ЛитМир - Электронная Библиотека

Стефани не удержалась от испуганного вздоха, когда он обхватил ее руками за талию. Она оглянулась вполоборота и упрекнула:

— Ты подкрался тихо, как индеец!

— Так и должно быть. Я много ездил с апачами. — Он улыбнулся на следующую негодующую реплику Стефани и подсадил ее на лошадь. — Сегодня мы должны использовать все возможное время. При удаче завтра утром захватим Джулиана.

— Не могу поверить, что мы так близко, — сказала Стефани, вставляя ноги в стремена. — По-моему, я не видела Джулиана несколько лет, а не месяцев. Знаешь, раньше никогда так не бывало, чтобы он послал за мной и не дождался моего приезда. Я думала, что будет хотя бы какое-то послание от него, но до сих пор ничего нет! — Она озадаченно нахмурилась и надвинула шляпу на лоб. — Не понимаю, почему он не оставил кого-нибудь дожидаться меня. Кроме Хантли и Бейтса, разумеется. — Она поморщилась.

— Стефани, а тебе не приходило в голову, что он мог не хотеть, чтобы ты шла с ним в эту экспедицию? — спросил Райан и тронул коня.

— Конечно, нет. Если бы он не хотел, чтобы я с ним ехала, он бы не прислал мне карту, а если бы потом передумал, то известил бы меня об этом.

— Может, он так и сделал, но письмо не дошло, — тихо сказал Райан.

Стефани остановила свою кобылу.

— Что ты хочешь этим сказать? Ты знаешь больше, чем говорил мне?

— Вроде того…

— Как это вроде того? Ты или знаешь — или нет! Так как? — Знаю. — Райан прямо встретил подозрительный взгляд Стефани. — Подожди минутку. Лично я ничего не делал. Это Хантли с Бейтсом. Они должны были послать телеграмму от имени твоего отца, чтобы ты не приезжала в Аризону. Это одна из причин, почему я выгнал их из форта, как только ты приехала.

— Одна из причин? — Стефани прищурилась. — Были и другие?

— Они не собирались вести тебя к Джулиану. — Райан проявил признаки нетерпения. — Они намеревались держать тебя, пока не получат выкуп.

Такой ответ сразу же усмирил ее злость. Райан не хотел, чтобы она пострадала. Может быть, он с первого взгляда почувствовал к ней симпатию? Вслух она сказала:

— Тогда я вдвойне благодарна тебе за то, что ты их прогнал. И рада, что мы сняли с них штаны. Как ты думаешь, они нашли своих лошадей?

Он усмехнулся и пустил коня мелкой рысцой.

— Да. После долгой прогулки по жаре! — бросил он через плечо. — В наших местах оставить человека идти пешком — это убить его. Даже Хантли и Бейтс этого не заслуживают.

Пыль взвилась из-под копыт, Райан пустил жеребца в галоп, и кобыла Стефани без принуждения рванулась вслед за ним. Вскоре они оставили за собой много миль каменистого пути.

Черт, он и так сказал слишком много, думал Райан, а Стефани ловит каждое словечко. Его работа была почти закончена; и сейчас не следует рисковать и рассказывать лишнее. Если скажет, это будет стоить ему больших денег, потому что будет нарушена конфиденциальность миссии. К тому же какая ей разница? Он благополучно довел ее, не так ли? Знание ничего не изменит; по крайней мере сейчас.

Пригнувшись к седлу, Райан заставил жеребца скакать по краю узкой трещины. Земля была ровная, огромные столовые горы и красноватые холмы высились над бесплодной землей, утыканной кактусами и юккой. Насколько он помнил, согласно карте, которую потеряла Стефани, они были в районе, где находится то кладбище, которое ищет Джулиан. Райан оглядел горы, как зубья дракона торчавшие по обеим сторонам открытой, плоской равнины. Какая из них скрывает загадочную скалу из индейского мифа?

Любая. В песчанике масса расщелин, которые могут вывести на плато или к пещере. Только индейцы, жившие здесь веками, знакомы с местностью этой части Аризоны. Откос Моголлон, протянувшийся на двести миль вдоль Аризоны и уходящий дальше, в Нью-Мексико, состоит из множества каньонов и нагромождения гор. По всей длине он представляет собой стену, иногда белую, иногда голубовато-серую или красную. Эрозия разрезала его на слои из песчаника и сланца вглубь до гранитного основания. Над верхами утесов зеленели леса, там иногда между темными соснами и елями просвечивали осины. Ниже шли чисто сосновые леса, а еще ниже земля переходила в пустыню, там на горизонте призраками торчали голые холмы и острые пики. Осенью яркие пятна краски заляпывали дубы и клены над кромкой откоса и в пасти каньонов у его подножия.

