ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему вас это удивляет? Я всегда помогала отцу в работе.

Бетани была возмущена. Неужели он сомневается в ее компетентности и способности быть полезной только потому, что она женщина?

— О да, конечно, мисс Брейсфилд. — Тон Бентуорта был настолько покровительственным, что Бетани покраснела. — Будучи дочерью такого знаменитого ученого, вы не могли не научиться многим вещам, не так ли?

— Не так. Я многому научилась благодаря упорному труду, как и любой другой человек.

— Да, да, конечно. — Бентуорт снова повернулся к профессору: — Я договорился о вашей встрече с проводником. Она должна состояться завтра утром. Думаю, вы не станете откладывать начало экспедиции, так что я взял на себя смелость предложить этому человеку щедрое вознаграждение, чтобы он действовал как можно быстрее.

— Да, да! А теперь скажите, этот человек действительно видел затерянный город своими глазами? — нетерпеливо спросил Брейсфилд. — Я правильно понял, что именно там были найдены те предметы, которые вы мне прислали?

— В определенной степени да. Они были найдены в нижней части дороги, ведущей к древним развалинам, — ответил Бентуорт и внезапно добавил серьезным тоном: — Вы должны знать, что эта экспедиция может оказаться весьма опасной. Вашим предшественникам, скажем так, не слишком повезло. Конечно, все произошло из-за халатности участников, а не по вине проводника, но…

— Простите, — прервала его Бетани, — если я не ошибаюсь, этот проводник, Тейлор, виноват в гибели предыдущей экспедиции?

— Нет, моя дорогая, — холодно ответил Бентуорт, вынимая трубку изо рта. — Проблема заключалась в некотором непонимании, возникшем между Тейлором и руководителем экспедиции.

— Прошу вас, объясните подробнее. — Боясь очередной обтекаемой лжи, Бетани решила проявить настойчивость. — Я хочу точно знать, что кроется за вашими словами о невезении и халатности.

Но Бентуорт не торопился с ответом. Он предложил профессору и его дочери сесть и заказал прохладительные напитки.

— Сегодня жаркий день, — с улыбкой пробормотал он. Когда же, наконец он начал свой рассказ, то обращался исключительно к профессору, демонстративно игнорируя напряженный взгляд Бетани. По словам Бентуорта выходило, что между руководителем экспедиции Гиббсом и Тейлором возник конфликт. Тейлор настаивал на возвращении, но Гиббс убедил большую часть участников продолжать путь. Группа разделилась.

— Гиббс и его люди погибли, — продолжил Бентуорт после долгой паузы. — Люди Тейлора тоже не вернулись, хотя сам он остался жив.

— Значит, никто, кроме него, не может рассказать, что там произошло, — заключила Бетани. — Кто-нибудь может подтвердить рассказ этого Тейлора?

— К сожалению, нет. Но он много лет работал на меня, и я вполне доверяю его словам.

— Великолепно! — фыркнула Бетани. — Насколько я понимаю, вы не являетесь членом нашей экспедиции. Может быть, причина заключается в некомпетентности Тейлора?

— О, мисс Брейсфилд, мисс Брейсфилд, — укоризненно покачал головой Бентуорт. — Вы несколько сгущаете краски. То, что случилось с той экспедицией, ни в коей мере не было связано с Тейлором. Дневники, которые он представил, содержат доказательства его невиновности. Даже суд…

— Суд? — Голос Бетани зазвенел от возмущения. — Вы наняли в качестве проводника человека, который привлекался к суду? — Она говорила так громко, что на них начали обращать внимание.

Профессор Брейсфилд недовольно заерзал на своем стуле и наклонился к дочери, пытаясь успокоить ее:

— Бетани, позволь мистеру Бентуорту закончить его рассказ.

На лице профессора играла беззаботная улыбка: он собирался отправиться в экспедицию, невзирая ни на какие препятствия. Остановить его было уже невозможно.

— Я выслушаю его, — холодно согласилась Бетани, — но не более того!

Тем временем Бентуорт невозмутимо раскурил свою трубку и продолжил:

— Надеюсь, вы знаете, что в подобных случаях всегда проводится разбирательство. Тейлора тщательно допросили, и он полностью доказал свою невиновность.

