1
2
3
...
12
13
14
...
74

— Заткнись! — не выдержала Стефани. Она готова была затолкать ему в глотку его одеяло.

— Ах, какие мы чувствительные. — Райан налил себе в жестяную кружку дымящийся кофе. — Кружка только одна, так что придется поделиться, — сказал он и протянул ей кофе.

Потрескивал костер, рассыпая искры, взлетавшие до неба, на сковородке шипело мясо. После небольшого колебания Стефани взяла кружку. Ее пальцы нечаянно соприкоснулись с его, и по руке девушки пробежал ток. Когда она встретилась с ним глазами, то увидела в них удивление.

Она отдернула руку и сказала первое, что пришло в голову:

— Я вам не доверяю, чтобы делиться с вами чем-либо, кроме кофе, Корделл. От вас требуется только доставить меня к отцу. — Стефани не могла на него смотреть. Она не отрывала глаз от побитой жестяной кружки, которая почему-то дрожала в руке.

Забавно! Почему он оказывает на нее такое действие? Он грубый, неотесанный, дурно воспитанный человек. Наверное, он никогда в жизни не бывал в больших городах и понятия не имеет, в каком мире живет. Райана Корделла явно устраивает жизнь в горах, среди дикой природы, он зарабатывает свои небольшие деньги тем, что служит проводником. На что же еще он может существовать? Он редко в чем сомневается — если вообще сомневается — — и скорее всего никогда не был в церкви.

— А вам не чужд снобизм, да? — прокомментировал Корделл, как будто сделал ей комплимент. — И даже с самой собой вы не можете быть честной.

Стефани дернулась:

— Что вы…

— Может, вы и леди, мисс Эшворт, но все, что вы знаете, — это внешние уловки, — сказал он, вставая.

Жестяная кружка выскользнула из пальцев Стефани и звякнула, упав на камень. Стефани встала, так что ее глаза оказались почти вровень с его, и сказала со спокойствием, которого не ощущала:

— Я не притворяюсь тем, чем не являюсь, Корделл. Ваше мнение не имеет никакого значения. Я наняла вас найти отца, а не вести светские беседы и не вижу необходимости защищаться от ваших обвинений.

— Нет? Ну и не надо. — Его руки взлетели, и Райан крепко прижал Стефани к себе. Движение было таким быстрым, что она не успела отреагировать, и только легкий всхлип сорвался с ее губ, когда он впился в них своим ртом.

Конечно, Стефани не раз целовали, но не так. Это был не поцелуй, а вторжение, бурно возбудившее в ней странные чувства. Райан с силой раздвинул ей губы настойчивым языком, и все тело пронзила дрожь. Пурпурные краски заката померкли, она чувствовала, что в мире остался только этот мужчина, который прижимал ее к себе и высасывал все силы своим требовательным поцелуем. Руки Стефани оказались прижаты к его груди, и пальцы ощущали ровное биение его сердца. Почему оно стучит так ровно, как те первобытные барабаны, которые она слушала в Африке? Это какое-то безумие, надо это остановить! Но она не могла. Впервые за свою взрослую жизнь Стефани Эшворт оказалась не способна контролировать ситуацию.

Освобождение пришло внезапно. Райан отпустил ее губы, разжал хватку и отступил на шаг. И заговорил так насмешливо, что ей захотелось ударить его по лицу:

— Я был прав, мисс Эшворт. Вы действительно не леди, и должен сознаться, это совсем неплохо.

— Дегенерат! — Железной хваткой он перехватил руку Стефани возле самой щеки. — Я вас застрелю!

— Может, вы хороший стрелок, но я лучше. — Корделл отпустил ее руку. — Ваш обед подгорает, мисс Эшворт.

Стефани с беспомощной яростью и замешательством смотрела, как Корделл отходит от костра и скрывается в темноте. Ей хотелось топнуть ногой, броситься за ним, может, действительно убить. Он ее целовал, а она это допустила. Стефани смотрела на сковородку с подгоревшим куском мяса, но ничего не видела.

— Черт, черт, черт, — бормотала она сквозь зубы. Это первая ночь их поездки, что же будет дальше?

Глава 8

Стефани завозилась на бугристом индейском одеяле, которое расстелила на твердой земле возле костра. Огня уже не было, только угли светились и подмигивали в окутанной дымом золе. Казалось, она целую ночь смотрит на костер, неужели прошло всего несколько часов?

