ЛитМир - Электронная Библиотека

Обернувшись к Бентуорту, Бетани спросила:

— Что вы имели в виду, говоря, что этого нельзя допускать?

— Вы можете дать этим руинам имя вашего отца.

— Это невозможно. Уверена, что там уже давно побывала другая экспедиция.

— Сильно в этом сомневаюсь. После землетрясения многие дороги были повреждены оползнями. Затем наступил сезон дождей… Нет, никто не мог найти Вилкапампу.

— Почему вы не хотите послать туда мистера Тейлора?

— Я бы очень хотел этого, но он отказывается. Никакие деньги, никакие обещания, даже шантаж не заставили его отправиться туда.

Бетани не стала спрашивать, чем именно Бентуорт шантажировал Трейса.

— Зачем вы мне все это рассказываете?

Бентуорт поднялся с кресла и торжественно произнес:

— Потому, дорогая, что только вы можете преодолеть его упрямство. Прошу вас, уговорите мистера Тейлора вернуться в затерянный город!

— Зачем мне это делать? — возмущенно воскликнула она.

— Бетани, вы своими глазами видели помещение, полное золота…

— Меня не интересует золото. Мой отец погиб там! — Ее пальцы судорожно теребили складки платья. — Неужели вы думаете, что мне хочется туда возвращаться?

— Не ради себя, но ради вашего отца. Его имя должно быть вписано в историю. Бетани, вы можете осуществить его мечту. Ни один человек, кроме вас, не способен прославить его имя.

— Для этого нужно быть сумасшедшей!

— Или целеустремленной, — улыбнулся Бентуорт. — Страстно желающей закончить то, что начал он.

Бетани уже не пыталась сдерживать слезы. Нет, она не могла этого сделать. Не могла снова пройти весь этот опасный путь, не могла постоянно находиться рядом с Трейсом, видеть его глаза, слышать его хрипловатый голос… О нет, она определенно была не в силах вынести все это еще раз!

Глава 21

Лима, Перу, июль 1890 г.

Бетани сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и постучала в массивную дубовую дверь. Она почувствовала некоторое разочарование, когда на пороге открывшейся двери возник высокий светловолосый молодой человек.

— Да? Чем могу быть полезен? — Он смотрел на нее с нескрываемым интересом.

— Я… я ищу одного человека… проводника, и…

— Заходите. Его сейчас нет, но он скоро придет. — Гил Фортьюн распахнул дверь пошире и пропустил молодую леди в комнату. Он заметил ее явное смущение. Все женщины и девушки, которые приходили к Трейсу, всегда выглядели именно так: смущенными, немного испуганными, питающими надежды. По крайней мере, так было до недавнего времени. Последние полгода Трейс практически не встречался с женщинами и наотрез отказывался обсуждать с Гилом причины своего почти монашеского поведения.

Бетани неуверенно переминалась в дверях. Казалось, она была готова сбежать в любую минуту.

— Очень мило с вашей стороны разрешить мне дождаться его, — сказала она, когда Гил предложил ей сесть.

Она оглядела уютную, просторную комнату. Чувствовалось, что здесь обитает мужчина. Вдоль одной стены стояли удобные кожаные кресла, над камином высилось несколько книжных полок.

— Не стоит благодарности, мисс…

— Брейсфилд. Мисс Брейсфилд. — Бетани нервно теребила в руках свою сумочку. — Насколько я понимаю, мистер Тейлор недавно переехал, — сказала она, пытаясь найти подходящую тему для разговора. — Сначала я отправилась по другому адресу.

— Да, вы правы. — Лицо Гила расплылось в улыбке. — Знали бы вы, сколько времени мне пришлось убеждать его сменить жилье. Ведь его совсем не волнует, где жить, лишь бы в сезон дождей крыша не протекала.

— Вы его деловой партнер, мистер?..

— О, простите. Фортьюн. Гил Фортьюн. Я не совсем партнер, скорее поверенный в делах. Слежу за его счетами, делаю вклады от его имени и тому подобное.

— Понятно.

Гил подумал, что вряд ли ей что-нибудь понятно, но вслух сказал:

— Конечно, сейчас, в сезон дождей, у мистера Трейса мало работы, но скоро все изменится.

— Да, да, конечно.

