ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Стефани повернула голову к полю битвы, она с облегчением увидела, что Пятнистый Волк снова лежит на земле. Он попытался подняться, но упал, схватившись за плечо. Должно быть, Райан его порезал, поняла Стефани и быстрым взглядом окинула фигуру Райана. Кажется, особых ран не видно — может быть, борьба окончена?

Но Пятнистый Волк встал на нетвердые ноги; Стефани с ужасом смотрела, как двое мужчин сходятся, борются, разъединяются и снова сходятся, как сверкают ножи в лучах утреннего солнца. И вдруг все кончилось.

Сплетенные тела бойцов, катавшихся по земле в клубах пыли, остановились. Один остался лежать, другой встал на ноги. Когда рассеялась пыль, Стефани закрыла глаза и вознесла короткую молитву: Райан стоял, расставив ноги и подняв руку в знак того, что он победитель.

Очевидно, мало кого волновало, кто победит, — апачи смеялись и выкрикивали приветствия. Райана сразу же окружили и куда-то увели.

Несколько часов Стефани провела, гадая, что случилось и что теперь будет. Никто не собирался ничего ей рассказывать, да она бы и не поняла их. Она сидела под хлопковым деревом под охраной Маленькой Птички и еще двух женщин. Иногда они предлагали ей что-нибудь поесть, но она отказывалась. Как она могла есть в такое время?!

Вторая схватка состоялась в полдень, когда солнце светило с особой жестокостью. Стефани с замиранием сердца следила, как Райан борется с воином по имени Бизоний Рог.

Этот боец использовал тактику своего противника — он заставил Райана сделать первое движение. Ложный выпад, оттяжка, удар, парирование удара — все напоминало фехтование. Только сражение было настоящим, а она была трофеем.

К ее облегчению, Райан быстро избавился от Бизоньего Рога, спровоцировав его на ложный выпад и обрушив удар на подставленную шею. Бизоний Рог, перекувырнувшись, рухнул, и Райана опять объявили победителем.

И снова пошли игры и праздник, дети играли кольцами и палками, мужчины в головных уборах плясали вокруг них. К вящему веселью толпы, появились миниатюрные фигурки, изображающие костюмированных воинов.

Рядом со Стефани группа женщин, включая Маленькую Птичку и других ее стражниц, затеяла свою игру. Стефани со смутным интересом смотрела, как они расстелили одеяло на траве. Позицию каждой обозначили воткнутым в одеяло шилом — с помощью этого инструмента индейские женщины сшивают оленьи шкуры. Хихикая и смеясь, игроки бросали четыре палочки в камень, лежавший в центре. Видимо, палочки имели различную ценность, потому что у одной на конце была метка, а все остальные были с одной стороны плоские, с другой закругленные. Наконец Стефани потеряла интерес к игре, которую не понимала, и отвела взгляд.

Между типи с визгом носились голые дети, скакали на палках, как на лошадях, гонялись друг за другом и иногда останавливались, пялясь темными глазами на белую женщину с серебристыми волосами. Старшие мальчики играли в охотников, у них были уменьшенного размера копья и луки со стрелами. Не имея для цели птицу, дикую собаку или зайца, они со своим свирепым оружием накидывались на кузнечиков и стрекоз. Мальчики постарше играли в войну, скакали на пони по площадке, демонстрируя свое умение, свешивались на бок скачущей галопом лошади, подхватывали с земли какой-нибудь предмет, стараясь произвести впечатление на хорошенькую девушку.

Поплыл густой дым — это в костры для приготовления еды сунули зеленые ветки, чтобы отгонять комаров, москитов и зеленых мух, заполонивших лагерь…

Прислонившись спиной к дереву, Стефани прикрыла глаза, прислушиваясь к воплям мужчин, игравших в кольцо. Они бросали стрелы или палки сквозь обруч, раскачивавшийся на кожаном ремне, кричали и хвастались с добродушным юмором.

Она с беспокойством искала глазами Райана, надеясь, что он подойдет и поговорит с ней. Где он? Она со вчерашнего дня не имела возможности с ним поговорить, ей требовалась поддержка, уверенность. Сейчас у них появился проблеск надежды, но впереди был еще один поединок.

