ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть, понимаю, Принцесса. Ты пытаешься сказать, что будешь скучать без меня, или?.. — Он невольно напрягся в ожидании ответа, хотя не мог бы сказать, почему это для него так важно. Что, если она скажет, что любит его? Он не рискнет ответить ей любовью?

Стефани оттолкнула его и, обняв себя руками за локти, пошла к красной линии берега. Вода в озере была глубокая и загадочная, под ее гладкой поверхностью таились вековые секреты. То же чувствовала она про себя. Как осмелиться выдать Райану ее главный секрет? Может, он его уже знает и скрывает под гладкой, спокойной поверхностью дружеских отношений, которые она с таким трудом установила?

Он продолжал сидеть на земле и смотрел на псе своими серыми глазами. Она спиной ощущала этот взгляд, как тогда, в форте Дифайенс, когда впервые его встретила. Кажется, она полюбила его еще прежде, чем они познакомились! Хоть тогда ее душила злость, она остро ощущала Райана Корделла как мужчину. Стефани понимала, что вся ее неприязнь и враждебность была попыткой скрыть симпатию. Но она только обманывала саму себя, как и сейчас. Да, она злилась, она была поражена тем, что он оставил ее с Пятнистым Хвостом, несмотря на все ее мольбы, однако справедливость требовала признать, что у него не было выбора. Но так трудно снова начать ему доверять!

Стефани повернулась к нему и твердо посмотрела в глаза. Он не шелохнулся, просто молча смотрел и ждал.

— Конечно, я буду без тебя скучать, Райан, — легким тоном сказала она, и момент доверительности миновал. — Несмотря на наши разногласия, мы вместе многое пережили. Но зачем сейчас об этом говорить? Мы еще даже не нашли отца…

Стефани понимала, что это был половинчатый ответ, и призналась себе в трусости. Напряженный взгляд Райана стал язвительным.

— Ты приверженец уклончивых ответов, Принцесса, и я восхищен твоим талантом в этой области. Что собираешься делать, если я настаиваю на честном ответе? — Он встал и взял ружье. — Подумай, а я пока разведаю окрестности. Без меня в случае необходимости воспользуешься револьвером.

— Думаешь, понадобится? — При мысли, что она остается одна, в темных глазах Стефани вспыхнула паника. Она всю жизнь не сможет забыть, как ее похитили апачи!

Выражение лица Райана смягчилось.

— Нет. Высокие скалы вокруг озера — хорошая защита, к тому же наверху орлиное гнездо, орлы поднимут страшный шум, если кто-нибудь приблизится. У тебя будет много предупредительных сигналов.

Стефани кивнула:

— Я помню, как громко кричала орлица, когда мы лезли на обрыв. Я думала, что кого-то убивают.

Райан чуть улыбнулся:

— Похоже, правда? Кажется, орлов не обмануть никаким камуфляжем.

Не в силах встретиться с ним глазами, Стефани стала закатывать рукава рубашки. Она знала, что означало его загадочное замечание, но не могла избавиться от привычки скрывать свои эмоции. Когда она подняла голову, Райан уходил. Итак, он решил добиться от нее ответа, прежде чем они настигнут Джулиана. Чему следовать — велению сердца или разума?

Если бы можно было поговорить с отцом! Он всегда давал ей хорошие советы. Джулиан Эшворт сказал бы ей, что делать.

Глава 30

Но Джулиан начал сомневаться в своей способности принимать разумные решения. Он стоял и смотрел на отвесную скалу; стена была неприступной. Ни один человек не влезет по гладкому склону с любой стороны скалы, а рубить ступени в кварцевом песке, сцементированном кремнием, — занятие на много недель. Вождь папаго сказал, что ступени можно видеть или преодолеть в определенное время, а у них нет столько времени, чтобы выбивать зацепки для ног своим примитивным оборудованием. Одинокий холм тянулся ввысь на добрых четыреста пятьдесят футов.

— И что теперь? Это то самое место. Единственная гора на много миль вокруг, где на вершине может быть кладбище. — Джулиан упал духом. Он был так уверен, что Хакайву знает тайный путь к цели! Но проводник-папаго только следовал карте, уверяя, что она точная. Покачивая головой, Джулиан обдумывал, не признать ли поражение.

