ЛитМир - Электронная Библиотека

Бетани не хотела думать ни о чем больше, только об этом мгновении, о том, что Трейс хочет ее, а она хочет Трейса. Он любил ее и повторял без конца ее имя. Он делал это так нежно, что ей хотелось слышать его шепот бесконечно…

Ее руки гладили выпуклые мышцы его спины. Движения Трейса стали ускоряться, заставляя и Бетани двигаться все быстрее и быстрее. Она обхватила ногами его бедра, двигаясь навстречу ему судорожными толчками. Когда после оргазма они оба затихли в полном изнеможении, Бетани поняла, что с этого момента все в ее жизни будет другим.

Глава 15

Звон посуды и тихое похрапывание мулов разбудили Бетани. Она протерла заспанные глаза и, завернувшись в одеяло, подошла к костру, манящему к себе ароматом только что сваренного кофе.

Она незаметно поглядывала по сторонам, пытаясь отыскать Трейса, но его нигде не было. Бетани сжала в руках кружку с обжигающим кофе и принялась пить, стараясь выглядеть спокойной. Воспоминания о прошлой ночи все еще были столь же сильными, как и болезненное томление, ощущаемое ею между ног. Где же Трейс? Захочет ли он ее снова? Бетани не могла думать ни о чем другом.

Наконец она увидела Трейса. Он подошел к костру и налил себе кофе, затем отыскал взглядом Бетани, но она сделала вид, что ничего не замечает. Если бы она посмотрела на него, ее лицо немедленно выдало бы ее эмоции.

Этим утром он показался ей еще красивее. Рубашка была расстегнула на его груди, смуглая кожа лоснилась под лучами утреннего солнца. Когда Трейс подошел к носильщикам, Бетани с трудом отвела от него взгляд. Но она не могла заставить себя не думать о нем и о том, что произошло ночью. Поэтому, когда к ней подошел отец, Бетани даже не слышала, что он ей говорил.

— Очень хорошо, — автоматически ответила она и увидела, что лицо профессора выразило искреннее изумление. — Прости, папа, что ты сказал?

— Я сказал, что Броуди предупредил меня о жестоких племенах, обитающих неподалеку. Встреча с ними может быть очень опасной.

— А-а, — протянула Бетани и вновь взглянула в сторону Трейса. — А что говорит Тре… мистер Тейлор?

— Я с ним еще не разговаривал об этом.

— Понятно. — Бетани взяла седло и направилась к своему мулу. — Думаю, следует сначала выслушать его мнение.

— Возможно, ты права, — вздохнул профессор. — Надеюсь, эти дикари не помешают нам добраться до затерянного города.

Слова отца вызвали у Бетани сильное раздражение. О чем он только думает? Неужели его мысли отданы одной археологии? А как же их безопасность? Видно, древние камни для отца дороже человеческой жизни! Брейсфилд правильно истолковал выражение лица дочери и сказал:

— Я хочу, конечно, чтобы с нами все было в порядке. Но мы так близко к цели, что… что будет ужасно жаль возвращаться назад.

Профессор Брейсфилд был не единственным, кого волновала судьба экспедиции. Мрачное выражение лица Броуди свидетельствовало о его крайнем беспокойстве. Он подошел к Трейсу и спросил:

— Тейлор, что ты собираешься делать? — Тот лишь пожал плечами:

— О чем ты?

— Ты знаешь о чем! О диких племенах, этих охотниках за головами, на чью территорию мы входим!

— Нам остается только ждать, что произойдет, — спокойно ответил Тейлор. — Никому не нравится, когда вторгаются на его землю. Или ты считаешь, что только апачи нападают на чужаков?

Бетани не понимала смысла их разговора, но Броуди прекрасно знал, на что намекает Тейлор, и его лицо исказила злоба.

— То было давно! — воскликнул он. — Здесь другая страна, другая ситуация!

— Меня не волнует прошлое. Главное, чтобы ты ничего не забыл. — Трейс небрежным движением достал револьвер. — Не забывай, что у тебя есть обязательства перед другими. И если случится беда, постарайся сделать так, чтобы спаслись все, а не только ты один.

Броуди молча повернулся и ушел. Трейс посмотрел на Бетани, и его взгляд потеплел, когда он заметил выражение испуга на ее лице.

— Мисс Брейсфилд, беда вполне может обойти нас стороной, — успокаивающе произнес он.

