ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы сказали, вашего партнера подстрелили?

— Да, но только в руку. Он может сидеть на лошади. — Бейтс подошел ближе, не замечая, что Стефани сморщила нос от запаха пота и виски. — Что скажете, мисс Эшворт? Вам нужен проводник, а раз ваш отец нас нанял, он знал, что мы можем справиться с этой работой.

— Мне надо подумать, мистер Бейтс. Завтра я с вами свяжусь. Сейчас уже поздно, а у меня был напряженный день. Пожалуйста, оставьте у клерка записку, где вас можно найти. А теперь доброй ночи!

— Доброй. — Бейтс, насупясь, смотрел, как Стефани, подобрав юбки, поднимается по лестнице. Спесивая, как и ее старик! Но это не важно. Золото все уравняет.

Только после того, как Стефани заперла дверь своей комнаты, она почувствовала облегчение. Она не доверила бы Бейтсу проводить ее до ближайшего салона модистки, не то что к Джулиану. Как получилось, что отец нанял таких людей? Ему несвойственна подобная тупость. Стефани поежилась под легкой шалью, накинутой на плечи, сняла ее и повесила на спинку стула. Наверное, Джулиан их никогда не видел и нанял по доверенности. Это было единственное разумное объяснение.

Она легла на жесткую кровать и зарылась лицом в подушку. Черт возьми! Несмотря на все, что Райан ей сделал, она чувствовала себя виноватой, что отказалась его признать. Он в тюрьме, и, хотя, возможно, там ему и место, она считала себя виноватой. Но почему? Райан стрелял в человека, так? Шериф не может держать его в тюрьме вечно за явный случай самозащиты. К тому же Хантли ранен в руку, а не убит.

Нечего беспокоиться о Райане. Он может сам за себя постоять, а она должна ехать дальше, чтобы найти Джулиана. Отец совсем недавно проезжал через Уиллоу-Крик, а у нее есть карта… Карта! Стефани охватила паника. Карта была в сумке, а сумка потеряна в горах! О, почему она не подумала об этом раньше! Как теперь найти Джулиана?!

Стефани лежала на кровати, уставившись в потолок, и думала о том, что ситуация безнадежна. Придется признать свое поражение. Поехать обратно в форт Дифайенс к Клодии, сесть на поезд и вернуться в Нью-Йорк, не сделав того, за чем приехала. Райан будет страшно доволен. Райан… Он почти не заглядывал в карту! Как будто она отпечаталась в его мозгу! Он может ее нарисовать!

Завтра первым делом она пойдет в эту ужасную тюрьму и попросит Райана нарисовать ей карту… Нет, не получится. После того как она отказалась помочь ему, он не станет помогать ей.

Стефани уперлась подбородком в сложенные кулаки и мрачно уставилась на розовые обои. Возможностей у нее не много. Или она ближайшим поездом возвращается домой, или смирит гордость и скажет шерифу правду. Он, конечно, захочет узнать, почему она солгала, это будет очень неприятно, но что делать? Ей нужен Райан…

О, так болит голова и хочется спать, что думать она не в состоянии. Завтра будет достаточно времени, при свете дня появится новый взгляд на вещи, ее живой ум снова начнет нормально функционировать…

Но утро не принесло решения. Стефани не смогла придумать другого ответа. Проходив час по ковру, она признала свое поражение.

Вскоре Стефани, одетая в новое платье, которое купила в лучшем магазине города, шла к шерифу. Придется применить все средства убеждения, мрачно подумала она, поднимаясь по деревянным ступенькам тюремного здания.

— Доброе утро, шериф. — Стефани стояла в открытой двери, и шериф Ройс сощурился от внезапного потока света.

— Доброе. Закройте дверь, пожалуйста, яркий свет режет старику глаза. — Шериф одобрительно скользнул взглядом по новому платью Стефани. — Новая штучка, а? Собираетесь у нас задержаться?

— Не совсем, шериф. Просто все мои вещи потерялись. Вы получили ответ на мою телеграмму?

Она присела на край стола и сняла кружевные перчатки, подходившие по цвету к блестящему голубому шелку платья.

Убирая их в такую же голубую сумочку, она наблюдала за Ройсом. Она отлично понимала, что цвет платья прекрасно сочетается с пепельными волосами и золотистым цветом лица, а черное страусовое перо воткнуто под правильным углом, что подчеркивает величину и блеск глаз. При каждом движении головы оно овевало ей брови. Модная шляпка — лучшая уловка против мужчин, и Стефани считала, что утонченный, изысканный вид действует эффективнее, чем платья с глубоким вырезом.

