ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нарушение покоя — при том, что в салунах на другом конце города стоит страшный шум? Я думала, что телеграф еще открыт. В окнах горел свет, шторы были подняты…

— Гораций, я забыл опустить шторы, а свет там всегда горит, — вступил в разговор Генри Симмз, клерк телеграфа, худой человек, имевший привычку нервно подергивать ус. Его вытащили из постели, чтобы он убедился, не пропало ли что-нибудь в офисе телеграфа. Время от времени он бросал на Стефани восхищенный взгляд. Она бы недурно выглядела, если бы не потрепанная шляпа, скрывавшая пол-лица, а если бы он знал, что она женщина, он бы ни за что не дал привлечь к делу Горация Ройса. Мужчина не должен чересчур осторожничать, даже при том, что по округе рыщут отчаянные головы.

— Послушайте, шериф, почему бы вам не позволить мистеру Симмзу послать для меня телеграмму? Вы быстро выясните, что все, что я вам говорила, — правда. — Стефани старалась говорить спокойно. Это уж слишком! Она никогда в жизни не была в тюрьме, а этот злобный, противный шериф хочет запереть ее туда, если она не сумеет подтвердить свой рассказ. Какое унижение!

— Ну ладно… — Шериф с сомнением поскреб затылок. — Пожалуй, от этого не будет вреда. Но ты дождись ответа! Тем временем, девочка, не покидай город. — Он скосил глаза на Генри Симмза. — Пошли телеграмму, Генри, и дай мне знать, как только поступит ответ. Понял?

— Понял, шериф. — Бросив на Стефани очередной восхищенный взгляд, Генри Симмз выскочил из здания тюрьмы, зажав в руке телеграмму.

— Итак, где вы остановились? — спросил шериф. — Я прослежу, чтобы вас проводили до места.

Наступила долгая пауза. Как она может сказать, что остановилась у Красотки Лили? Тогда он точно не поверит, что она невинная жертва обстоятельств.

— Я… я пока нигде. Я только что приехала в город, шериф. Где вы посоветуете остановиться?

— Только что приехали? Хм-м. Вы довольно чистая для человека, который весь день проскакал по дикой местности, а? — Он опять подозрительно уставился на нее. — Итак, спрашиваю еще раз: где вы остановились?

Стефани сдалась. Потирая рукой лоб, она начала:

— Я понимаю, что вам будет трудно в это поверить, — она вздохнула, видя, что шериф Ройс скептически поднял брови, — но я остановилась у Лили. Пришлось, потому что так настаивал мой… мой компаньон…

— С кем вы путешествовали?

Она помедлила. Что, если Райана разыскивает полиция? Его могут арестовать, а ее сочтут соучастницей. Стефани колебалась так долго, что шериф взял ее под руку и сказал, что они сейчас пройдутся к Лили.

— Я знаком с мисс Лили, и, если она скажет, что не знает вас, девочка, вы окажетесь в беде, что бы там ни говорилось в чертовой телеграмме, которую получит Генри.

Стефани чувствовала себя последней дурой, стоя рядом с шерифом в гостиной Лили. Особенно потому, что ее шляпа, прикрывавшая пучок, осталась в его конторе, и теперь она стала объектом для любопытных глаз. Райан рассвирепеет…

Когда Лили наконец спустилась в гостиную, Стефани шагнула ей навстречу.

— Лили, пожалуйста, скажите шерифу, что вы меня знаете, — начала она, но Ройс ее прервал.

— Лили, ты знаешь эту девушку? Она говорит, что остановилась у тебя.

— Никогда в жизни ее не видела, — твердо заявила Лили, мельком взглянув на Стефани. — С какой стати я пущу сюда женщину, если она не работает на меня? Тебе лучше знать, Гораций.

Шериф хохотнул:

— Так я и думал: она наврала, что остановилась здесь с приятелем…

— Минуточку. — Лили подошла поближе и вгляделась в Стефани. — Стив? О да, это друг Райана.

— Так сказать… — Под давлением руки Ройса Стефани отступила.

— Извините, не узнала вас без шляпы. Такие необычные волосы… Гораций, она действительно здесь остановилась, — сказала Лили ошеломленному шерифу.

— Лили, кто ее приятель? — Шериф Ройс покачался на пятках, оглядывая гостиную. — Я хочу знать, если в город приезжают новые люди.

