским джентльменом, сдержанным и немного суховатым. То, что она чувствовала себя с ним не слишком комфортно, вероятно, объяснялось именно его холодностью.

А вот Трейс Тейлор — прямая противоположность Бентуорту. Едкий, язвительный, жесткий, если не сказать жестокий. Разве Трейс не доказал ей, что он именно таков, когда грубо обнимал и целовал ее вчера? Бетани вдруг пришло в голову, что, по-видимому, он считал ее легкодоступной. Эта мысль была настолько неприятна, что она встала с кресла и подошла к балюстраде террасы. Внизу расстилался Куско, который в ярких лучах солнца уже не казался таким загадочным, как при первом знакомстве с ним.

Потом Бетани посмотрела в сторону крепости, куда отправились отец и остальные. Массивные каменные стены, казалось, нависали над городом с вершины холма.

— Впечатляющее зрелище, правда?

Бетани испуганно обернулась, ее сердце затрепетало при виде приближающегося Трейса. Он был без шляпы, его густые темные волосы разметал ветер. Она обратила внимание, что на этот раз при нем не было оружия. Его темные глаза улыбались, чувственные губы красиво выделялись на свежевыбритом лице. Да, Трейс Тейлор был очень красив. Бетани постаралась ничем не выдать своих чувств, только ее пальцы судорожно теребили юбку.

— Да, — тихо произнесла она, — очень впечатляющее.

— Интересно, были ли испанцы так же впечатлены храмом Солнца, который разрушили? — Он облокотился о балюстраду рядом с Бетани. — Или золото лишило их способности видеть прекрасное? Жажда наживы творит с людьми страшные вещи. Некоторые даже способны убить за несколько золотых безделушек.

— Ты пытаешься мне что-то объяснить? — спросила Бетани. — Или просто хочешь поболтать?

— И то и другое. — Трейс окинул взглядом город внизу. — Считай, как хочешь.

Бетани поправила прядь волос, выбившуюся из прически и щекотавшую ей шею, и мысленно укорила себя за то, что излишне беспокоится о своей внешности. Нужно было сразу вернуться в дом, но ей не хотелось демонстрировать Трейсу свой страх перед ним.

— Почему ты не пошел с остальными? — спросила она.

— Я уже видел эти руины. А ты почему? — Бетани улыбнулась:

— Я не была уверена, что выдержу еще одну лекцию. Да и отец обязательно все мне подробно расскажет, когда вернется.

— Бетани, скажи, вся твоя жизнь будет такой? — Вопрос был таким неожиданным, что она даже не обратила внимания на то, что задан он был весьма фамильярным тоном. — Ты собираешься и дальше жить интересами других?

— Я не понимаю, о чем ты! — воскликнула она, но Трейс только покачал головой и накрыл ее руку своей ладонью.

— Нет, понимаешь. Ты позволяешь твоему отцу жить за тебя. Он делает что хочет, едет куда хочет, абсолютно не задумываясь о твоих желаниях. Я не понимаю, — его голос стал громче, — ты слишком благородна или просто глупа?

— Не тебе судить! — Бетани выдернула свою руку, ее глаза потемнели от гнева. — Это не твоя жизнь, и я не понимаю, почему тебя должно заботить, что и как я делаю!

— Я ненавижу, когда кто-то бессмысленно тратит свои силы и время. — Трейс тоже разозлился и не скрывал этого.

— Наверное, ты полагаешь, что твоя жизнь полна смысла? — парировала она.

— Бетани, Бетани, по крайней мере, я делаю то, что хочу я, а не то, что мне приказывают хотеть другие. — Он схватил Бетани за руку, так как она попыталась уйти. — Проще всего сбежать от проблемы. Это только доказывает, что ты боишься признать, что я прав.

— Я не собираюсь стоять здесь и признаваться тебе в чем бы то ни было… — начала Бетани, но вдруг подумала, что слова Трейса всего лишь еще одна попытка заставить ее отказаться от участия в экспедиции. — А-а-а, я поняла, что ты задумал! На самом деле тебя не волнуют ни моя жизнь, ни мои желания. Тебе нужно одно — чтобы я не ехала дальше, так как создаю неудобства тебе!

Трейс отпустил ее руку и пожал плечами. Его злость улетучилась, взгляд снова стал насмешливым.

— Кажется, мы опять ссоримся. Ты всегда такая подозрительная?

— Когда имею дело с тобой, да!

— Похоже, слухи, которые распускает Бентуорт, возымели свое действие. — Бетани нахмурилась.

— Да, он кое-что говорил о тебе, — призналась, она. — Так это правда?

— Возможно. Зависит от того, что именно он говорил и о чем умолчал. — Трейс зло усмехнулся. — В Лиме все знают, что я единственный, кто выжил в последней экспедиции. После такого случая обо мне как о проводнике должны были бы забыть. Бывает, что один или два безумца допускают глупые ошибки и гибнут, но чтобы целая экспедиция… Это заставляет задуматься.

— О чем?

— Почему припасы, которые надежно сохраняются, вдруг исчезают за одну ночь. Почему индейцы, всегда дружелюбные и гостеприимные, неожиданно превращаются во врагов. И все в таком роде.

Бетани смотрела на него, широко раскрыв глаза.

— Ты хочешь сказать…

— Я ничего не хочу сказать, — перебил ее Трейс. — Просто размышляю вслух.

— А мне кажется, что ты снова пытаешься отпугнуть меня, — решительно заявила она. — Надеюсь, завтра ты прекратишь этим заниматься.

— Видимо, мне придется смириться, — усмехнулся он.

— Да, придется.

— И сдаться.

Бетани смело посмотрела на него.

— Да.

Он подошел к ней вплотную.

— Но я не хочу сдаваться без боя.

Легкая хрипотца, появившаяся в его голосе, насторожила Бетани. Она поняла, что он сделает в следующую минуту, но не предприняла ни малейшей попытки помешать ему. Скорее она ждала этого с того самого момента, как увидела его на террасе. Поэтому, когда Трейс обнял ее и привлек к себе, она даже не сопротивлялась.

23
{"b":"4638","o":1}