ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, милая, конечно. — Клодия отвела волосы с ее лица. — Полежи, дорогая, я схожу за водой. — Она погладила ее по руке. — Я скоро вернусь.

Позже Стефани пришлось признать, что, если бы она не попыталась взять верх над Райаном Корделлом, с Клодией не произошел бы несчастный случай.

— Перелом лодыжки, — констатировал врач, захлопывая черный саквояж. — В течение месяца не двигаться, пока не заживет.

Прижав пальцы к вискам, сквозь пьяный туман Стефани слушала протесты Клодии:

— Но как же, доктор! Я завтра должна уезжать в Нью-Йорк! О, что мне делать?

— Что делать? — нахмурился врач. — Делать то, что я вам предписываю, женщина! Если не хотите остаться хромой на всю жизнь. — Он встал и резво пошагал к двери. — Вам выбирать. — И хлопнул дверью.

— О, Стефани, что я наделала…

— Нет, Клодия, ты не виновата. Если бы тебе не пришлось идти за водой для меня…

— Раньше я не видела этой злобной собаки! Она вдруг вцепилась мне в юбку… а ведро было полное… Мы бегали по кругу, я не могла остановиться…

— Не волнуйся. — Стефани погладила ее по руке — точно так, как недавно ее гладила Клодия. — Если постараться, мы сможем достать билеты на Нью-Йорк на другое время, я уверена. Врач скажет, когда тебе можно будет ехать.

— Но ты хочешь найти отца…

— Я хочу, чтобы ты поправилась…

— …а я вполне могу оставаться здесь, пока ты не вернешься. Со мной все будет прекрасно, Стефани! В самом деле. Мы найдем кого-нибудь, кто будет за мной ухаживать…

— Нет, Клодия, я не могу уехать и оставить тебя одну!

— Почему? Что тебе здесь делать? — Клодия посмотрела на Стефани. — Дорогая, нянька из тебя отвратительная, как бы ты ни старалась. Помнишь, что было, когда я простудилась? Я поклялась, что выздоровела, лишь бы ты перестала ухаживать за мной. Все время терла меня мокрыми тряпками, от которых намокала ночная рубашка, приносила такое ужасное питье, что я была уверена — оно меня убьет раньше болезни, нет, я предпочитаю, чтобы ты уехала и нашла Джулиана.

— Ну что ж… Может, удастся кого-нибудь найти, кто будет ухаживать за тобой в мое отсутствие…

— Где ваша компаньонка? — В тусклом свете фонаря Райан Корделл вопросительно посмотрел на Стефани. — Она не выйдет вас проводить?

— Нет, она лежит со сломанной ногой. Это моя лошадь? — Стефани шагнула к холеной черной лошади.

— Ни в коем случае, леди, она моя. Что вы имеете в виду — со сломанной ногой?

— То, что сказала. У нее перелом лодыжки, и она прикована к постели. А теперь покажите, на какую лошадь мне сесть.

— Нет, вы просто прелесть! И не мечтайте. Дайте мне карту, и я найду вашего отца. А вы подождете здесь вместе со своей компаньонкой. — Корделл спрятал улыбку и повернулся к сонному кавалеристу, стоявшему рядом. Получилось даже лучше, чем он мог надеяться. — Райан и не собирался отправляться в путь вместе с ней. — Расседлай гнедого мерина и кобылу, — велел он кавалеристу. — Они нам не понадобятся…

— Минуточку, солдат! — Стефани остановила кавалериста и повернулась к Райану: — По соглашению вы должны провести меня к отцу, а не найти его для меня. Придерживайтесь первоначальных условий сделки, мистер Корделл.

— Леди, давайте объяснимся. В соглашении не указано, что я должен играть роль горничной при дамочке, пересекающей пустыню…

— Верно, от вас этого и не требуется. Я способна сама о себе позаботиться.

— Да что вы? Как только вы попросите меня помочь, мы сразу же повернем назад, леди…

— Должна вам напомнить, что вы подписали соглашение, мистер Корделл, не так ли?

Наступило напряженное молчание. Губы Корделла сложились в жесткую линию.

— Под давлением… — начал он, но Стефани его оборвала:

— Но вы подписали!

— Черт возьми, женщина, — наконец сказал он холодным тоном, который был мрачнее рычания. — Лучше не вынуждайте меня…

— А если вы не выполните соглашения, мистер Корделл, я устрою так, что за вами будут охотиться по всей территории Аризоны. Мой отец имеет влиятельных друзей, включая мистера Аллана Пинкертона. Слышали о нем и его агентстве?

