ЛитМир - Электронная Библиотека

«Похожа на длинноногую нимфу», — подумал Райан, глядя, как она заходит все глубже, по возможности огибая камни. Когда вода дошла ей до закатанных штанин, Стефани остановилась.

— Там неглубоко, — не удержался Райан, — можно пройти подальше.

Он поставил ногу на гладкий камень, полуутопленный в грязи пологого берега, и стал смотреть, как Стефани бредет по воде. Солнце сверкнуло на пепельных волосах, когда она наклонилась зачерпнуть воды и при этом чуть не потеряла шляпу. Стефани подхватила ее, выпрямилась и сделала еще один шаг вперед. С громким воплем она провалилась по шею в воду, и Райан расхохотался.

— Теперь остыли? — весело спросил он и был награжден испепеляющим взглядом.

— Вы сделали это нарочно!

— Что вы! Я не говорил, чтобы вы заходили так далеко, я сказал — подальше…

— Райан Корделл, клянусь… — Она сопровождала каждое слово шлепком по воде, выбивая брызги, и он опять засмеялся. — Глаза бы мои вас не видели! — Вода капала с волос на глаза и потоками стекала по лицу.

— Это легко устроить, — холодно ответил Райан, и она наградила его еще одним свирепым взглядом.

Бормоча сквозь зубы проклятия, Стефани выбралась на мелкое место. Она глубоко вздохнула и подхватила шляпу, проплывавшую мимо. Поля намокли, верх же по-прежнему покрывала пыль. Она некоторое время рассматривала ее, потом небрежно швырнула на глинистый берег и даже не взглянула, когда та повисла на ветках хлопкового дерева, спускавшихся почти до воды.

Повернувшись спиной к Райану, Стефани окунулась под воду и двинулась вниз по течению. Ручей был на удивление чистый. Она приподнялась, чтобы вздохнуть, хрустальные капли повисли на ресницах бриллиантами, и она смахнула их рукой. Может, в конечном счете Райан оказал ей услугу. Она остыла быстрее, чем если бы просто брела по воде. Может, испортить ему удовольствие тем, что не разозлиться на его трюк? Стефани нашла мелкое место и встала. Ноги ее сразу увязли в глинистом дне.

— Замечательно, мистер Корделл! Вам нужно попробовать самому.

— Может быть.

Перекинув ружье, Райан смотрел, как Стефани тряхнула головой, отбрасывая назад волосы, подобно собаке. Улыбаясь, она пальцами расчесала потемневшие волосы, плетями повисшие на спине. Стефани чувствовала на себе неотрывный взгляд Райана и принялась демонстративно заплетать косу. Она прекрасно понимала, что мокрая блузка облегает все ее округлости. Не глядя на него, Стефани опрокинулась на воду, чтобы плыть на спине.

— Могу поручиться, вы не знали, что я умею плавать! — крикнула она. — Научилась еще в детстве. — Длинные босые ноги колотили по воде, взбивая фонтаны брызг.

Райан с напряженной улыбкой передвинул ружье на живот. Черт возьми, она должна знать, что когда блузка намокает, то становится прозрачной, как стекло, и облегает полные груди. Сквозь тонкую ткань даже видно темнеющие соски. Кажется, его шутка обернулась против него. Стефани не собиралась вылезать из воды, а он не знал, как долго сможет выносить зрелище купания русалки.

Райан бросил быстрый взгляд вверх по течению. Все замерло, только ястреб парил в небе. Хорошо бы искупаться. Ему было жарко, а если он простоит здесь подольше, температура еще повысится. Поколебавшись, Райан решил уйти. Приглашение Стефани Эшворт было соблазнительно, но он не доставит ей такого удовольствия.

Стефани услышала плеск, и вода залила глаза. Волосы потемнели и отяжелели, они игриво крутились возле лица, кожаные брюки были полны воды и затрудняли движение, она опускалась под воду и едва ворочала ногами, но ничего не могло быть лучше этой холодной проточной воды!

Руки скользнули в бурлящую пену, она снова лягнула ногами и поплыла дальше вниз по течению, закрыв глаза от бьющего в лицо солнца. Но теперь оно не жгло, а грело. Замечательный день, великодушно решила она. Корделлу тоже стало бы легче, если бы он не разыгрывал из себя великого исследователя. Может, тогда у него улучшилось бы настроение, и он стал бы почти приятным человеком.

