ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернувшись в отель, Бетани поняла, что теперь и сама может прочитать лекцию об истории индейцев. Отцу же не терпелось заняться изучением одного древнего манускрипта, который ему разрешили скопировать. Профессор утверждал, что в нем содержится подробное описание дороги в затерянный город.

— Я пойду к себе, — сказал он в ответ на предложение Бетани пообедать вместе. — А ты, дорогая, можешь пообедать с Бентуортом. Он составит тебе хорошую компанию.

— Нет, папа, — возразила она, — лучше я пообедаю в своей комнате.

— Конечно, конечно, — пробормотал профессор, внимательно разглядывая манускрипт. — Развлекайся.

— Да, папа, — улыбнулась Бетани. — Я давно привыкла сама себя развлекать.

Но, оставшись одна в комнате и глядя на темнеющую вдали полосу гор, она задумалась о том, не придется ли ей всю свою жизнь провести рядом с отцом, едва обращающим на нее внимание. Иногда она чувствовала такое гнетущее одиночество, что даже боль, причиненная Стивеном, казалась менее ощутимой.

— Неправда, — попыталась успокоить себя Бетани. — Мой отец думает обо мне. А теперь я буду с ним, когда он откроет затерянный город. Мало кому из людей выпадает в жизни такая возможность.

Она разделась и легла в кровать. Ей хотелось надеяться на лучшее, например, на то, что их проводник окажется надежным человеком. Ведь вполне возможно, что этот Трейс Тейлор — отличный малый и она проникнется к нему симпатией при первой же встрече.

Бетани загасила лампу, стоявшую на столике возле кровати, но прошло еще много долгих минут, прежде чем ей удалось заснуть. Однако ее сон был беспокойным: Бетани снилось, что они с отцом заблудились в незнакомых горах.

Глава 4

Знакомство Бетани с Трейсом Тейлором прошло из рук вон плохо. Во-первых, он не явился ни в порт, ни в гостиницу, а пришел на склад, где Бентуорт хранил необходимый для экспедиции провиант. Во-вторых, он пришел туда с непростительно большим опозданием. Во всяком случае, его там не было, когда Бетани и ее отец встретились на складе с Бентуортом.

— Я уверен, что он тщательно проверяет веревки, инструменты и другое необходимое оборудование, — поспешил успокоить их Бентуорт, когда Бетани высказала предположение, что проводник попросту их избегает. — Мистер Тейлор очень скрупулезный и внимательный человек.

— Внимательный или подозрительный? — холодно переспросила Бетани. — А ему не пришло в голову, что мы сами знаем, какие вещи могут понадобиться в длительной экспедиции?

— Ну что вы, мисс Брейсфилд. Мистер Тейлор только внимательный, и ничего другого, — рассмеялся Бентуорт. — Дело в том, что снаряжения очень много и не все подходит для высокогорья. Он человек опытный, так что все будет в порядке: припасы, мулы, носильщики и прочее.

— Нашими носильщиками будут индейцы? — спросила Бетани, и Бентуорт утвердительно кивнул.

— Метисы, и их будет достаточно много. Хотя их услуги стоят гроши, приходится идти на хитрость, чтобы заставить их работать носильщиками в экспедиции.

— На хитрость? — удивилась Бетани. — На какую хитрость?

— Уверяю вас, ничего противозаконного. — Бентуорт запыхтел трубкой и улыбнулся. — Нужно только знать привычки и обычаи местного населения. Понимаете, у них существует суровый закон, согласно которому человек обязан выполнить работу, если ему за нее заплатили. Поэтому нужно подойти к крепкому индейцу и протянуть ему руку, словно вы хотите с ним поздороваться. Как только он протянет руку в ответ, вы вкладываете ему в ладонь монету, и после этого человек вынужден следовать за вами, так как вы становитесь его хозяином. Теперь вы видите, как все может быть просто, если знать местные обычаи?

— Или страхи, — задумчиво проговорила Бетани. — Как все это ужасно! Мистер Бентуорт, а почему индейцы так боятся идти в горы? Неужели экспедиция настолько опасна?

— Нет, что вы. Просто индейцы весьма суеверны. Кроме того, они не любят надолго оставлять свои дома. Большинство из них — фермеры, хотя до завоевания испанцами эти племена были очень воинственны. Теперь же они спокойны, как их ламы. Вероятно, эти изменения произошли с ними в результате многих лет рабства. А может быть, свою роль сыграло и то, что они постоянно жуют листья коки.

