ЛитМир - Электронная Библиотека

— Корделл! Эй, иди сюда!

Он узнал этот требовательный молодой голос, на мгновение замер, потом подошел к столу.

— Привет, Билли. — Райан придвинул стул и сел, не дожидаясь приглашения. — Я думал, ты околачиваешься в форте Самтер.

— Так и есть. Здесь у меня бизнес. А ты что делаешь в Аризоне?

— То же самое, бизнес.

— Доходный, Корделл? — Билли Бонни закинул ноги на стол и засмеялся. У него почти каждое заявление сопровождалось или предварялось смехом или улыбкой.

— Может, будет доходным, Билли. Я слышал, ты улизнул от губернатора Уолласа.

— Этот сукин сын дважды меня достал. Сказал, что отпустит на свободу, если я дам показания, и я пошел на сделку. — Билли ухмыльнулся. — Он свое слово не сдержал, и я решил, что тамошний климат мне вреден для здоровья.

— Да, я что-то слышал. — Райан покачал головой. — Ты плохо кончишь, Билли, если не останешься в Нью-Мексико. Поезжай на запад, в Калифорнию, или Орегон, или Айдахо.

Иначе они тебя прикончат.

Улыбка на лице Билли Бонни превратилась в оскал.

— Могут, но я утащу за собой многих, очень многих. Райан налил себе виски из бутылки Билли.

— Послушай, Билли. Я знал тебя, когда вы с матерью и братом еще жили в Нью-Йорке, когда ты еще был Генри Маккарти, и…

— Генри Маккартиумер, Корделл. Умер. — Выражение лица Билли стало серьезным. — С тысяча восемьсот семьдесят третьего года я Уильям Г. Бонни — вот как я умер. Не порть старую дружбу и не напоминай о том, о чем я не хочу вспоминать.

— Отлично, Билли. Прячь голову в песок, если тебе так нравится. — Райан выпил, не сводя глаз со вспыхнувшего злобой лица Билли.

— Не многие могут говорить мне такие вещи, Корделл, — сказал Билли, и на лице у него опять появилась улыбка.

— Не много найдется таких, как ты, Билли, которые могут меня отругать. Не забывай, я знал тебя еще до того, как ты убил своего первого человека. Скольких ты убил, встретившись лицом к лицу?

Билли осклабился:

— Четырнадцать.

— Черта с два! Ты даже меня не перестреляешь, а я довольно медлительный, если ты помнишь.

Громкий смех Билли привлек внимание людей за соседним столом, они нервно переводили взгляды с Билли на Райана. Для них не было секретом, кто этот молодой человек, но по поводу второго уверенности не было. Еще один стрелок, пытающийся составить себе имя? Если он ухлопает Билли Бонни на глазах у зрителей, то мгновенно обретет известность.

Но для Райана и Билли это была знакомая игра, они много раз в нее играли. Оба вскочили на ноги, выхватили револьверы и одновременно выстрелили в шляпы, взлетевшие в воздух. Люди вокруг нырнули под столы, раскидывая во все стороны карты.

— Черт возьми, Корделл, — Билли со смехом поднял с пола шляпу, — на этот раз ты был очень близко.

Райан просунул палец в дырку в тулье шляпы.

— Ты недалеко ушел, Билли. Теперь я знаю, насколько ты лоялен к старым друзьям.

— А, ладно! Думаю, нужно поскорее отсюда сматываться, Корделл. В этом городе гаериф не слишком меня любит, а на выстрелы быстро прибежит. Слушай, если когда-нибудь переедешь через реку Пекос, остановись в форте Самтер и найди меня. У меня есть хороший друг в салуне Бивера Смита. Он там бармен, у него спросишь, где меня найти. Его зовут Пат Гаррет.

Билли был уже в дверях.

— Пока, Райан Корделл! Береги спину… — Он исчез за дверью, и никому даже в голову не пришло его остановить.

— Пока, Билли, тебе того же, — буркнул Корделл. Он надел шляпу, поставил на место стол и стулья, потом бросил на стол золотую монету в уплату за возможные повреждения.

Выйдя из «Рыжей собаки», Райан остановился, размышляя, куда двинуться дальше. Черт с ними на сегодня, с Хантли и Бейтсом. Уже поздно, а ему нужно еще послать телеграмму. Потом придется вернуться к зарвавшейся Стефани. У нее было достаточно времени, чтобы одуматься и усмирить свою злость. Черт побери, что с ней такое? Он всего лишь старается ее защитить, не так ли?