Плескаясь, Стефани дала свободно плыть и своим мыслям. До сих пор она не осознавала степени своего напряжения. Отношения с Райаном измотали ее. Как приятно, какой отдых! Вот бы поддаться импульсу и, как щепка, поплыть до конца речушки, кружась в водоворотах. Наверное, речка кончается в каком-нибудь каньоне или ущелье, становится тонкой струйкой и исчезает под поверхностью земли. Интересно было бы проплыть по всем ее поворотам и изгибам.

— Корделл! — Стефани не открывала глаза, чтобы посмотреть на него. — Корделл, куда течет этот ручей? Он впадает в реку?

Ответом было журчание воды. Наверное, он ее не слышит за шумом ручья. Стефани решила открыть глаза и встать, но так приятно было лениво плыть по течению, что она передумала. Вопрос у нее не важный, а кто знает, когда еще представится возможность поплавать?

В ярком блеске воды и солнца текли минуты, она была свободна, как ястреб в небе, кружилась, не чувствуя веса. Но оленья кожа становилась все тяжелее и тяжелее, тянула вниз, и Стефани с сожалением вздохнула. Конечно, у идиллии должен быть конец. Ну ладно. Все равно она чувствует легкий голод, и кожа сморщилась от воды, так что она, наверное, похожа на сушеную сливу.

Стефани дала ногам опуститься на глинистое дно и, балансируя руками, попыталась устоять на быстром течении. Поток еще немного протащил ее, но наконец она выбралась из воды.

Лошади на берегу показались маленькими точками, и она почувствовала тревогу, что заплыла слишком далеко. Вот почему Корделл ей не отвечал, но он даже не остановил ее. Так она могла бы уплыть в Мексику — но, может, он этого и добивался?

Стефани шла вдоль берега, удивляясь, куда подевался Райан. Его нигде не было видно. На берегу его нет, на той стороне тоже, нет его и возле лошадей, все еще привязанных к ветке дерева. Нет ни вверх по ручью, ни внизу. Нахмурив лоб, Стефани кружилась, оглядывая кусты и скалы.

Все было тихо. Только вода журчала, перекатываясь по камням. Где же он? Райана не было нигде. Вокруг только пустынные просторы Аризоны. Крик ястреба прорезал воздух, и Стефани подпрыгнула от неожиданности. Он был так похож на человеческий крик, что она задрожала.

— Корделл!.. Райан Корделл! — Эхо оклика вернулось, отразившись от пиков из песчаника, которые как часовые высились над ручьем. — Райан? — Стефани изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Он ее бросил? Нет, он бы не оставил лошадей… что, если кто-то его похитил, пока он караулил ее? Что, если она осталась одна… что, если…

«Хватит, — сурово приказала она себе. — Можно весь день играть в „что, если…“, но от этого будет мало пользы». Она продвигалась по воде, неуклюже шагая между крутыми красноватыми берегами. Мокрые волосы залепляли глаза, и она нетерпеливо отбрасывала их. Сердце бешено колотилось.

Вместо безмятежности и покоя в воздухе запахло опасностью. Тени кустов и деревьев маячили, как монстры, шелест ветра превратился в насмешливое шипение. Вылезая на берег на трясущихся ногах, Стефани упала на одно колено и с отвращением посмотрела на глину, вылезавшую между растопыренными пальцами.

— Спокойно, Стефани, — пробормотала она, и в жуткой тишине голос показался ей слишком громким и чужим. Девушка присела на корточки и отерла руки о промокшие и, видимо, погибшие штаны. — Паника — последнее дело. Скорее всего Корделл отошел за топливом для костра, — продолжала вслух размышлять она. — А может, за жирным кроликом к ужину. Или просто по естественной надобности…

В этом был смысл, и Стефани почувствовала себя лучше. Конечно, через несколько минут он появится из-за ближайшего холма и посмеется над ее страхами.

Она ждала. Тени посветлели и заколыхались, и Стефани кинулась к мирно жующим лошадям. Она притаилась за кустами, которые, как она надеялась, спрячут ее от недружелюбного глаза. Где же он? Корделл не мог просто уйти, ничего ей не сказав, ведь так? Сдавив грязными пальцами виски, Стефани закрыла глаза. Она ненавидела ожидание. Больше всего на свете она ненавидела ожидание. Клодия всегда говорила, что она нетерпелива, и это правда.

20
{"b":"4639","o":1}