ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 3

Профессор Брейсфилд нетерпеливо расхаживал по палубе парохода. Завидев портовые постройки, он даже начал приплясывать от возбуждения.

— Смотри, Бетани, мы почти на месте! — воскликнул он. Его глаза радостно блестели за стеклами очков, а широкая улыбка заставила дочь улыбнуться в ответ.

— Честно говоря, я думала, что мы никогда не доберемся, — призналась она, уверенно держась на палубе. После долгого плавания Бетани настолько приспособилась к корабельной жизни, что могла устоять на ногах даже в самый жестокий шторм.

Они находились к югу от экватора, поэтому погода стояла соответствующая: в Калифорнии уже наступила зима, а здесь было жарко и влажно. Волосы влажными прядями касались шеи Бетани, и она решила закрутить их в тугой пучок на затылке. Кроме того, она сменила юбку на брюки и надела тонкую батистовую рубашку с короткими рукавами.

Сначала смена ее гардероба немного шокировала профессора Брейсфилда, но когда дочь объяснила все преимущества такой удобной одежды, ему пришлось согласиться с ней. Единственное, что его все-таки смущало, это то, что мужская одежда слишком подчеркивала достоинства ее стройной фигуры.

— Так ты выглядишь очень, м-м-м, очень женственно, — немного поколебавшись, признал он.

— Но я же женщина, папа! — рассмеялась в ответ Бетани.

— Но зачем выставлять это на всеобщее обозрение? — Брейсфилд поправил непослушную прядь, выбившуюся из ее пучка, и ласково улыбнулся дочери. — Я не хочу, чтобы какой-нибудь удалец, увидев эту красоту, похитил тебя у меня, — добавил он наигранно-шутливым тоном, маскирующим искреннюю тревогу. Однако, заметив выражение боли в глазах дочери, торопливо добавил: — Прости, Бетани. Кажется, я опять сказал что-то не то…

— Дело не в тебе, а во мне, — улыбнулась она и пожала плечами. — Мне не следовало так переживать из-за того, что сделал Стивен. В конце концов, не все люди такие, как он. Нельзя же жить, постоянно ощущая себя ущербной.

Правда, это легче было сказать, чем сделать. Бетани еще некоторое время думала об этом, когда отец спустился вниз, чтобы собрать свои вещи. Бетани стояла на корме и смотрела на приближающуюся линию берега. Стивен Аверил очаровал, покорил, а затем бросил ее. И хотя все произошло уже два года назад, воспоминания об этом еще терзали ей сердце. Почему она не могла забыть его? Забыть ту боль, которую испытала, когда Стивен оставил ее стоять в одиночестве перед алтарем? Ну, здесь она, пожалуй, прибегла к метафоре, вообще-то все было не совсем так, однако теперь Бетани знала, что не следует доверять красивым мужчинам с хорошо подвешенным языком и не стесняющимся выказывать расположение к женщинам. Стивен оказал ей большую услугу, признавшись, что не может быть привязан к одной женщине. Если бы только он сказал это до того, как она влюбилась в него!

Увидев приближающегося отца, Бетани постаралась придать лицу безмятежное выражение и отогнать мысли о Стивене.

— Ты как раз вовремя! — улыбнулась она. — Мы скоро пришвартуемся. Я думала, что ты никогда не выйдешь из своей каюты.

Профессор Брейсфилд озабоченно похлопал по многочисленным карманам своей куртки с короткими рукавами. Она была сшита по его специальному заказу и имела восемь карманов спереди и по бокам. В них профессор хранил все самое необходимое: блокнот, несколько карандашей, географические карты, небольшие инструменты для раскопок на тот случай, если вдруг ему представится возможность откопать какую-нибудь редкость. Там же он держал несколько носовых платков, курительную трубку, спички, кисет с табаком и другие жизненно важные мелочи.

— Бетани, носильщик должен доставить наш багаж в гостиницу, но я не помню ее названия, — рассеянно произнес профессор. — Кроме того, мы должны встретиться с тем проводником, которого нанял для нас Бентуорт, однако я забыл его имя. Как же мы узнаем его?