— Вот почему ты такой хороший шериф, Гораций. — Лили взяла его под руку и повела в соседнюю комнату. — У тебя по-прежнему любимый напиток — «Стоун Фенс»? Милли! Порцию ржаной и стакан сидра с ломтиком лимона для шерифа…

Стефани стояла, окаменев. В комнате напротив бренчало пианино, смех смешивался со звоном бокалов — девочки Лили работали. Она стояла на красном ковре, чувствуя свою неуместность и гадая, не уйти ли ей прямо сейчас. К ней подошла девушка, которую Лили назвала Милли.

— Лили сказала, чтобы ты катилась ко всем чертям из гостиной, душечка, — посоветовала Милли. — А то кто-нибудь примет тебя за новенькую и заставит работать. — Она подмигнула и ушла.

Стефани не надо было повторять дважды — она со всей скоростью, на какую была способна, помчалась из гостиной в свою комнату. Дверь была не заперта, и она горестно вздохнула. Значит, ее выдающийся побег через окно обнаружен. Стефани набралась мужества и распахнула дверь.

Райан стоял, прислонившись к резному шкафчику, и смотрел, как она входит и закрывает за собой дверь.

— Выпьешь? — Он насмешливо отсалютовал стаканом и подал его Стефани. — После такой активности, наверное, мучает жажда?

— Да. — Стефани как ни в чем не бывало подошла к шкафчику, стараясь не смотреть на голых нимф на дубовой спинке кровати. В глубине шкафчика в высоком зеркале отражались две голые женские фигуры в невероятно эротических позах, служившие поддержкой маленькому навесу. Лицо Стефани оказалось на одном уровне с их отражениями. Она видела, как бледна даже в розовом свете двух ламп. Девушка решила, что это голые фигуры так на нее подействовали. Ими был заполнен весь дом. Повсюду она видела сплетенные мужские и женские тела, часто в непристойных позах. Даже на ширме ручной росписи, стоявшей в углу, были такие картинки, что покраснеет и проститутка. — А что насчет твоей ночной активности, Корделл? — подражая Райану, обыденным тоном спросила она и налила себе изрядную дозу портвейна. — Как я полагаю, у вас с Лили нашлось немало общих воспоминаний?

О Господи, она не хотела показаться ревнивой. Может, Райан не заметил ядовитой интонации? Нелепая надежда, потому что он тотчас же отреагировал:

— Ревнуешь к Лили, Принцесса? Она тоже тобой очень интересовалась. Хотела узнать, почему я разъезжаю с такой энергичной молодой женщиной…

— Думаю, ты просветил ее на этот счет.

— Нет. Я подумал, что должен заниматься своим делом.

— О, это замечательно! С чего это ты начал сейчас, хотя раньше не беспокоился?

— Сейчас такое же хорошее время для начала, как любое другое.

— Райан Корделл, ты просто невозможен! Это ты виноват в том, что шериф меня подозревает, когда я ни в чем не виновата! Ты… ты…

— Овечка в волчьей шкуре? — подсказал Райан. Стефани отмахнулась:

— Скажи лучше, как быть с шерифом? Он пришел поговорить с Лили.

— Ах, как быть с шерифом? А как ты умудрилась притащить его сюда? И куда пошла первым делом? — Райан хлопнул пустым стаканом по крышке шкафчика. — Я считал, что запер тебя в…

— У меня были другие соображения, — оборвала его Стефани.

— Ладно, допустим. О чем ты думала, когда притащилась сюда с шерифом?!

— А что, я должна уметь читать мысли? Почему тебя так волнует, что пришел шериф? — Стефани, скрестив руки, смотрела на него поверх стакана.

— Мое дело, ты заботься о своем. Просто скажи, что привело его к Лили?

— И пропустить развлечение — посмотреть, как ты будешь потеть? Ну уж нет. Райан, ты по какой-то причине не хочешь наткнуться на шерифа, и мне интересно почему. Может, ты в бегах? Например, вооруженный бандит или грабитель банков? О тебе развешаны плакаты «Разыскивается…»?

Только легкое стремительное движение предупредило Стефани о том, что за этим последует, — Райан схватил ее, расплескав остатки портвейна ей на блузку и ковер.

— Ты задаешь чертовски много вопросов, леди, а сама не отвечаешь. Предлагаю начать рассказывать, иначе пожалеешь, что спрашиваешь.

Таким Райана она еще не видела — сгусток холодной злости. Хрустальный стакан выпал из ее рук и глухо стукнулся о ковер. Стефани упрямо подняла голову. Она не покажет ему, что дрожит от страха.

31
{"b":"4639","o":1}