1
2
3
...
57
58
59
...
61

— Нам надо идти, — сказал он, и Бетани послушно поднялась на ноги, не задавая лишних вопросов. Кроме всего прочего, она боялась услышать ответы.

— Я вижу внизу реку. — Трейс указал на тонкую серебристую ленту, извивающуюся между скалистых берегов.

— Это Урубамба?

— Да. Нам нужно спуститься вниз, а там уже недалеко и до Куско. Уверен, по пути нам попадутся какие-нибудь деревушки.

— Может быть, там мы сможем найти врача, который осмотрит твою рану, — предложила она и торопливо добавила: — Хочу убедиться, что она заживает.

Снова пошел дождь, и зигзагообразный спуск превратился в настоящую пытку. Из-за сгустившегося тумана дорога была едва различима. Когда они, наконец, спустились к подножию горы, то попали во влажные тропические джунгли. Задыхаясь от испарений и молясь о том, чтобы ему хватило сил, Трейс повел Бетани к реке. Но стоило им немного углубиться в густые заросли, как он снова почувствовал, что за ними следят.

— Остановись, — удержал он Бетани. — Смотри. — Трейс указал на знак, вырезанный на коре дерева, — индейцы кампа.

— Они опасны?

— Очень. Они используют ядовитые стрелы, агрессивны, не любят, когда кто-то заходит на их территорию. Будь осторожна и держись поближе ко мне.

Это напоминание было лишним, потому что она и так не собиралась отходить от него ни на шаг.

Трейс был уверен, что кампа наблюдают за ними и готовятся к нападению. Если им с Бетани удастся дойти до реки и перебраться на другой берег, они будут спасены.

Через джунгли они прошли довольно спокойно, но стоило им выйти на открытое пространство, как на них со всех сторон обрушился дождь из стрел. Бетани закричала. Трейс схватил ее за руку и, увлекая за собой, побежал вперед.

Бетани обернулась и ахнула от ужаса: потрясая луками и копьями, за ними гнались темнокожие обнаженные люди. Их было очень много, а злобное выражение их лиц не оставляло сомнений в их кровожадных намерениях.

Еще несколько стрел упали на землю, немного не долетев до цели.

— Беги! — закричал Трейс, когда Бетани споткнулась и упала. Он остановился, рывком поднял ее и сказал: — У этих стрел ядовитые наконечники. Стоит одной из них…

Он не успел закончить, потому что Бетани рванулась вперед изо всех сил. Спотыкаясь об острые камни и продираясь через невысокие колючие кусты, они добежали до берега. Бетани казалось, что ее ботинки превратились в неподъемные гири, ее легкие были готовы лопнуть от боли. Она не хотела думать о том, что ей снова придется перебираться через реку по шаткому мосту — она боялась, что на это у нее просто не осталось сил.

Однако вопреки ожиданиям через реку был перекинут настоящий мост, явно абсолютно надежный.

— Слава Богу! — выдохнула Бетани, на мгновение остановившись перед мостом.

— Это очень плохо, — сказал Трейс, подталкивая ее вперед.

— Почему?

— Принцесса, если мы легко перейдем на ту сторону, значит, и они смогут сделать это. — Он кивнул головой в сторону индейцев.

Об этом Бетани не подумала.

— Тогда что же…

— Не время разговаривать. Беги!

Не глядя под ноги, Бетани, подгоняемая Трейсом, быстро перебежала по мосту. На другом берегу Трейс остановился и велел ей бежать дальше. Сам он присел на корточки и достал динамит.

— Что ты собираешься делать?! — в ужасе закричала она. — Трейс, динамит отсырел. Ты сам говорил, что теперь он бесполезен.

Он обернулся и зло посмотрел на нее:

— Прекрати ныть! Немедленно убирайся отсюда! Беги на запад! Ну, быстрее!

Рыдая, Бетани бросилась вперед. Крики преследователей становились все ближе. Еще немного, и индейцы окажутся на этом берегу, они убьют ее и Трейса. Трейс! Почему он не убегает?

Тем временем Трейс заложил у основания моста все три оставшиеся у него динамитные шашки. У него мелькнула мысль, что одной шашки было бы вполне достаточно, но он решил не рисковать и выложил весь запас, стараясь не думать о том, что отсыревший динамит вообще может не взорваться.