— Папа, мы должны остановиться в гостинице «Роял армс», а проводника зовут Трейс Тейлор. Вся необходимая информация записана у меня вот здесь, — сказала она и дотронулась пальцем до своего лба. — Если мы не встретим Тейлора в порту, то, уверена, он сам отыщет нас в гостинице. А теперь покажи мне нашего носильщика, и я прослежу за багажом.

— Да, именно так! — просиял профессор. — Наш носильщик — высокий лысый мужчина в белой форменной куртке.

Бетани окинула взглядом палубу, на которой находилось бессчетное количество высоких лысых мужчин в белых куртках, и вздохнула:

— Хорошо, я найду его. Если мы потеряемся в толпе, отправляйся прямо в гостиницу и жди меня там. Не беспокойся, со мной все будет в порядке. Я вполне могу позаботиться о себе.

Это действительно было так: уже много лет Бетани заботилась не только о себе, но и о своем отце. Она привыкла к его неспособности ориентироваться в житейских проблемах, ведь он жил в мире археологических открытий, черепков и пыльных рукописей. Увидев современное здание, профессор ни за что не смог бы сказать, когда оно было построено, но стоило показать ему крохотный осколок керамики или камня, он с легкостью определял его как фрагмент культового храма ацтеков доколумбовой эпохи. Да, ее отец жил в совершенно ином мире.

Бетани переключила свое внимание на порт, со всех сторон окруженный песчаными дюнами. За портом Кальяо находилась столица Перу — Лима, а у горизонта высоко в небо врезались величественные Анды. Горная цепь была похожа на зубчатый хвост дракона, охранявшего древние тайны. Бетани вздрогнула при этой мысли. Судя по всему, путешествие обещает быть очень интересным, и она была рада, что поехала вместе с отцом.

К тому времени, когда Бетани отыскала носильщика и сообщила ему название отеля, профессор Брейсфилд окончательно потерялся. Как выяснилось позже, он сел не в тот экипаж, и измученный возница перевозил его из одной гостиницы в другую, пока наконец профессор не нашел «Роял армс» и свою дочь.

— Я так и знала, — пробормотала Бетани, давая вознице щедрые чаевые. — Папа, неужели ты не смог запомнить название гостиницы?

Но отец не слушал ее: он увидел в фойе знакомое лицо и с радостным криком замахал рукой:

— Бентуорт! Вы уже здесь!

Бетани обернулась и едва сдержала неприязненный вздох. Она тоже увидела высокого седовласого англичанина, одетого с необычайной тщательностью и аккуратностью. Мистер Бентуорт носил твидовую кепку, которая, как он полагал, придавала ему спортивный вид. В руке он держал резную трубку, выполненную в виде головы льва. Присутствие Спенсера Бентуорта в Кальяо вызвало у Бетани глухое раздражение. Она не доверяла этому человеку, и он ей решительно не нравился. В нем было что-то скользкое. Когда он говорил, казалось, его слова обволакивают собеседника, лишая того собственно воли и ввергая в необоснованную эйфорию.

Спенсер Бентуорт направился к ним с радостной улыбкой на лице.

— Какая радость встретить вас здесь, дружище! — воскликнул он, пожимая руку профессора. — Знаю, вы сгораете от желания поскорее отправиться в экспедицию. Что, угадал? О, а вот и наша очаровательная мисс Брейсфилд! Дорогая, в этих брюках вы выглядите просто великолепно. Однако впервые вижу вас в очках. Страдаете близорукостью?

Его слащаво-любезный тон действовал Бетани на нервы.

— Благодарю вас за комплименты, мистер Бентуорт. А что касается очков, то я ношу их тогда, когда считаю нужным, — отрезала она.

Сказав это, Бетани поправила на переносице очки в толстой оправе. В действительности они были ей не нужны, но она использовала их как своего рода защиту. Бетани случайно обратила внимание на то, что иногда люди, надев очки, вызывают невольное уважение и кажутся более умными, чем есть на самом деле. Она решила использовать это заблуждение в своих интересах, но, похоже, Бентуорт не попался на ее удочку. Бетани высоко подняла голову и смело посмотрела в его смеющееся лицо.

— О, извините меня, мисс Брейсфилд. Не хотел вас обидеть. Просто я был очень удивлен, увидев вас. Я даже не предполагал, что вы приедете вместе с профессором.

3
{"b":"4638","o":1}