1
2
3
...
41
42
43
...
74

— Райан? — шепнула она ему на ухо, и черные волосы пощекотали ей нос и губы. — Райан, ты спишь?

— Уже нет, — сонно проворчал он и скосил на нее глаз, — В чем дело?

— Ни в чем. — Стефани придвинулась к нему поближе и погладила. Глаз Райана закрылся, и она легонько вздохнула, отчего волосы на его груди шелохнулись. Его рука коротко прижала ее, потом расслабилась. Стефани пальчиками ног погладила его ногу от колена до лодыжки, потом вернулась назад короткими шажками. Его нога дернулась раз, другой и затихла.

Стефани нахмурилась и повела себя решительнее. Подушечки пальцев, как игривый щенок, простучали по плоскому животу, задержались на пупке, потом побежали вниз. Райан перехватил ее руку, другой рукой придавил ее к себе.

— Что ты делаешь? — Голос был низкий, сонный.

— Ничего.

Он ощутил, что Стефани улыбается.

— Ничего? Хм-м. А по-моему, ты что-то со мной делаешь.

Ладонь соскользнула с ее спины к бедрам, погладила изящный изгиб, вернулась. Ее губы пощипывали кожу, и Райан с тихим смехом сдался.

— Жадина, — пробормотал он и перекатился наверх.

— Жадина, — согласилась она беззвучным шепотом. — Да-да, Райан!

Они задержались в пещере дольше, чем у них было запланировано, и самым коротким путем по каменистому склону спустились к подножию. Райан ехал впереди, Стефани оставалось только смотреть ему в спину.

Она была охвачена любовью. О да, она этого больше не отрицала! Она была безнадежно влюблена. И не важно, что он пока не сказал ей, что любит. Обязательно скажет. Любовь окрасила все вокруг такой россыпью ярких красок, как будто некий художник сошел с ума и опрокинул на мир всю свою палитру.

Небо было такой синевы, что резало глаза, столовые горы и горные пики, тянувшиеся к небесам, были исчерчены розовыми и карминными тенями. Даже чахлые деревья и кусты были не пыльно-серые, как недавно, а потаенно-зеленые.

— Райан, смотри, ястреб! — Стефани показала на точку, лениво кружащую высоко в небе. 179

— Это не ястреб, а орел. — Райан приложил ко лбу руку козырьком и посмотрел на птицу. — Наверное, где-то рядом гнездо. — Он скользнул взглядом по Стефани и отвел глаза. Он уже несколько часов знал, что их преследуют, но не хотел ее тревожить. Он не был уверен, кто за ними идет, друг или враг. Он разберется, когда они в следующий раз остановятся на отдых.

Когда в конце дня они остановились, Райан взобрался на ближайший пик, оставив Стефани с лошадьми. Он лег на живот и вгляделся в горизонт. Позади них никого не было, никаких клубов пыли. Он посмотрел в другую сторону. По дальнему склону тащились две крохотные фигурки, ведя за собой вьючную лошадь. Райан нацелил на них полевой бинокль.

Бинго наклонился над седлом и пустил струю табачной жвачки в ящерицу. Та соскользнула с плоского камня, вильнула хвостом и скрылась за камнем. Бинго засмеялся. Он снял шляпу, поскреб жидкие спутанные волосы и снова ее нахлобучил.

Джулиан неловко слез с лошади, потирая затекшую спину, и сел на камень, где ящерица освободила ему место. Опершись вытянутыми руками о колени, он пристально посмотрел на проводника:

— Бинго, мы опять неправильно прочли карту.

— Да, вероятно. — Бинго придавил блоху, опрометчиво вылезшую на рубашку. — Я могу рассказать все, что известно индейцам в округе на сотни миль. Но конечно, если ты все еще носишься с мыслью…

— Нет-нет, я готов выслушать альтернативные предложения.

— Ладно. — Бинго сел рядом с ним и, прищурившись, посмотрел на солнце, скользившее за столовыми горами и вершинами. — Странник, тебе надо научиться ждать, это все, что требуется.

Джулиан выслушал его, скептически подняв брови. Сидеть и ждать? Кто знает, может, и правда его карта ошибочная. Сдвинув светлые брови, Джулиан размышлял о достоверности карты. Они прилежно следовали ей, но на том месте, где предполагалось наличие древнего погребения, оказался одинокий утес. Теперь они прослеживали карту в обратном направлении, пытаясь найти, где сбились с пути.

