ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не зря про меня говорят, что я добрый малый. — Райан взял у нее бутылку, повозился над пробкой и наконец открыл. Достав из сумки две побитые металлические кружки, он налил их доверху. — У меня тост. За будущее и все, что в нем будет…

Стефани посмотрела ему в глаза и откликнулась:

— За будущее…

Звякнули кружки, и драгоценный коньяк полился в горло, скрепляя обнадеживающий тост. Стефани держала кружку в ладонях, перекатывала ее и смотрела на Райана. Нет, не стоит надеяться, что он поедет с ней в Нью-Йорк; неужели их отношения закончатся здесь, в каньонах Аризоны? Положив подбородок на укрытые одеялом колени, она искала в его лице ответ. Она не была уверена в том, что он ее настолько любит, что готов поехать в Нью-Йорк. До настоящего времени Райан ни о чем таком не упоминал, не дал ни малейшего намека, чего он хочет в будущем, и у нее в подсознании все время вертелась мысль, что он не намерен продолжать их отношения после того, как поиски будут закончены. Когда он клялся в любви, он, наверное, не имел в виду будущее?

— Даю грош за твои мысли, Принцесса, — вывел ее из задумчивости голос Райана.

— Только один? Как вижу, ты затеял торг. Насколько я помню, ты всегда получаешь то, за что заплатил, — ответила Стефани с полуулыбкой.

— Значит, гони монету. Ты думала об отце? Я тебе уже сказал, что он скорее всего в полном порядке.

— Нет, сейчас я думала не о нем, — с глубоким вздохом сказала Стефани. — Я думала о нас. О том, что будет дальше…

На лице Райана появилось настороженное выражение; он сказал, старательно выдерживая обыденный тон:

— Вижу.

— Да? Что же ты видишь?

Райан пожал плечами и мастерски выкрутился:

— Вижу, как радостно помогаю твоему отцу вытаскивать его артефакты и укладывать в сумки. После этого хрустальный шар затуманился, дальше ничего не вижу.

В лунном свете он различил, что Стефани чуть-чуть улыбнулась.

— Ты умеешь гадать на кофейной гуще? Я надеялась…

— Ты надеялась на какой-то итог, — закончил за нее Райан. — Я знаю. Но сейчас ничего не могу сделать. Скоро ты все поймешь, и тогда я предоставлю тебе принять решение.

Стефани озадаченно посмотрела на него в золотистом свете, озарявшем землю и скалы. Он обхватил ее лицо ладонями и нежно поцеловал.

— Ты все поймешь, — повторил он.

Стефани наклонилась к нему и уже открыла рот, чтобы потребовать объяснений, но тут с каменной плиты с шумом скатился камень размером с кулак и упал возле нее. Райан схватился за ружье, но не успел — его остановил голос:

— Не советую, Корделл. Разве что захочешь получить «свинцовое ожерелье» на грудь. Извиняюсь, что прервал такую нежную сцену, — Хантли спрыгнул с высокого камня на землю, — но если бы я этого не сделал, могла бы произойти неловкость. — Взмахом ружья он приказал Райану поднять руки.

К Хантли подкрался Бейтс; на лице у него блуждала такая глупая улыбка, что Стефани захотелось дать ему в морду.

— Вы думаете, что делаете?! — требовательно сказала она, вскочив на ноги. Она возвышалась над коротышкой Бейтсом, и он попятился. Однако напугать Ханли было не так просто, он передвинул ствол ружья в ее сторону.

— Мы не думаем, леди, мы знаем, что делаем. Мы много миль глотали за вами пыль, так что не стройте особых идей на наш счет. — Хантли с хитрой усмешкой покосился на Райана. — Что насчет твоих великих планов, Корделл? Ты не рассказывал о них даме?

— Заткнись! — зарычал Райан и сделал угрожающий шаг. При этом он несколько опустил руки, и ружье Хантли тут же заставило его снова поднять их вверх.

— Не заткнусь! Теперь твоя очередь слушать, Корделл! Может, даме пора узнать о твоих планах, а?

Скосив глаза на Стефани, Райан быстро сказал:

— Не верь ничему, что он скажет…

Ружье ткнулось ему в ребра, и Райан поморщился.

— Нет, вы лучше послушайте, леди, — сказал Хантли. — Я видел, как он тут старался крутить с вами любовь, и, если вы поддались на его хитрости, вы не так сообразительны, как я думал. А он рассказывал вам, что поджидал ваш дилижанс в форте Дифайенс, что заранее спланировал, как стать нашим проводником, когда вы приедете? Нет? Неудивительно. Мужчина не может оттолкнуть голубку, которая на него нацелилась, верно?