— Слышал. — Райан сжал кулаки, потом разжал. Заткнув большие пальцы рук за пояс штанов, он уставился на Стефани. Даже в тусклом свете она видела, что глаза его опасно сверкнули, и отступила на шаг. — Ладно, мисс Эшворт. Я выполню условия сделки. Я доставлю вас к отцу, даже если придется пройти через ад, но не думаю, что он меня за это поблагодарит.

— Посмотрим.

Чувство удовлетворения длилось у Стефани недолго, оно рассеялось, когда Райан отвернулся и бросил через плечо:

— Если едете со мной, снимите свои чертовы юбки. Хотите вести себя как мужчина, так и одевайтесь соответственно. Мне не нужно, чтобы куча изголодавшихся апачей охотилась за моим скальпом.

Райан решил, что Стефани Эшворт очень скоро расхочется разъезжать по территории Аризоны. Два дня, не больше, и она запросится обратно в форт.

Полчаса спустя, поеживаясь от утренней прохлады, Стефани стояла во дворе в кожаных брюках и самой старой из своих рубашек. На голове у нее была фетровая шляпа, знававшая лучшие времена, волосы она скрутила в пучок и засунула под шляпу.

— Готовы? Пора, — коротко сказал Корделл.

Солнце еле-еле просвечивало на востоке жемчужной дымкой, черное бархатное небо было усыпано дрожащими звездами — в Нью-Йорке Стефани никогда не видела столько звезд. Лошади переступали копытами, слышался тонкий, музыкальный звон колокольчиков. Знакомый теплый запах сена и зерна смешивался с едким конским потом. Стефани глубоко вздохнула, заметив, что Корделл о чем-то размышляет, и отвела глаза от его решительного лица.

Пока они стояли посреди дремлющего форта, серебряные лучи восходящего солнца померкли, спрятавшись за темно-красными очертаниями горбатых гор.

— Солнце почти взошло. — Корделл сверкнул глазами и пошел к солдату, выводившему лошадь из темной конюшни. — Залезайте, леди. Вы и так нас достаточно задержали.

Стефани нахмурилась, увидев, что солдат, одетый в синий мундир, выводит маленького норовистого жеребца. Уголком глаза Стефани видела, как Корделл следит за ней с легкой улыбкой. Черт бы его побрал, наверняка выбрал полудикую лошадь!

Но она была не прочь показать себя с лучшей стороны, так что взялась за уздечку и вставила ногу в стремя. Он думает, что она не умеет ездить верхом? «Ну, Райан Корделл, я надеюсь, ты у меня захлебнешься пылью из-под копыт! Мой первый пони имел такой скверный характер, что даже твоему даст сто очков вперед!»

Стефани взлетела в седло с высокой спинкой и по напрягшимся мускулам лошади поняла, что та приготовилась брыкаться. В пыльном дворе начали собираться солдаты. Когда жеребец падал на передние ноги, Стефани смутно различала синие мундиры — вверх и вниз, вправо и влево, скачок, рывок, лошадь сделала несколько кругов по двору, встала на дыбы, потом успокоилась и принялась весело гарцевать.

— Готов, Корделл? — Она твердой рукой сдерживала пляску лошади, сверху вниз глядя на Райана Корделла.

Он стоял, расставив ноги и упершись руками в узкие бедра, опоясанные двойным оружейным ремнем. Шляпа скрывала выражение глаз, но Стефани разглядела скривившийся рот.

— Готов, мисс Эшворт.

В это время солнце лениво выползло из-за гор, позолотив их края. Стефани и Райан выехали за ворота и стали спускаться по каменистой дороге, подковы с цокотом выбивали искры из камней. Форт Дифайенс остался позади.

Подул резкий ветер, Стефани вдохнула его полной грудью. Здесь воздух был совсем не такой, как в других местах, где она бывала. Резче, что ли. Его сухие порывы наводили на мысль о древнихлюдях, об их магических загадках. Тени посветлели, пейзаж смягчился, бесплодный, суровый мир неуловимым образом превратился в землю, тронутую позолотой. Вокруг было море летних цветов, словно какой-то великан расстелил ярко-желтый ковер, накрыв им жесткую почву и торчащие камни. Это неласковая земля, и хорошо бы Райан Корделл знал, что делает. Чем скорее они найдут Джулиана, тем лучше.

10
{"b":"4639","o":1}