— Уфф, ответ на вашу телеграмму? Вообще-то, — Ройс с трудом оторвал глаза от прелестного личика Стефани, — Генри принес его несколько минут назад. Я еще не отослал его в ваш отель. — Он порылся в бумагах и вытащил листок. — Вот он. Здесь сказано, что вы та, кем назвались, все так, и даны указания банку выдать вам деньги. — Не выпуская изо рта сигару, он вперил в нее острый взгляд. — Едете к отцу? Клерк в «Сент-Чарлзе» мне сказал, что он недавно здесь проезжал.

Стефани улыбнулась, чтобы скрыть удивление перед осведомленностью Ройса.

— Да, к отцу. Я умею жить в суровых походных условиях, шериф. Сейчас я одета иначе, но когда вы впервые меня встретили, я выглядела как ковбой. Я наслаждаюсь путешествиями, люблю спать на земле под звездами, такая уж у меня прихоть. А теперь о том джентльмене, которого вы задержали, — кажется, вы его назвали мистер Корделл. Я бы хотела, чтобы вы выпустили его под залог, шериф. Я… недавно обнаружила… что он знает моего отца и что он единственный человек, который может меня к нему провести.

— Этого я сделать не могу. Сожалею, мисс, — непреклонным тоном сказал шериф. Он махнул рукой, оставив в воздухе след сигарного дыма. — Меня не беспокоит вчерашняя стрельба, и он не Робинсон, но я подержу его, пока не узнаю, не разыскивают ли его в Техасе. К тому же его вчера видели в «Рыжей собаке» вместе с Билли Бонни, и ему придется дать кое-какие объяснения.

— С Билли Бонни? — упавшим голосом повторила Стефани. Неужели Ройс действительно собирается держать Райана в тюрьме?!

— Да. Уильям X. Бонни, больше известный как Крошка Билли. Маленький грязный подонок. Кому-нибудь давно следовало его убить. Он — как бешеный пес, рыщет тут и делает все, что захочет… но это уже другая история. Этот парень Корделл будет сидеть, пока я не получу ответ. Я обыскал ящик со старыми объявлениями, у меня такое чувство, что его за что-то разыскивали. Найдите другого проводника, мисс. Не хотите же вы разгуливать с убийцей.

Стефани не стала признаваться, что именно этим и занималась две недели. Черт! Она не ожидала, что Ройс так заупрямится. «Что ж, значит, шляпка не сотворила чудо», — вздохнула она про себя и тут же избрала другую тактику:

— Шериф, можно мне поговорить с вашим пленником несколько минут? Может, он предложит мне другого проводника…

Ройс подозрительно уставился на Стефани сощуренными глазами.

— Послушайте, юная леди, вы ни на секунду не одурачили меня вашими играми. Вы знакомы с Корделлом, и, возможно, довольно близко. Не знаю, почему вы не признали его вчера, но, после того как я получил описание, это не имеет значения. Он будет сидеть, пока я не получу ответ из Техаса.

— Вы не ответили на мой вопрос, шериф, — холодно сказала Стефани, как будто его пылкая отповедь не имела никакого значения. — Будьте любезны, могу я поговорить с вашим пленником?

Ройс слегка приподнял брови, потом грохнул обеими руками о стол.

— Вы всего добиваетесь, мисс, всего! Да, вы можете поговорить с моим пленником, но не обольщайтесь на этот счет. — Он ухмыльнулся. — Не то чтобы я вам не доверяю, но…

— Все в порядке. Вы предпочли бы, чтобы со мной кто-то пошел?

— Нет. Даже если бы у вас была пушка, это Корделлу не поможет. Он будет сидеть, пока я его не выпущу.

Стефани прошла следом за Ройсом в темный коридор. Глаза не сразу привыкли к перемене освещения, и, когда Ройс остановился перед ячейкой, она ткнулась носом ему в затылок. Полуобернувшись, Ройс сказал:

— Разволновались? Ну, вот он, мисс. Приятной беседы!

После того как затихли шаги Ройса, Стефани, все еще потирая нос, подошла поближе к камере Райана. Он сидел, прислонясь к стене. Солнце проникало сквозь зарешеченное оконце, расположенное высоко наверху, и единственным освещением был полосатый прямоугольник света на полу. Она немного подождала, но Райан ничего не говорил, не шевелился, просто молча сидел в тени.

36
{"b":"4639","o":1}