ЛитМир - Электронная Библиотека

— Извините, я проявила любопытство…

— Я не возражаю. Просто я удивился вашему наблюдению, что иногда я бываю «более цивилизованным». — Даже в сумерках было видно, что она покраснела, и Райан засмеялся: — Вы извинились очень мило, Принцесса. Что касается вашего вопроса, то да, я родился не здесь. Я жил на Востоке, но очень давно, и я его не люблю. Я предпочитаю простор, небо в звездах. В городе нет звезд.

— Как это нет звезд? Есть, конечно! Я все время смотрю на звезды и даже различаю созвездия… — Стефани замолчала. Он прав. Уличные фонари вытягивают силы из звезд. Она сделала это открытие еще в юности, когда Джулиан впервые взял ее с собой в экспедицию. Ночью, лежа на земле, она увидела столько звезд, что не могла поверить, что их так много. — Вы правы, Корделл. Здесь даже луна кажется ярче и ближе к земле…

— Может быть. — Райан поставил кружку на ближайший камень и откинулся на локти, чтобы разжечь сигару. Сощурив серые глаза, он смотрел на нее сквозь колеблющееся кольцо дыма. — У индейцев есть миф, который это объясняет.

— Расскажите.

Райан стал рассказывать легенды и мифы, которые узнал в разных племенах.

— У шайеннов есть легенда о Женщине с Желтыми Волосами, — сказал он с кривой улыбкой. — Вам лучше не приближаться к шайеннам, Принцесса. У них могут появиться своеобразные идеи.

— Мои волосы слишком светлые, чтобы их можно было назвать желтыми. Что за легенда? Добрая или злая?

— Добрая. Как женщина подарила людям буйволов. Согласно этой легенде, в древности люди питались рыбой, утками и гусями, а больших животных у них не было. Они так оголодали, что вождь послал двух молодых людей на поиски пищи. Они не должны были возвращаться, пока ее не найдут. Они долго скитались и наконец наткнулись на старика со старухой, у которых была дочь-блондинка, Женщина с Желтыми Волосами. По предложению старика один из молодых людей взял ее в жены. В качестве свадебного подарка старик дал им знание о том, как выращивать кукурузу и использовать буйволов в пищу; но он предупредил дочь, чтобы та никогда не проявляла жалость к какому-либо страдающему животному.

— Почему? — с любопытством спросила Стефани.

Райан засмеялся:

— Легенда не объясняет. Может, потому, что, если люди будут о них думать с позиций человеческих симпатий, животные перестанут быть для них полезными. Так или иначе, шайенны были счастливы, когда двое молодых людей вернулись с Женщиной с Желтыми Волосами, потому что после этого их окружали буйволы и мяса всегда было вдоволь. Но однажды мальчишки притащили в лагерь буйволенка и швырнули пылью ему в глаза. Женщина с Желтыми Волосами сказала: «Бедный теленок!» — и тут поняла, что нарушила запрет отца. В тот же день все буйволы исчезли, и ей пришлось вернуться к родителям. Ее муж и второй молодой человек ушли вместе с ней, и с тех пор эту троицу никто не видел.

— Это конец? — спросила Стефани, когда Райан замолчал. — Что случилось с буйволами?

— По легенде, позже мифические существа вернули буйволов, и племя опять стало жить счастливо.

— Интересная история. Вы знаете и другие?

В течение часа Райан рассказывал, а Стефани заворожено слушала глубокий, бархатный голос Райана, повторявший у бивачного костра индейские сказки.

— Странно, что я никогда раньше этого не слышала, — тихо сказала она. Посмотрев на Райана поверх умирающего костра, она добавила: — Их надо записать и опубликовать.

Корделл пожал плечами:

— Кому это интересно? Вокруг индейцев сейчас разгораются другие страсти. — Райан протянул длинные ноги поближе к огню и повернулся на бок, подложив под щеку широкую ладонь и в последний раз пыхнув сигарой. — Даже вы думаете, что лучше поехать в чужие страны и там слушать об их привычках, чем сделать шаг за собственную дверь.

— Аризона вряд ли находится за моей дверью, мистер Корделл. — Стефани налила себе еще кружку кофе. — У нас в Центральном парке нет индейской резервации, как вы знаете. К тому же они довольно враждебны…

— Враждебны? — Райан вскинул брови. — Когда вы перестанете удивляться их враждебности? Или вам неприятно думать о голодных индейских детях, когда вы вечерами садитесь за стол? — Сигара прочертила в воздухе дугу и упала в костер.