Волнение Бетани нарастало с каждой минутой. У нее был вид кролика, ожидающего встречи с удавом. Гил не мог понять цели ее визита. Трейс запретил упоминать имя мисс Брейсфилд в его присутствии. Гил знал только, что она в Калифорнии, как однажды сказал ему Трейс. Больше эту тему они не обсуждали. И вот теперь мисс Брейсфилд сидит в комнате Трейса и умирает от волнения.

Гил невольно залюбовался ее стройной фигурой, высокими скулами, светящимися аметистовыми глазами под длинными ресницами и пухлыми губами. О да, Трейс Тейлор будет очень удивлен, когда вернется домой!

Ему нужна встряска, продолжал размышлять Гил. Последние полгода Трейс был невыносим, с ним было невозможно общаться. Он либо исходил сарказмом, либо мгновенно пускал в ход кулаки.

— Хотите чаю? — предложил Гил. Бетани с готовностью кивнула, и он отправился на кухню. Когда чайник закипел и Гил приготовился заварить чай, раздался звук открываемой двери. Гил вышел в комнату и едва не застонал от досады: да, Трейс пришел домой. Но впервые за шесть месяцев он привел с собой женщину! Черт бы его побрал!

Чувствуя, как к горлу подступает комок, Бетани некоторое время сидела неподвижно. Затем она резко поднялась и повернулась к Трейсу.

Тот стоял в дверях, обнимая за талию незнакомую женщину. Он не двигался, не произносил ни слова, только лихорадочный блеск глаз выдавал его волнение.

Трейс увидел ее сразу. Бледное лицо, знакомый укоризненный взгляд…

— Простите, мистер Тейлор, — сказала Бетани напряженным, но ровным тоном. — Я пришла, чтобы обсудить с вами некоторые дела. Похоже, я не вовремя. Если хотите, я приду в другой раз.

Трейс знал, что если он отпустит ее, то никакого «другого раза» уже не будет.

— Дела? — спросил он, и сердце Бетани сжалось при звуке его голоса. — Какие именно?

— О, может быть, потом…

— Не будем откладывать. — Он подтолкнул женщину к Гилу и сказал: — Подожди меня на кухне. Это не займет много времени.

Да, их разговор вряд ли продлится долго, мысленно согласилась с ним Бетани. Но разве она ожидала чего-то другого? Думала, что Трейс не будет встречаться с другими женщинами? Нет, только не он. В конце концов, она же прямо сказала ему, что ненавидит его и больше не хочет видеть.

— Я пришла к вам с предложением.

— С предложением? — Он холодно улыбнулся. — Звучит заманчиво. Продолжайте.

— Я хочу нанять вас в качестве проводника.

Почему она не может отвести от него взгляд? И почему все время думает о прикосновении его губ?

— Мисс Брейсфилд, я удивлен. — Трейс подошел к каминной полке и достал из резного деревянного ящика сигару. — Вы не возражаете, если я закурю? — вежливо осведомился он и, не дожидаясь ее ответа, чиркнул спичкой.

— Я понимаю ваше удивление, — сказала Бетани, — для меня это тоже достаточно неожиданно. Однако у меня есть веская причина обратиться к вам.

— О, не сомневаюсь. У вас всегда имеются причины, по которым вы совершаете те или иные поступки, пусть даже не слишком правильные.

Его лицо начало скрываться в клубах дыма.

— Тогда вам не должно показаться странным, если я скажу, что хочу вернуться обратно.

— Обратно?

— В Вилкапампу. В затерянный город, на развалины, называйте, как хотите. Мне нужно завершить дело, начатое отцом.

— Не думаю, что стоит к этому возвращаться. Профессор мертв и не скажет вам ни слова благодарности.

Руки Бетани задрожали. Неужели он действительно настолько жесток? Или просто хочет казаться таким?

— Я хочу, чтобы весь мир узнал о его открытии! — сказала она, стараясь скрыть свою боль. Трейс пожевал кончик сигары.

— Если я правильно понимаю, вы хотите, чтобы я отвел вас туда.

— Да.

— Нет.

Бетани перевела дыхание.

— Нет? И все?

— А что, этого недостаточно?

— Для меня — нет.

Трейс улыбнулся до боли знакомой ей насмешливой улыбкой.

— Вы всегда были упрямы.

— Я предпочитаю слово «целеустремленная».

44
{"b":"4638","o":1}