ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это его выбор, — тихо сказал Трейс.

— Знаю.

— Тогда не переживай из-за этого.

— А что, мой голос звучит слишком грустно? — вспылила Бетани.

— Нет, весело. Как у собаки, которой дверью прищемили хвост!

Это окончательно вывело Бетани из себя.

— Скажи, тебе никогда не приходило в голову, что ты не можешь знать все на свете?

— Приходило, и не раз. Но я точно знаю, когда нужно перестать биться головой о каменную стену. А вот в твою программу обучения это, видимо, не входило.

— О чем ты?

— О том, что если тебе не удалось изменить отца за двадцать лет, ты не сможешь изменить его и сейчас. Он не обращает внимания ни на что, кроме работы. Такой он человек. Твои попытки перевоспитать его наверняка доставляют вам обоим только лишние хлопоты.

— Это лишь твое мнение! — в запальчивости воскликнула Бетани, однако в глубине души она понимала, что Трейс прав.

Ни одна ее попытка повлиять на привычки отца не увенчалась успехом. Если Бетани начинала сердиться, то отец — в тех случаях, когда замечал ее раздражение, — совершенно не понимал, чем оно вызвано. Но упрямство и гордость не позволяли Бетани сразу согласиться с Трейсом. Как ни странно, он все понял и сказал:

— Поверь, я знаю, как тебе нелегко. — Он ласково улыбнулся ей. — Знаешь, если бы не твое упрямство, ты была бы очень интересной женщиной.

— Тебе нравятся интересные женщины?

— Мне нравишься ты, — тихо ответил он. Дыхание Бетани участилось. Она совершенно не удивилась, когда Трейс встал и протянул ей руку.

— Хочешь немного прогуляться со мной? — Никто не заметил, как они пересекли площадь и скрылись в темноте. Эхо их шагов отражалось от каменных стен, когда они переходили от дома к дому.

— Давай остановимся тут, — предложила Бетани и подошла к стене, окружавшей город. — Я чувствую себя словно древняя богиня, смотрящая на мир с высоты небес.

Трейс не мог оторвать взгляд от ее прекрасного лица, мерцающего в свете луны.

— Ты действительно похожа на богиню.

Бетани повернулась к нему. С ее губ были готовы сорваться десятки вопросов об их будущем, но она боялась услышать ответы на них. Если Трейс ответит не так, как она ожидает, ее сердце будет разбито.

— Теперь я не похожа на женщину с вилами? — шутливо спросила она.

— Немного, — усмехнулся он.

— Немного?

— О нет, Бетани Брейсфилд. — Он прижал ее к себе. — Ты похожа только на себя.

Их губы слились в поцелуе, и очень скоро они начали задыхаться от желания. Трейс хотел ее с такой силой, что едва мог устоять на ногах. Это было безумием — постоянно хотеть ее вопреки всем обстоятельствам и здравому смыслу. Бетани чувствовала, как ее кровь закипает от одного прикосновения Трейса. Тело изнывало от внутреннего напряжения, требовавшего разрядки.

— Давай найдем какое-нибудь место поукромнее, — предложил он, и она с готовностью кивнула.

Он привел ее на небольшую площадку, заросшую травой. Рядом проходил один из каналов, по которому вода стекала в широкий бассейн. Когда Трейс притянул ее к себе резким, выдающим его нетерпение движением, Бетани больше не могла думать ни о чем, кроме прикосновения его рук и губ. Она почувствовала степень его напряжения, и огонь, горевший внутри его, зажег и ее.

Ее руки двигались так же быстро, как и его. Она кое-как справилась с пуговицами на его штанах, чтобы освободить его напряженный член.

— Бетани, — простонал Трейс, когда ее рука заскользила по его мужскому естеству.

Он стал целовать ее и целовал до тех пор, пока ее тело не начало содрогаться от желания впустить его. Тогда он поднял ее на руки и положил на мягкую траву. Его колени раздвинули ее бедра, а губы жадно припали к губам. Затем он начал медленно посасывать один сосок, а второй обхватил пальцами. Бетани закричала от наслаждения. Ее руки скользили по его плечам. Она подняла ноги и обвила их вокруг бедер Трейса, пытаясь заставить его войти в нее.

— Ты устала от ожидания, как и я? — прошептал он, прежде чем их тела соединились.

