ЛитМир - Электронная Библиотека

Клодия. Как она там? Думает ли о Стефани, гадает, нашла ли та Джулиана? А все Джулиан с его стремительностью, он был слишком нетерпелив, чтобы дождаться ее! Где он?..

На небе уже резко и отчетливо проступили звезды, когда Джулиан и Бинго пробирались сквозь высокую траву к воде. Надо было скрываться. Встреченная ими последняя группа индейцев оказалась отрядом разведчиков, и Бинго утверждал, что у них «недружеский» вид. Они шли за водой к маленькому ключу, который с некоторых точек хорошо просматривался.

Медленно, шаг за шагом, они двигались туда, где ключ размыл землю и буйно разрослась пахнущая сыростью трава. В таком месте едва ли за ними кто-то наблюдает, а мокрая трава не захрустит под ногами и даст убежать. Перегнувшись через край ямы, они набирали воду в оплетенные фляги. Занятые делом, оба молчали.

Когда фляги наполнились, а сами странники вволю напились, Бинго коротко мотнул поседевшей головой. Они медленно отошли от ключа на безопасное расстояние.

Джулиан остановился. Рубашка на груди испачкалась и промокла, ему даже стало холодно на ветру. Это было большим облегчением после долгих знойных дней, когда они ехали почти без остановок, глотая пыль, так что он уже чувствовал, что внутри у него больше аризонской пыли, чем снаружи.

— Что теперь, Бинго? — Он потянулся, запрокинул голову и посмотрел на яркие звезды, усыпавшие ночное небо. Бинго откусил кусок табака, предложил ему, а после того как Джулиан помотал головой, машинально пожевал.

— Полагаю, спать, — ответил наконец старик. Вдалеке завыл койот, поблизости скрипуче закашляла пума. — Как рассветет, посмотрим, кто наши приятели.

— А потом?

— А потом будем знать, куда они направляются, — ворчливо сказал Бинго. — Я не спешу лишиться скальпа, чтобы он развевался на копье какого-нибудь парня. — Он приподнял над головой пучок редких седых волос, торчавших как иглы дикобраза. — И так уж потеряли много времени из-за медведя-гризли, что на тебя напал. Нравится тебе или нет, Странник, но я скорее готов лишиться еще полоски кожи, чем волос.

— Нравится, — с ухмылкой согласился Джулиан. Они улеглись на толстую поросль манзанита под нависающей скалой. Лошади и вьючные мулы были спрятаны внизу в одном из каньонов, прорезавших гребень горы. Кусты толстым одеялом окутывали местность, скрывая людей и лошадей.

Закинув руки за голову, Джулиан сквозь густое переплетение ветвей смотрел в ночное небо. Если его расчеты верны, завтра они достигнут того места, которое ищут. Он чувствовал удовлетворение и возбуждение. Даже Бинго нехотя высказал ему свое уважение, а это стоило не меньше, чем сокровище, ожидавшее в конце пути. Может, он и «франт с Востока», но Бинго признал, что Джулиан показал себя как человек с мозгами и с сердцем искателя приключений. «Не сказать, что ты не разбираешься в своем деле». Насколько Джулиан понимал, это был высший комплимент, на который был способен старик.

По лицу скользнула тень ночного ястреба, через секунду раздался крик его жертвы. Выживание — закон гор и пустыни, подумал Джулиан. Хорошо, что он послал Стефани телеграмму, чтобы она оставалась в Нью-Йорке. Эта экспедиция не похожа на те, что у них бывали раньше. Они всегда передвигались в караване, с местными носильщиками и вьючными животными, нагруженными провиантом. Это путешествие было более примитивным и, на его взгляд, более изнурительным. Стефани слишком нежна для такой поездки, и, если бы он знал заранее, что будет так трудно, он бы даже не предлагал ей участвовать. Как утешительно знать, что она сейчас в Нью-Йорке, пусть даже с тем недоумком, за которого собралась замуж! Когда он вернется в город, он с этим что-нибудь сделает…

Глава 11

Через ручей уже протянулись темно-красные тени скал, когда Райан Корделл как ни в чем не бывало пришел обратно. К этому времени Стефани так обессилела, что с радостным криком кинулась ему на шею.

— Вы вернулись! — Она прижалась лицом к его шее, дрожа от облегчения.

— Я и раньше слышал радостные приветствия, но не думал, что они могут быть такими приятными.