— Хантли…

На этот раз Райана остановил Бейтс — он с размаху ударил стволом ружья ему под коленки, и Райан упал на четвереньки.

— Оставайся там, — посоветовал Хантли, присаживаясь на плоский камень. В ярком лунном свете он хорошо видел, что Стефани приняла его слова близко к сердцу. Он спрятал усмешку.

— Райан, это правда? — спросила она.

— Частично. Но у него это звучит хуже, чем было на самом деле.

Стефани сняла с себя одеяла, в которые куталась, и посмотрела на Райана. Он сидел на корточках, опустив руки между колен, и сощуренными глазами смотрел, как она изучает его лицо.

— Насколько хуже? — глухо сказала она. — Я тебе доверяла!

— Стефани…

— Не трудись снова лгать, Райан. Правда объяснила все вопросы, которые беспокоили меня с тех пор, как мы встретились. Только слепой мог не видеть…

— Черт возьми! — выругался он сквозь зубы. — Почему ты всегда готова верить в худшее? Разве не видишь, что подумала как раз то, чего они от тебя хотели?

— Ладно, Корделл, — вмешался Хантли. — Хватит. Вернемся к делу. Мыс Бейтсом люди не жадные, мы хотим только того, ради чего старались. Хотим получить свою долю, а ты получишь свою. Просто скажи нам, как найти Джулиана.

— Если б знал, я был бы уже с ним, — нетерпеливо сказал Райан. Он оглянулся на Стефани, но она отвернулась и скрестила руки на груди, твердо сжав губы. Вот и конец ее неумирающей вере в него, с кривой усмешкой подумал Райан.

Он снова посмотрел на Хантли и холодно осведомился:

— Какова моя доля, если я приведу вас к Эшворту?

— Вот это дело! — воскликнул Хантли. Он жестом показал Бейтсу, что делать, и тот вынул у Райана револьвер из крепления на ремне. — На случай, если ты передумаешь, — объяснил Хантли. — Поскольку у меня оружие, а у тебя его нет, мое слово — восемьдесят на двадцать.

— Нет. Пятьдесят на пятьдесят.

— Черт возьми, Райан, на двоих с Бейтсом у нас получится по четверти. Нет. Как насчет семьдесят пять от того, чего добьемся?

— Идет. — В подтверждение сделки Райан пожал руку Хантли, игнорируя вздох отвращения, вырвавшийся у Стефани. — А теперь как насчет того, чтобы вернуть мне револьвер?

— Э нет, только когда доберемся до Эшворта. Тогда мы будем знать, серьезно ли ты берешь нас в долю, Корделл. — Он сверкнул улыбкой в сторону Стефани. — Видишь, куколка, я говорил тебе, что у него другие планы на твой счет. Говорил?

— Иди к черту, — безжизненно сказала Стефани. Она повернулась к Райану, но он на нее не смотрел. Он поднял бутылку французского коньяка, которую недавно открыл.

— Выпьем за партнерство, ребята, — предложил он Хантли и Бейтсу. — Я уже пробовал его и думаю, что он подходит для тоста за нашу с ним встречу.

Бейтс засмеялся и потер руки:

— Здорово, Корделл, хорошая мысль! Маленькой леди тоже налей…

Не успел он закончить, как Стефани выхватила револьвер Бейтса и наставила на Райана. Ослепнув от злости и боли, она решила, что они не будут распивать коньяк ее отца. Прицелилась, выстрелила, и пуля ударила точно в центр. Бутылка разорвалась на тысячу частей, засыпав осколками Райана и Бейтса.

Реакция Райана была стремительной — он выхватил у нее револьвер, скрутил ей руки за спину и повалил на землю. Он был зол не меньше, чем она, но потребовалось несколько минут и много усилий, чтобы одолеть ее. Наконец Райан сумел связать ей за спиной руки своим ремнем. Отдуваясь, он снова сел на пятки и уставился на нее тяжелым взглядом.

Рассвирепев, Стефани лягнула его, Бейтс засмеялся и кинул Райану кожаную плеть, чтобы связать ей ноги. После этого они отволокли ее по пыли к ближайшему камню и прислонили спиной к стене.

У Стефани закипели в глазах слезы, когда она увидела, что Райан вытащил из сумки бутылку виски и открыл ее. Трое мужчин сидели кружком, пили виски и обсуждали, как найдут Джулиана и поделят золото.

63
{"b":"4639","o":1}