Он начал двигаться в бешеном темпе, но Бетани не отставала от него. Ее мышцы судорожно сокращались, и вскоре наступила кульминация. Трейс задержался лишь на долю секунды. Он застонал и без сил упал на нее.

Некоторое время они лежали неподвижно. Трейс все еще оставался в ней, и Бетани не отпускала его, удерживая ногами за талию. Ей казалось, что она умирает от любви к нему. Чувствует ли он то же самое по отношению к ней? Или для него все по-другому?

Наконец Трейс поднял голову и посмотрел на Бетани:

— Я не могу быть рядом с тобой и не хотеть тебя. Это выше моих сил.

Только это? Вопрос едва не сорвался с ее языка. Но Бетани лишь улыбнулась и поцеловала его в подбородок.

— Колется, — прошептала она.

— Знаю. Завтра утром побреюсь. С этой щетиной у меня бандитский вид.

— Ты и есть бандит, — сказала она и, боясь, что он превратно поймет ее, торопливо добавила: — Ты украл мое сердце.

Трейс долго смотрел ей в лицо, едва различимое в тени его широких плеч.

— Не знаю, — неуверенно произнес он. — Это правда? — Бетани не хотелось, чтобы он догадался о глубине ее чувств. Поэтому она проговорила с деланным равнодушием:

— Сегодня — да. А потом… не знаю, посмотрим, что будет потом.

Трейс провел пальцем над ее верхней губой, где выступили бусинки пота, а затем облизнул палец языком.

— Мм-м, как вкусно. Раз сегодня ночью я — похититель сердец, то почему должен останавливаться на этом? Бетани Брейсфилд, я хочу тебя всю, твои сердце, душу и тело.

Бетани не решилась сказать, что все это и так уже принадлежит ему. Она закрыла глаза и начала двигаться в такт ему, пока наслаждение не вытеснило из ее души все иные эмоции. Это была долгая, сладостная пытка. Они занимались любовью так, словно завтра не должно было наступить.

Были только он и она. Она любила Трейса и хотела, чтобы он тоже любил ее. Все остальное не имело никакого значения.

Глава 19

Расхаживая по площади взад-вперед, Трейс снова ощутил неприятный холодок, пробежавший по спине. Это случилось не впервые. Несколько дней назад он уже испытывал это чувство, когда поднимался в горы, чтобы оглядеться. И вот снова Трейс не мог отделаться от ощущения, что за ним наблюдают.

Выражение его лица было таким напряженным, что Бетани не сразу осмелилась подойти к нему. Он был похож на тигра в клетке, мечущегося от стены к стене. Наконец она собралась с духом и приблизилась к нему.

— Сегодня чудесный день, — как можно беззаботнее сказала она.

Чудесный день, чтобы умереть, подумал он. Неожиданно Трейс вспомнил, как десять лет назад в Аризоне на его глазах апачи схватили и убили его друга, и он ничего не смог сделать. Каждый раз эти воспоминания болью отдавались в его сердце. Трейс чувствовал, что беспомощен перед силой обстоятельств.

— Да, чудесный день, — вымученно ответил он. — Что ты здесь делаешь?

— Ищу тебя. — Бетани нерешительно прикусила губу, но потом все же спросила: — Трейс, что происходит? Тебя что-то волнует?

Он хотел сказать правду, но ему пришлось бы слишком многое ей объяснять.

— Нет, все нормально, — пожал плечами он. — Просто меня преследует желание поскорее убраться отсюда.

— Мы в городе всего несколько дней. Скоро папа закончит свою работу. Он говорит, что нужно вернуться сюда с оборудованием и опытными помощниками. — Она лучисто улыбнулась ему. — Думаю, ты еще долго не останешься без работы.

— Только не я. — Трейс не хотел, чтобы его слова прозвучали так резко, по глазам Бетани он понял, что ранил ее чувства. — Послушай, я согласился вести эту экспедицию только потому, что мне были нужны деньги, — признался он. — Конечно, еще я хотел восстановить свою репутацию, но деньги были на первом месте. Как только Бентуорт заплатит мне, никто не затащит меня обратно в этот проклятый город!

— Ты не сделаешь исключения даже для моего отца?

— Нет. И дело тут не в моем отношении к нему. Просто я начинаю ненавидеть это место.

40
{"b":"4638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Две недели до любви
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
«Черта оседлости» и русская революция
Пропаданец
Вне подозрений
Диверсант