— Не начинайте войну… Я случайно знаю, что правительство Соединенных Штатов поставляет продукты индейцам. Мой дядя Джордж состоит в комитете…

— Ах, ваш дядя Джордж! Мне следовало бы знать, что ваша семья имеет отношение к Бюро по делам индейцев. — Глаза его холодно блеснули. — А он когда-нибудь приезжал на Запад инспектировать условия жизни в резервациях? Нет? Почему-то я ожидал такого ответа…

— Мистер Корделл, я думаю, вы не понимаете политических…

— Не говорите со мной свысока, Стефани Эшворт! Я понимаю больше вашего. Правительство обеспечивает бесчестных агентов, леди, вот кого оно обеспечивает. Навахо голодают, как и апачи, и команчи, и другие племена, которым не посчастливилось оказаться под «протекторатом» правительства. Конгресс может проголосовать за достаточное количество продовольствия, но там не станут проверять, дошло ли оно до цели.

— Что ж, если вы можете доказать…

— Боже всемилостивый! — взорвался Райан. — Взгляните на детишек с ввалившимися животами. Это ли не доказательство? И хорошенько посмотрите на оттопыренные карманы агентов, которых посылает правительство.

— Вы говорите так, как будто я лично несу за все ответственность. Откуда мне было об этом знать?

— Я догадываюсь, что вы не знали. Просто я злюсь, когда начинают рассуждать, не разбираясь в сути вопроса. Кто-то должен взять на себя ответственность за то, как расходуются собранные налоги, верно? Как вы думаете, что скажет ваш отец? — Райан глубоко вздохнул и с простоватым видом улыбнулся. — На этом заканчиваю дебаты, извините, если наскучил.

— Мне не скучно, просто я чувствую свою беспомощность. Когда я вернусь в Нью-Йорк, я поговорю с дядей Джорджем. Может быть, он поможет…

— Зачем вы сюда приехали? — Вопрос ее удивил. — В поисках приключений и восторгов? Нью-Йорк стал надоедать? Вы не годитесь для здешнего образа жизни. Подумайте, сколько обедов и опер вы пропустили…

Ее мучило, что Райан считает ее бездельницей. Но почему она должна рассеивать его заблуждения? Пусть думает что хочет.

— В июне в Нью-Йорке довольно скучно, и отец всегда планирует на это время развлечения. Обычно я сопровождаю его в экспедициях, мне это нравится. Мы с ним очень близки.

— В самом деле? Как трогательно.

— Да, не правда ли? — Стефани старательно улыбнулась. — Теперь моя очередь задать несколько вопросов, мистер Корделл, раз уж у нас пошел разговор по душам. Почему вы так враждебно ко мне настроены? Я ничем не заслужила подобного обращения. Вы не любите женщин?

— Только некоторых, — кратко ответил Райан. Он взглянул на нее, и Стефани вздрогнула при виде неприкрытой боли в его глазах. Он быстро скрыл ее за привычной насмешливой улыбкой и ядовито заметил, что мужчине никогда не понять женщину.

Стефани оторвала подбородок от ладоней и посмотрела на него испытующим взглядом.

— В прошлом году в Вене я познакомилась е очень интересным молодым человеком. Он учился в университете и работал в Главном госпитале Вены. Господин Фрейд придерживается новых теорий о внутренних побуждениях человека…

— Это лекция, мисс Эшворт? У меня такое чувство, что сейчас мне предложат какую-нибудь нелепую теорию…

— Просто я предполагаю, что вы переносите на всех женщин свою враждебность к одной конкретной женщине…

— Черт возьми! Я не нуждаюсь в том, чтобы вы или какой-то австрийский доктор говорили мне, что я думаю или почему я так думаю! Занимайтесь своим делом. А лучше всего, — добавил он, когда Стефани открыла рот, чтобы ответить, — заткнитесь!

— Ну, знаете! — Негодующая отповедь замерла на губах девушки, когда она увидела жесткое выражение на лице Райана.

Позже, когда она уже не могла выносить напряженное молчание, Стефани решила лечь спать. Приятное начало интеллигентной беседы, как обычно, переросло в ссору.

17
{"b":"4639","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роботер
Желтые розы для актрисы
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Может все сначала?
Севастопольский вальс
Погружение в Солнце
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Возвращение