Бинго сидел на камне, положив узловатые руки на колени, и размышлял. Он уже разглядел поверхность холма в прошлый раз, когда они здесь были. Даже если они начнут методично проверять каждый фут основания в поисках мифической лестницы на небеса, это займет несколько недель.

— Ладно, Странник, — сказал он наконец. — Я думаю, наш дружелюбный проводник на самом деле просто не желает найти лестницу на небеса. Знаешь, папаго суеверны, как все индейцы, вот и он верит, что умрет, если потревожит священную землю.

— Полная чушь! — раздраженно выпалил Джулиан и повернулся к индейцу и Бинго. — Скажи ему, что он получит много ценных подарков, если покажет нам дорогу или скажет, как ее найти.

Бинго старательно перевел обещание Джулиана, но Хакайву энергично замотал головой. Он звенящим голосом отказался, со страхом глядя на старика.

— Нет, — сказал Бинго. — Хакайву заявляет, что от твоих подарков мало толку, если он умрет, а он не хочет отправляться на небо в конце путешествия. Не могу его осуждать, но нам теперь будет на полушку труднее.

— Как раз на полушку, — сухо согласился Джулиан. Он плюхнулся на камень рядом с Бинго и невидящими глазами уставился в стену скалы. — Меня удивляет, что вождь навахов, который продал мне карту, тоже говорил, что Магический камень можно видеть только в определенное время года. Как ты думаешь, это относится к сезонам?

Бинго пожал плечами:

— Может быть. Эти древние племена очень старательно вели календарь. Как я догадываюсь, чтобы вовремя сажать кукурузу.

Джулиан вскочил и взъерошил густую светлую шевелюру.

— Вот оно! Календарь! О, Бинго, как же я был слеп! У всех этих древних племен был свой метод отмечать особые дни года, они делали это очень аккуратно. В Южной Америке майя сделали хитроумный календарь, отмечающий зимнее и летнее солнцестояние… ты знаешь, какое сегодня число?

Бинго неуверенно посмотрел на Джулиана и покачал головой:

— Нет, не сказал бы. Месяц — июнь, а число не знаю. Где-то посредине. Но как число поможет тебе найти ступени, Странник?

— Ну как же ты не видишь? — Он от возбуждения даже охрип. — Оба вождя упирали на то, что время должно быть выбрано правильно, а это может означать только то, что ступени видны в определенное время года. Где-то тут должны быть солнечные часы, и ручаюсь, ступени окажутся рядом с ними…

— По мне, это притянуто за уши, но я полагаю, не будет беды попробовать, — согласился Бинго. Он повернулся к Хакайву, который настороженно следил за их разговором, и улыбнулся. — Почему бы не спросить об этом у нашего дружка?

Потребовалось несколько минут объяснений и уверений, что им нужен только способ определения времени, прежде чем проводник-папаго уступил. С величайшим удивлением Джулиан наблюдал, как Хакайву быстро развернулся и стремглав побежал прочь от скалистого склона. Он бежал по пыльной равнине к горизонту и был уже почти не виден, когда остановился возле кучи камней.

— Но… как это может нас к чему-то привести? Это слишком далеко.

— Может там подземный тоннель? — предположил Бинго. — Тут полно загадочных куч камней.

— Нет, слишком далеко. Пойдем посмотрим. Может, там есть что-то такое, что отсюда не видно.

Когда они добрались до кучи камней, где их терпеливо дожидался Хакайву, Джулиан обнаружил грубые солнечные часы.

— Изумительно! — воскликнул он, старательно изучая каменную плиту с петроглифами. — Смотри, три каменные плиты, каждая весит не одну тонну, положены на скальное основание под определенным углом. Плиты берут в скобки этот спиральный петроглиф, направляют солнечные лучи на его поверхность. Этот меньший петроглиф должен объявлять весну и время равноденствия. А это… — Джулиан ошеломленно уставился на два клина небольших размеров, установленные на верху каменной плиты. — Я не вполне уверен » функции этой конструкции, но она должна что-то означать. Они покрыты резными фигурками и старинными картинками. Смотри! — Что-то новое захватило внимание Джулиана; он показал на луч, разрезавший пополам спираль, выбитую в камне. — Видишь, как он близко от центра петроглифа? Когда луч разделит центр пополам, будет летнее солнцестояние, ручаюсь, или я не Джулиан Эшворт!

55
{"b":"4639","o":1}