Последний поединок начался в конце дня. Стефани опять под охраной провели к месту, откуда она должна была следить за состязанием. Переминаясь с ноги на ногу, она рыскала глазами по толпе, пока не отыскала Райана. Он казался таким же свежим, каким был утром. Пятнистый Хвост стоял неподалеку и улыбался, разглядывая соперника.

Райан от всей души желал бы быть таким же свежим, как утром. Но мускулы были напряженные, не такие гибкие, как раньше, и порез на груди отдавал пульсирующей болью. И что хуже всего — Пятнистый Хвост знал о его слабости. Райан глубоко вздохнул. Барабаны смолкли — тишина послужила сигналом к началу схватки.

Покачиваясь на пятках, Райан внимательно следил за Пятнистым Хвостом. Это был самый грозный его соперник. Он всегда сохраняет холодную голову и знаком с приемами борьбы на ножах. Они кружили, как настороженные коты, оценивая размер и силу, а также проворство противника. У Пятнистого Хвоста была масса времени, чтобы понаблюдать за Райаном, тогда как он мог полагаться только на память.

Пятнистый Хвост сделал первое движение, быстрый взмах ножом и поворот тела почти застали врасплох Райана, но он ухитрился избежать сверкающего лезвия. Воспользовавшись тем, что Пятнистый Хвост на мгновение потерял равновесие, Райан ринулся вперед и целенаправленно ударил ножом в руку. Пролилась первая кровь, и по толпе прокатился ропот.

Пятнистый Хвост прищурился, сжал рот в тонкую линию, превратившись в дикую кошку с прижатыми ушами. Возмездие последовало незамедлительно — вскинув нож над головой, Пятнистый Хвост ринулся на него, и Райан крепко сжал свой. Противники сцепились, каждый старался высвободить руку, но кончилось тем, что они разошлись. Намасленные тела обливались потом, у обоих пот катился по лицу, заливал глаза, они почти ослепли.

Чтобы прочистить глаза, Райан тряхнул головой, на миг наклонился, и Пятнистый Хвост воспользовался мгновенным преимуществом. Грудь полоснуло огнем, и только быстрый поворот жилистого тела избавил Райана от более серьезных повреждений. Резаная рана озлобила Райана, лишила осторожности, теперь Райан видел перед собой только врага.

Пригодился опыт уличных драк в темных переулках и доках Нью-Йорка, все трюки, которым он тогда научился, были пущены в ход. Пятнистый Хвост задохнулся и смутился перед шквалом приемов, которые показал Райан. Райан был то впереди, то позади, вертелся так, что Пятнистому Хвосту постоянно приходилось поворачиваться, оберегая спину. Райан сделал вид, что споткнулся, быстро перебросил нож из правой руки в левую и всем телом навалился на Пятнистого Хвоста.

Пятнистый Хвост с хрюканьем рухнул на землю, и Райан сразу же оседлал его. Апачи инстинктивно схватил руку Райана с ножом, удерживая ее от замаха, а другой рукой нацелил свой нож ему в грудь.

Железные пальцы обхватили запястье Пятнистого Хвоста, из последних сил удерживая его нож. Приподнявшись, Райан давил руку все ниже и ниже, и тут за его спиной раздался тонкий, пронзительный крик: «Райан!» Того мгновения, на которое он отвлекся, было достаточно, чтобы Пятнистый Хвост сбросил его с себя, и Райан увидел над собой черные глаза, пригвоздившие его к земле. Нож апачи был нацелен ему в горло.

Райан смотрел на Пятнистого Хвоста блестящими, бесстрашными глазами, и апачи улыбнулся. Он не спеша провел ножом ему по горлу — неглубоко, больно, но не смертельно. Пятнистый Хвост вскочил на ноги и поднял над собой нож, объявляя себя победителем под приветственные крики толпы.

Стефани замерла в ужасе. Она не хотела кричать, но не смогла удержаться. Этот крик стоил Райану победы. Теперь ей придется стать женой Пятнистого Хвоста. Стефани закрыла глаза. С ней случилось то, чего не случалось никогда в жизни, — она потеряла сознание.

Глава 25

Стефани со стоном проснулась. Она снова была в типи Пятнистого Хвоста. Должно быть, день клонился к вечеру, потому что длинные тени имели красноватый оттенок и похолодало. Стефани села, отбросила легкое одеяло и собралась вставать.

48
{"b":"4639","o":1}