Бетани, которая минуту назад рисовала в своем воображении кровожадных индейцев, потрясающих копьями и стрелами, почувствовала некоторое облегчение.

— Понятно, — сказала она. — Значит, нашим основным препятствием будут горы.

— Да, а также то, что вы можете привлечь слишком большое внимание.

Услышав это, профессор Брейсфилд оторвался от изучения лопат и кирок, предназначенных для ведения раскопок, и заинтересованно спросил:

— Что это значит, Бентуорт? Что вы хотите этим сказать?

Тот пожал плечами и засунул руки в карманы своей легкой куртки.

— Брейсфилд, вы же понимаете, что всегда есть вероятность столкнуться с конкурирующей экспедицией.

— Конечно, но я не ожидал конкуренции в этот раз!

— Ну что вы, старина, не следует так волноваться. Однако до меня дошли слухи, что другие тоже могут проявить интерес к Вилкапампе, затерянному городу, полному золота.

Брейсфилд гордо распрямил узкие плечи и с пафосом произнес:

— Вы прекрасно знаете, что меня интересуют только исторические находки, рассказывающие о культуре инков. До покорения испанцами это был сильный и гордый народ.

— Конечно, я слышал об этом. — Бентуорт не скрывал презрения в голосе. — Жаль, что современные индейцы утратили эти качества.

— Да, — неуверенно согласился профессор. — Действительно жаль, что они больше не изготавливают таких прекрасных керамических предметов, как в стародавние времена.

— Если бы они продолжали это делать, мы с вами были бы богатыми людьми, — рассмеялся Бентуорт. — Но после того как мы найдем золото, горы золота, погребенного много веков назад…

Слова Бентуорта насторожили профессора.

— Надеюсь, — спросил он, — вас интересует не только золото, но и история, не так ли?

— Конечно, мой дорогой профессор, — поспешил заверить его Бентуорт. — Неужели я стал бы финансировать эту экспедицию, если бы мной двигала одна только жажда наживы? Прошу вас, друг мой, не сомневайтесь в моем искреннем интересе к археологии!

Лицо Брейсфилда прояснилось.

— Извините меня. Мне просто хотелось узнать, что вас в действительности интересует.

— Профессор, я мог бы дать вам ответ на этот вопрос, — раздался вдруг громкий голос. Бетани обернулась и увидела, что к ним приближается высокий мужчина. — Но я не стану этого делать.

Девушка заметила, как при этих словах незнакомца губы Бентуорта сжались в тонкую линию.

Первое, что промелькнуло в голове Бетани, когда она взглянула на незнакомца, был образ бандита с Дикого Запада. Может быть, это было вызвано тем, что на его широком ремне висел револьвер, а на плече — ружье. Возможно, подобное впечатление усугублялось штанами в обтяжку и сапогами до колен, может — атмосферой опасности, которая, казалось, окутывала этого мужчину с острым взглядом темных глаз. С другой стороны, Бетани не могла не заметить, что он чертовски хорош собой.

— Я вижу, Тейлор, вы все еще не простили мне некоторых высказываний, которые я позволил себе когда-то, — заметил Бентуорт. — Но вы же должны понять, как я тогда был расстроен. Впрочем, забудем прошлое. В конце концов, разве то, что я нанял вас для этой экспедиции, не доказывает моего доверия к вам?

Тейлор бросил холодный взгляд на профессора и его дочь и пожал плечами.

— А может, вы сделали это потому, что я единственный белый человек, который знает, как попасть туда? — ответил он вопросом на вопрос и окинул Бетани скептическим взглядом.

Она невольно покраснела, чувствуя, как его глаза словно ощупывают ее с ног до головы, и инстинктивно запахнула рубашку на груди. Однако, когда его глаза поднялись до уровня ее лица, она смогла ответить ему равнодушным взглядом.

— Вам что-то не нравится, мистер Тейлор? — спросила она ледяным тоном.

5
{"b":"4638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Демоническая академия Рейвана
Трамп и эпоха постправды
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Луна-парк
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Мой грешный герцог
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Сын лекаря. Переселение народов
#Имя для Лис