— Бентуорт, послушайте, — вступил в разговор профессор, который, казалось, пропустил мимо ушей все, что говорилось до этого. — Вы знаете, что результаты раскопок должны быть отправлены в университет, который я представляю. Я понимаю, что вы можете претендовать на некоторые вероятные находки. Однако было бы справедливым заранее предупредить вас, что я хочу, нет, требую, чтобы право первооткрывателя принадлежало мне!

— Мой дорогой профессор! — воскликнул Бентуорт. — Можете не сомневаться в этом! Я бы никогда не стал просить вас возглавить экспедицию, если бы не собирался возложить на вас славу самого великого открытия десятилетия, нет, пожалуй, всего столетия!

Брейсфилд радостно улыбнулся, не обращая внимания на мрачное выражение лица дочери.

— Папа, о чем ты говоришь? Неужели тебя не беспокоит опасность, которая может угрожать нашим жизням?

— О, дорогая, никакие опасности не должны останавливать нас на пути к успеху, — ласково похлопал ее по руке профессор. — Мистер Бентуорт, несмотря на его финансовую поддержку, любезно согласился оставить права на открытие мне и моему университету. Это очень великодушно с его стороны.

Бетани не верила ни в великодушие Бентуорта, ни тем более в его бескорыстие. Конечно, если древний город будет найден, весь мир узнает, что это сделал ее отец. Однако во всем этом было что-то вызывавшее у нее настороженность.

— Но почему именно Тейлор, а не другой проводник? Тот, кто возвращается из экспедиций вместе с ее участниками?

— О, все очень просто, — улыбнулся Бентуорт. — Тейлор — единственный из оставшихся в живых, кто знает дорогу туда. Вернее, он единственный белый человек. Есть еще индейцы, но я сомневаюсь, что вы сможете заставить их отвести вас туда.

Бетани задумалась.

— А в скольких экспедициях работал Тейлор после того… несчастного случая? — спросила она.

— Ни в одной.

— Ни в одной? — эхом откликнулась Бетани, бросая многозначительный взгляд на отца. — А могу я спросить почему?

Вопрос был явно неприятным, но Бентуорт нашел в себе силы ответить:

— Потому, что после того случая и последовавшего за ним суда мистер Тейлор впал в запой. Беднягу сильно подкосили все эти несчастья.

— Замечательно! — Бетани в негодовании вскочила со своего места. — Папа, мы возвращаемся в Калифорнию следующим же пароходом. Мне совершенно ясно, что мистера Бентуорта нисколько не беспокоит наша безопасность. Как он мог подумать, что мы…

— Мисс Брейсфилд, — холодно прервал ее Бентуорт, — я нанял мистера Тейлора, потому что он единственный белый человек, который знает, как найти развалины. И он один способен вернуться из этих более чем опасных мест. Сам Тейлор тоже весьма опасный человек, и вы это увидите, но это качество необходимо в его работе. Менее опасный человек просто не выживет в джунглях. Однако, если вы решительно настроены вернуться, — он поднялся со стула, — я буду вынужден обратиться к профессору Мориарти. Конечно, он не так хорошо знает историю инков, как профессор Брейсфилд, но…

— Ни в коем случае! — почти закричал профессор, и его лицо побагровело. — Бентуорт, моя дочь не хотела обидеть вас. Просто она очень волнуется за меня. Конечно же, мы ничего не имеем против мистера Тейлора. И потом, что это за экспедиция, в которой нет опасностей? — Он улыбался, а его рука крепко сжимала запястье Бетани, умоляя молчать. — Завтра с первыми лучами солнца мы будем готовы.

Бетани нехотя кивнула, уступая отцу, так как альтернативы она не видела. Тем не менее, происходящее нравилось ей все меньше и меньше.

Остаток дня был посвящен прогулке по Лиме. Бетани посетила несколько музеев, побродила по улицам, осмотрела старинные храмы.

Несмотря на грязь и запущенность, город производил сильное впечатление. Он был основан в 1535 году и с тех пор всегда оставался столицей. Изящные балконы в стиле барокко нависали над узкими улочками, по которым, как и сотни лет назад, ходили индейцы, ведя за собой тяжело нагруженных лам. Казалось, время замерло в этом древнем городе, и Бетани легко могла представить себе, как протекала здесь жизнь еще до прихода испанцев. Конечно, сказывалось и влияние испанских завоевателей, в том числе и на архитектуру; однако дома были построены на фундаменте построек инков.

4
{"b":"4638","o":1}