Райан вспомнил, что неподалеку есть каменный мост, на сто восемьдесят футов вознесшийся над рекой, а под ним долина. Однажды он там проезжал и, будучи на одном уровне с верхом моста, не понимал, что это узкое каменное образование перекинуто через реку, пока не увидел его с определенной точки. Его конь испугался, на какой-то момент Райану показалось, что он готов спрыгнуть с моста в мелкую речку.

Райан решил было отклониться с пути и показать Стефани этот мост, но передумал. Он с удовольствием показывал то, что могло быть ей интересно, но с этим придется подождать. Может, позже — если он здесь останется и если она еще будет с ним разговаривать.

— Райан! — возбужденно заговорила Стефани, подъехав к нему, и он придержал коня. — Смотри!

Он посмотрел туда, куда она показывала, и увидел, что же ее так разволновало. Пологий склон светился люпинами и серебряными шпилями кактусов колы, как будто был освещен дрожащим лунным светом. Синие и красные цветы люпина нежно колыхались между колючими кустами с бледно-желтыми цветами, иногда среди них попадались оранжевые маки.

— Ты такое уже видела, — проворчал он.

— Да, но не совсем такое. Сейчас день, а на этой стороне горы все выглядит как ночью.

— Принцесса, это не гора. Это холм. Между ними большая разница…

— Я знаю, — сердито сказала она. — Ты уже говорил, но для меня они все равно горы. Все, что выше кротовой кучи, — гора.

— Я знал, что ты так думаешь, только не ожидал, что признаешься, — съехидничал Райан.

Стефани не задержалась с ответом:

— Мне кажется, что именно ты с наслаждением делаешь из кротовой кучи гору, мистер Корделл! А я всегда в ровном настроении.

— Посмотрим, какое у тебя будет ровное настроение, когда мы снова выйдем в открытую пустыню.

— Что? Я… я думала, что мы почти на месте! Что значит в пустыню, Райан Корделл? Мили песка и пыли и эти ужасные прыгающие кактусы… Разве мы еще не доехали?

— Доехали. Я просто хотел посмотреть, далеко ли простирается твое ровное настроение… — Райан нырнул, уклоняясь от взмаха кожаной уздечки. — Ах-ах, какой у нас ровный характер!

Стефани засмеялась и пожала плечами:

— Я нарочно. Сколько нам еще осталось?

Настала очередь Райана пожимать плечами:

— Не знаю. У нас же нет карты, не забыла? Насколько я могу видеть по следам, они впереди нас на расстоянии дня пути. Если не будет дождя или бури, я буду просто идти по их следам.

— А если дождь?

— Тогда придется положиться на мою память о карте. Не беспокойся, — утешат он, услышав сокрушенный вздох, — мы их найдем. И дождя не предвидится. — Он показал на безоблачное небо.

Три часа спустя грозовые облака закрыли солнце, и все потемнело. Приближался летний ливень, от которого сухие трещины в земле наполняются потоками воды, а бесплодные равнины зеленеют. Райан решил спрятаться от дождя под большим навесом, находящимся высоко на скале.

Помня последний шторм со стремительным наводнением, Стефани подстегнула лошадь и от знакомого приступа страха закрыла глаза, поскольку они взбирались все выше и выше. Из-под ног жеребца Райана летели камни, нервная кобыла пугалась и переваливалась с ноги на ногу.

— Чувствую себя горным козлом, — пробурчала Стефани, бросив тревожный взгляд на небо. Смотреть вниз на безопасную равнину она не осмеливалась. — Куда ни лезь, вверх или вниз, — все равно обрыв, пропасть.

— Ты же не хочешь угодить в наводнение? — спросил Райан. Он медленно направлял коня среди груд больших и малых камней.

— Не-ет, — сказала она, но ответ прозвучал не очень убедительно. — Я боюсь высоты! — наконец закричала она, когда Райан сообщил, что она слишком ленива и потому не хочет уходить от наводнения. Она дерзко посмотрела в его удивленное лицо. — Ничего не могу с этим поделать, но боюсь.

59
{"b":"4639","o":1}