Тщетно она пыталась расслабить напряженные мускулы. Ей было бы приятно знать, что Райан Корделл тоже не может заснуть, но вот уже час, как, к ее досаде, до нее доносится легкое сопение. А она не может заснуть! Корделл не выходит из головы. Как он может крепко спать, если она никак не заснет? Стоило ему заворочаться во сне, как она тут же сосредотачивала на нем свое внимание.

Почему-то девушка не могла отвести глаз от его поджарого тела. Одеяло сползло с него, и свет полной луны и отблески костра освещали загорелую грудь Райана. Стефани на мгновение крепко зажмурилась. Не то чтобы она раньше никогда не видела полуголых и даже голых мужчин. В конце концов, она путешествовала по Африке, где одежда считается нелепостью. Почему же ее так нервирует вид обнаженной груди Райана Корделла? И как он может спать без рубашки, ведь ночь довольно холодная?

Стефани вынула из-под одеяла руку и прикоснулась к губам. Их еще покалывало, как будто там остался синяк. Странное ощущение — как будто он только что ее поцеловал. О Господи, даже думать об этом нельзя! Смешно, нелепо. Он грубый житель прерий, понятия не имеющий о приличиях. Скорее бы отыскать Джулиана, с какой радостью она избавится от Райана Корделла!

Ночной ветерок нежно обвевал лицо Стефани, принося запахи выжженной земли, пыли, разрозненных деревьев и рыжих скал. Аризона. Даже для Джулиана это путешествие будет необычным, решила Стефани. Он всегда больше любил ездить за границу, где его окружали опасности и экзотическая дикая природа. В сравнении с теми местами Аризона выглядит прирученной. Самым опасным созданием со времени приезда на Запад был Райан Корделл, но Стефани подозревала, что Корделл и Джулиан очень быстро найдут общий язык.

Где-то поблизости завыл койот, вибрирующий звук повисел в воздухе и затих. Ему ответил короткий лай. Должно быть, койоты ищут пару, подумала Стефани. Она не увидела, а неожиданно почувствовала, что рядом с ней на коленях стоит Корделл. Она набрала в грудь воздуху, чтобы закричать, но твердая рука накрыла ей рот. Откуда он взялся? Она ничего не слышала…

— Ни звука, — прошептал Корделл ей на ухо. Стефани молча кивнула, остро ощущая его близость. Она не могла бы заговорить, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Корделл задел предплечьем ее грудь и не заметил этого, в то время как Стефани буквально впала в оцепенение. Он наклонился над ней, лицо было скрыто тенью, но оно было так близко, что при желании можно было коснуться подбородка губами. Боже, что с ней происходит? Наверное, крепкий кофе вызвал галлюцинации…

Райан отодвинулся, встал, выпрямился, и Стефани смогла вздохнуть. Она смотрела на силуэт, темневший на фоне неба. В каждом мускуле Райана чувствовалось напряжение. Его тревожное ожидание передалось Стефани, и она по-настоящему испугалась.

Быстрыми, нетерпеливыми движениями Райан показал ей, что надо выбраться из кокона одеяла и встать. Стефани, дрожа, повиновалась, и в одних носках проскользнула следом за ним в глубокую тень скалы. Она цеплялась за камни из песчаника, проваливалась в пустоты между ними, прижимаясь к Корделлу. Она не смела издать ни звука.

Полы ее блузы развевались на ветру, хотя Стефани безуспешно пыталась заправить их в брюки. Заворачиваясь в одеяло, она расстегнула блузу и вынула ее из кожаных брюк, и теперь пуговицы не пролезали в узкие петли. Стефани стиснула зубы от злости. Хорошо еще, что не сняла брюки, как сначала собиралась! Хотя Райану Корделлу, кажется, нет до этого дела.

Стефани настороженно всматривалась в темноту, выглядывая из-за плеча Райана. Открытое пространство перед их лагерем приковывало внимание Корделла, и у нее вдруг появилось предчувствие, что вой, который она слышала, принадлежал совсем не животным. Боже всемилостивый, она же прочла столько бульварных романов о Западе, пока ехала в поезде из Нью-Йорка! Неужели есть хоть крупица правды в том, что она считала невероятными, полностью сочиненными историями?

13
{"b":"4639","o":1}