— Где вы были? Я вас потеряла…

— Я польщен…

— …когда плавала. — Стефани вдруг заметила, что на нем нет рубашки и волосы мокрые. — Вы купались! — горячо возмутилась она и отодвинулась, остро ощутив, что он полуголый.

— Примите мои поздравления. Вы необыкновенно наблюдательны. — Веселые морщинки разбежались от уголков его глаз. — Вы потеряли свой кусок мыла, мисс Эшворт? Что-то вы не слишком чистая для человека, который плескался в воде, как головастик, когда я уходил.

— Почему вы мне не сказали, что уходите? — Стефани скрестила на груди руки и постаралась разжечь в себе праведный гнев, но, вздохнув, сдалась. Безнадежное занятие. Она необычайно обрадовалась, увидев его снова. — Я думала, что вас похитили.

— Похитили? Украли цыгане? Очень драматично. — Райан положил ружье на камень и натянул рубашку. — Какого рода литературу вы привыкли читать, мисс Эшворт?

— Не важно. Все равно вы должны были мне сказать, куда уходите.

— Я сказал, но вы в это время держали голову под водой. — Он с невинным видом улыбнулся и опустил глаза на пуговицы рубашки. — Вы же говорили, что хотите, чтобы я исчез с глаз? Я и подумал, что окажу вам услугу…

— Вы прекрасно знаете, что я говорила не в буквальном смысле слова, — защищалась Стефани. — Я разозлилась. — Она сердито постукивала босой ногой по рыжей грязи. Почему он не оделся перед тем, как вернуться в лагерь? Очень трудно разговаривать и не отвлекаться на то, как он засовывает полы рубашки за пояс плотно облегающих штанов. Стефани опустила глаза на свои грязные ноги.

— Когда злитесь, вы всегда говорите то, чего не имеете в виду? — Присев на корточки, Райан разгреб в грязи углубление и деловито сложил в него ветки мескита для костра, потом поднял глаза на Стефани. — Так как?

— Нет, не всегда. — Она поежилась под его оценивающим взглядом. Черт побери эти глаза, иногда они видят слишком много! И почему это у мужчины должны быть такие густые и длинные ресницы, а глаза в один момент серые, как ствол ружья, в другой — сияют серебром? Они у него такие ясные и проницательные, что она не решалась встретиться с ним взглядом.

— А когда вы сказали, что ненавидите меня, вы имели именно это в виду или нет? — спросил Райан. Он подложил сухие листья в разгорающийся огонь и уселся возле костра.

— Я никогда не говорила, что ненавижу вас, — не глядя на него, возразила Стефани.

— Не вслух, а про себя.

— О, так вы умеете читать не только индейские знаки, но и мысли? Не знала, что у вас столько талантов, мистер Корделл.

— Леди, вы пока еще ничего не видели. У меня есть таланты, о которых вы и не догадываетесь.

Стефани посмотрела ему в лицо:

— Раз уж мы опять говорим по душам, может, вы скажете, почему вы иногда унижаетесь до диалекта, свойственного необразованному провинциалу? Мне интересно знать…

— Необразованному? Обижаете. Может быть, образованному провинциалу?

— Зачем вам нужен этот маскарад? Что вы скрываете, мистер Корделл?

— Что вы скрываете, мисс Эшворт? — Райан открыл один из мешков и достал кастрюлю с длинной ручкой. Сунул ее Стефани. — Вы можете готовить и говорить одновременно. Я голоден. Так что вы скрываете?

— Я спросила первая. Отвечайте вы, потом я. — Стефани порылась в мешке, достала короткий нож и стала нарезал солонину тонкими ломтями. — Ну так как?

— Бременами каждый кем-то притворяется…

— Пожалуйста, не обобщайте. Я жду конкретного ответа.

— Но нужно знать, когда следует быть честным. Что именно вы хотите знать? Почему я говорю то так, то иначе? Никакой загадки — я ходил в школу на Востоке, а живу на Западе.

— О черт! — воскликнула Стефани и бросила нож.

— Что с ним такое? — начал Райан, но она нетерпеливо махнула рукой.

— Ничего, я порезалась.

— Дайте посмотреть. — Нагнувшись, Райан рассмотрел порез. — Пустяки, царапина, но я не хочу, чтобы вы залили кровью мой обед. Давайте перевяжу.

21
{"b":"4639","o":1}