— Бинго, — решительно сказал он, — почему бы не спросить у какого-нибудь индейца, верна ли карта? Он бы объяснил. Это сэкономило бы время и силы.

Бинго от изумления чуть не подавился табачной жвачкой.

— Ну-у… Пожалуй, можно. Но если наш вопрос ему не понравится, висеть нашим скальпам на столбе. — Бинго колебался, не решаясь что-то сказать, и Джулиан поднажал:

— Что такое? Я вижу, у тебя есть идея?

— Учти, это только легенда, может, в ней нет ни капли правды, но я вспомнил историю про лестницу на небеса. Ты должен найти нужную ступеньку, иначе туда не попадешь. Может, это как раз история про кладбище, которое ты ищешь.

Джулиан от возбуждения вскочил на ноги.

— Значит, карта может быть верной! Надо только найти ступеньку или след, скрытый на стене этого утеса. Бинго, может, мы на правильном месте, только этого не понимаем! Пошли…

— Минуточку, Странник, не беги как оголтелый. Сначала нужно все обдумать. Хватаешься за ложный след, как необученная охотничья собака. Твоя идея насчет того, чтобы спросить у индейца, не так плоха. Кажется, я знаю, кого надо потормошить, но это день пути. — Он уставился на Джулиана. — Нечего хмуриться, если я не вскочил и не побежал. Еще успеем. Те индейцы умерли тысячу лет назад, они никуда не денутся.

— Ты прав, конечно, просто так много времени потеряно даром! — Джулиан вздохнул и потянулся, расправляя затекшие мышцы. — Такое чувство, что меня привязали к седлу ржавой проволокой. — Приложив руку козырьком ко лбу, он оглядел окрестности, выискивая знакомые отметки. Они подошли совсем близко, но он этого не знал. Его все еще преследовала мысль, что вместо древнего кладбища они уткнулись в отвесную стену горы. На какой-то момент он был готов все бросить, но потом к нему вернулась решимость. Джулиан Стефен Эшворт никогда не сдавался и сейчас не встанет на этот позорный путь.

Лестница на небеса, размышлял он. Ступени — на этой скале, он это точно знает. И когда они взберутся, он найдет то, что ищет.

Райан съехал по склону в потоке мелких камушков. Стефани хмуро сказала:

— Неужели надо всегда забрасывать меня кучей нежелательных предметов? — Она стряхнула пыль и песок с головы и плеч. — Что ты там высматривал?

— О, хоть что-нибудь!

— Ну и как, увидел?

Райан покачал головой, подошел к своей лошади и опустил бинокль в подсумок.

— Ничего, Принцесса. Ничего. — Он не собирался рассказывать ей о том, что видел. Вот доберутся до Джулиана, и Стефани больше не понадобится проводник. А ему требовалось время, чтобы разобраться со своими чувствами до того, как на него обрушится решение. Джулиан с проводником достаточно далеко, так что пусть Стефани никогда не узнает, как близко от них они были.

Стефани встала с камня, потянулась, как кошка, закинула руки за голову и улыбнулась Райану. В ее глазах блестело какое-то чувство, которое Райан не мог определить.

— Будем устраиваться на ночь? — Она наклонилась к ботинкам/Потрепанная шляпа слетела на землю, и с головы обрушился серебряный водопад. Райан задержал взгляд на круглой попке. Поза подчеркивала бедра в обтягивающих брюках.

— Так как? — переспросила Стефани, и он отвлекся от созерцания бедер и попки.

— Да, можно остановиться, но не здесь. Проедем еще немного. Только через этот хребет, — добавил он, когда Стефани протестующе застонала. — Я вижу верхушки деревьев, под ними устроим лагерь.

— Кажется, ты говорил, что безопаснее под скалой, — указала Стефани, но Райан уже вставил ногу в стремя. — Противоречия, вечные противоречия, — пробурчала она.

Ноющие мускулы не хотели подчиняться, но она заставила их слушаться. Она пустила свою лошадь вниз вслед за Райаном.

Уже скоро над костром вился дымок, Стефани сидела на корточках и жарила привычный ужин — бобы с вяленым мясом. Лучше, чем ничего, но очень уж надоело такое меню.

— Райан!

Зажав ногу своего жеребца между коленями, Райан проверял копыто, искал трещины или застрявшие камушки. Он вытащил маленький, но острый камушек, засевший между подковой и копытом.

42
{"b":"4639","o":1}