— Но может и не обойти? — спросила она, пытаясь скрыть дрожь в голосе. Трейс усмехнулся:

— Может. В любом случае я буду начеку.

— Надеюсь, мы все будем начеку, — вздохнула Бетани и посмотрела на отца, который был явно очень взволнован.

— Послушайте, Тейлор! — Профессор нервно поправил очки, сползшие на кончик носа. — Мы почти у цели! Неужели конфликт с какими-то дикарями заставит нас отказаться от поисков затерянного города? Я не могу согласиться с этим!

— Профессор, я уже сказал, что все может пройти вполне мирно. Однако было бы глупо не приготовиться к возможным проблемам. — Трейс говорил совершенно спокойно и смотрел прямо в глаза Брейсфилду. — Я немного говорю на некоторых языках местных племен. Поэтому я пойду вперед, чтобы выяснить, так ли прав Броуди, заранее поднимая панику.

— Вы оставите нас одних? — ужаснулся Брейсфилд.

— Не совсем. — Трейс указал на индейцев-носильщиков и двух офицеров. — Этих людей вполне достаточно, чтобы обеспечить вашу защиту на время моего отсутствия. Идите за Сантосом. Думаю, он знает дорогу не хуже, чем я. Я скоро вернусь.

Бетани хотела попросить его остаться, но не смогла произнести ни слова. Трейс больше не смотрел на нее. Он подошел к носильщику, которого назвал Сантосом, и о чем-то поговорил с ним. Через минуту Трейс уже скрылся в густых джунглях.

Содрогнувшись, Бетани подумала, что, похоже, их приключение становится по-настоящему опасным. Кто знает, может быть, опасность была совсем рядом, когда вчера они занимались любовью в древнем бассейне?

У нее похолодело все внутри, как только она на мгновение представила, что Трейс может не вернуться. Вдруг Броуди был прав?

Сантос сделал знак двигаться, и Бетани на время отвлеклась от мрачных мыслей. Она села на мула и направилась вслед за новым проводником. С Трейсом все будет в порядке, убеждала она себя. С ним должно быть все в порядке. Теперь она знала, что любит его, и не могла даже подумать о том, чтобы потерять Трейса Тейлора!

Трейс сменил ботинки на мягкие мокасины из кожи ламы, в которых можно было почти бесшумно продвигаться по дороге, едва угадываемой во мраке джунглей. Его лицо заливал пот, и ему несколько раз пришлось вытирать лоб рукавом рубашки. Нервы Трейса были напряжены до предела. В любую секунду он мог столкнуться или с пумой, или с охотником за головами, а ни одна из этих встреч не сулила ничего хорошего.

Иногда спускающиеся с деревьев лианы нависали так низко, что приходилось ползти на четвереньках. Тонкая кожа мокасин почти не защищала подошвы от веток и острых камней, и Трейс не раз выругался, наступив на торчащий из земли сук. Однако легкая обувь позволяла двигаться более свободно, чем ботинки на толстой подошве.

Добравшись до высокой скалы, возвышавшейся над джунглями, Трейс взобрался на нее и осмотрел территорию. Он заметил внизу караван, возглавляемый Сантосом, однако не обнаружил никаких признаков присутствия индейцев. Но Трейса беспокоило внезапно возникшее у него предчувствие опасности. Он не мог бы объяснить, чем оно вызвано. Ничто, казалось, не предвещало беды, и Трейс покачал головой. Было глупо терзать себя понапрасну. Следовало продолжать путь, однако ему не мешало быть более бдительным.

Трейс присоединился к остальным в небольшой долине, прямо перед переправой через реку. Бетани испытала невероятное облегчение, увидев его. Но он даже не взглянул на нее, а сразу направился к Сантосу.

— Ведет себя, как самодовольный идиот, а не как человек, знающий, что делает, — недовольно пробурчал Броуди, ехавший рядом с Бетани. — Я тоже хочу знать, видел ли он этих кровожадных дикарей…

— А почему бы тебе не спросить его об этом? — холодно перебила его Бетани.

Броуди неприязненно посмотрел на нее и поехал вперед, к Сантосу и Трейсу.

— Эй! — громко крикнул он. — Ну что ты узнал? — Трейс медленно обернулся:

— Ты говоришь со мной?

— А с кем еще? — Глаза Трейса злобно сузились.

32
{"b":"4638","o":1}