Корделл двинулся по деревянным мосткам, протянувшимся вдоль темных домов. Доски громко скрипели, но он слышал позади странное эхо. Кто-то шел за ним. Райан прошел еще немного и остановился, чтобы закурить. Он прислонился к столбу и достал из кармана жилета сигару, одновременно другой рукой украдкой вынул револьвер. Чиркнул спичкой и поднес ее к сигаре, зная, что в это время представляет собой отличную мишень.

Он ждал предательской вспышки оранжевого огня из дула ружья, нацеленного на место его засады, и выстрел прогремел. Райан мгновенно повернулся, упал на одно колено и выстрелил. В нескольких ярдах к югу от него раздался крик и топот бегущих ног. Райан оставался в прежней позиции и держан револьвер на взводе. Позади него зажглось окно, и он перебрался в тень поближе к дому. Сколько их было, двое? Шага звучали так, как будто двое. Хантли и Бейтс.

Услышав выстрелы, народ повалил из салуна посмотреть на представление. Они стояли кучей, не беспокоясь о пулях. Райан не шевелился, настороженно наблюдая из-под стены.

Наконец один, более храбрый или более пьяный, не спеша подошел к человеку, лежавшему на тротуаре. Опустившись на корточки, он перевернул его лицом вверх.

— Мертвый, — во всеуслышание объявил он, но труп запротестовал:

— Дурак, я не мертвый, я истекаю кровью!

Кто-то предложил:

— Позвать врача…

— Позвать шерифа…

Среди всеобщего замешательства Райан убрал револьвер и вышел из тени. Он подошел к кольцу людей, окруживших раненого. Так и есть, Хантли.

А поскольку Хантли корчится в пыли, Бейтс оставался где-то рядом. Райан оглядел толпу, но никого похожего на Бейтса не увидел. Он медленно отошел, решив, что не стоит дожидаться шерифа. Только время терять и усиливать замешательство. Он не прошел и десяти шагов, как навстречу вышли несколько человек.

— Это он! Он стрелял в моего партнера…

— Шериф, он дружок Билли Бонни! — выпалил другой. Мужчины встали перед ним полукругом, и Райан сразу узнал одутловатое лицо Бейтса. Было видно, что он очень доволен, что прикрыт чужими ружьями.

Шериф стоял боком, задумчиво глядя на Райана и перекатывая во рту сигару.

— Это ты стрелял в него, сынок? Вот он заявляет, что ты. — Шериф Ройс опустил руку на рукоять револьвера, поза была спокойная и угрожающая. — Я бы на твоем месте не делал резких движений. У меня тут человек, который с сотни ярдов попадает канюку в глаз.

— Сколько выстрелов вы слышали? — спросил Райан. — Я стрелял один раз. Его партнер выстрелил первым.

— Он врет! — закричал Бейтс. — Бедняга Хантли мог нечаянно выстрелить, когда в него попала твоя пуля! — Он обратился к шерифу: — Шериф, и вы его отпустите? Он опасен, он преступник! Ручаюсь, что у вас в конторе лежит десяток плакатов о розыске!

— Ага, и он сидел в «Рыжей собаке» вместе с Билли Бонни, — поддержал другой. — У них был такой вид, будто они друзья.

Райан нетерпеливо дернулся.

— Послушайте, шериф…

— Минуточку, мистер. Может быть, действительно следует вас проверить.

— Это была явная самозащита. С каких пор вы сажаете человека за то, что он защищается?

— Ага, и он говорит это после того, как в «Рыжей собаке» стрелялся с Билли Бонии! — закричал приятель Бейтса.

— Пойдешь со мной, сынок, — сказал шериф. — Надо потолковать, заодно просмотрю плакаты по розыску.

— Послушайте, шериф… — Райан сделал шаг, и на него тут же прыгнули Бейтс и его приятель. Чтобы прекратить драку, шериф выстрелил в воздух и с отвращением посмотрел на Бейтса.

— Вы храбрые ребята, согласен, но я вижу, что он вполне может дать сдачи, верно? Так что прочь с дороги! — Он грубо толкнул Бейтса и второго добровольца. — Пойдем-ка пройдемся, сынок. Да, отдай, пожалуйста, свой револьвер, идет? — сказал он Райану.

Слабой со сна рукой Стефани нашарила часы. Два часа ночи, а кто-то колотит в дверь.

— Минутку, минутку! — крикнула она, когда застучали громче. — Дайте одеться…

У нее округлились глаза, когда в дверях замаячила грузная фигура шерифа Ройса — от него несло виски, в зубах перекатывался окурок сигары.

34
{"b":"4639","o":1}