Как только индейцы показались у моста, он поджег первый фитиль. Над его ухом пролетела стрела, едва не задев его. Трейс тихо выругался и бросился бежать, доставая на ходу пистолеты. Если динамит не взорвется, он постарается убить как можно больше индейцев. Возможно, оставшиеся дикари удовлетворятся только его жизнью и не станут преследовать Бетани.

Огромной силы взрыв, раздавшийся за его спиной, оглушил Трейса. Он почувствовал, как его что-то ударило в спину, и упал…

Когда сознание медленно начало возвращаться к нему, Трейс понял, что ранен. Боли он не чувствовал, но едва мог дышать, потому что грудь была сдавлена, словно тисками. Его руки коснулись чего-то теплого и влажного. Он попытался приподняться и понял, что лежит в луже собственной крови. Темная пелена снова начала опускаться перед его глазами. В его затуманенном мозгу мелькнула мысль о Бетани. Только бы она спаслась! Ведь они уже совсем близко от цели. Может быть, ей помогут в какой-нибудь деревушке… Бетани… Бетани… прекрасная, неповторимая Бетани. Он любит ее. Осознание этого оглушило Трейса не менее сильно, чем взрыв. Он любит ее, но так и не решился сказать ей об этом. А теперь уже слишком поздно…

Сквозь черную пелену пробивались какие-то звуки. Из последних сил Трейс приоткрыл глаза и увидел залитое слезами лицо Бетани.

— Трейс, о, Трейс! Ты ранен… столько крови… Мне нужно забрать тебя отсюда!

— Почему ты никогда не слушаешь меня? — прошептал он одними губами и потерял сознание.

Плача и причитая, Бетани попыталась приподнять его. Трейс был весь в крови. Кровь была повсюду, она медленно растекалась вокруг него. Новая рана была опаснее, чем пуля в плече, сейчас Трейсу требовалась квалифицированная помощь. Бетани запрокинула голову и завыла, как раненое животное, долго и протяжно. Ее крик эхом разнесся вокруг. Потом она вытерла слезы и снова начала поднимать Трейса. Она решила — если нужно, она будет тащить Трейса на себе, но не даст ему истечь кровью, даже не попытавшись спасти его.

Но Трейс был слишком тяжелым. Поняв, что не сможет его нести, Бетани подобрала несколько толстых веток, видимо, срезанных осколками камней во время взрыва, и соорудила из них подобие носилок. Для этого ей пришлось оторвать от рубашки несколько полос ткани, чтобы связать ветки. Она перекатила Трейса на эти носилки и поволокла вперед.

Бетани приходилось часто останавливаться, чтобы поправить расползающиеся носилки, и каждый раз она с ужасом смотрела на кровавый след, тянущийся за ними. В какой-то момент силы почти покинули ее. Она упала и разрыдалась. Трейс умрет, ни один человек не смог бы выжить после такого ранения.

Но потом она стиснула зубы и заставила себя двигаться дальше. Возможно, у нее ничего не получится, но пока Трейс дышит, она не собиралась сдаваться. Ухватившись за ветки, Бетани упорно продолжала тащить Трейса по медленно поднимающейся вверх горной дороге.

И вдруг она увидела впереди группу людей, ехавших верхом на лошадях.

— Спенсер, — прошептала Бетани, узнав первого всадника. — Спенсер Бентуорт!

Ее руки бессильно повисли вдоль тела, слезы покатились по щекам, но во взгляде засветилась надежда.

— Дорогая, как я и думал, это вы устроили тот ужасный взрыв, который мы слышали, — спокойно сказал Бентуорт, подъезжая ближе. Он посмотрел на залитого кровью Трейса. — Да, я вижу, у вас тут большие неприятности.

— Да, большие. Он потерял много крови. Среди ваших людей, случайно, нет врача?

— Есть, моя дорогая, причем совершенно не случайно. Я прекрасно знаком с методами работы мистера Тейлора, а потому был уверен, что кому-нибудь обязательно понадобится медицинская помощь. И когда мы отправились на поиски… Дорогая, вам плохо?

Бетани не слышала его последних слов. Ее ноги подкосились, и она упала без чувств рядом с лежавшим на носилках Трейсом. Бентуорт покачал головой.

— Как это невежливо, уснуть прямо во время беседы, — улыбнулся он одними губами и обеспокоено повернулся к одному из своих помощников: — Немедленно позовите врача. Думаю, сегодня у него будет много работы.

58
{"b":"4638","o":1}