ЛитМир - Электронная Библиотека

«Золото?» — вяло удивилась Стефани, откидывая голову к стене. Они имеют в виду артефакты или то золото, слухи о котором ей пересказал какой-то старик в форте? Какое золото индейцы закапывали вместе с мертвыми? Она распахнула глаза. У них в особняке в Нью-Йорке была целая полка, заставленная статуэтками и вазами из золота, которые они привезли с раскопок древних феческих замков. Наверное, эти трое говорят о нем. Они собираются забрать эти бесценные произведения искусства, переплавить их в слитки и продать. Это будет ошеломляющая потеря остатков ушедшей эпохи, ее нельзя будет возместить.

Она прищурившись посмотрела на Райана в тот момент, когда он скосил на нее глаза. Он безошибочно разглядел враждебность в ее глазах, и внутри что-то сжалось. Будь она проклята, во всем, что касается его, она всегда желает верить в худшее, и даже сейчас, когда он начал думать, что она его любит. Ну что ж, он доведет до конца свое дельце и уберется из ее жизни. Он забудет Стефани Эшворт раньше, чем отъедет от нее на три ярда.

Глава 36

Половинка луны повисела на верхушке дальнего пика и скатилась к столовой горе; Стефани снова посмотрела на троих мужчин. Из них только Райан не спал. Хантли дремал, а Бейтс вообще отключился, выпив все виски Райана.

Райан встал и отряхнул плотно облегающие штаны.

— Стереть грязь со штанов куда легче, чем оттереть пятно на твоем имени, Райан Корделл, — тихо сказала она, когда он подошел, чтобы набросить на нее одеяло. — Никакая вода, никакое мыло его не смоет.

Райан молча посмотрел на нее. Казалось, он не находил ответа на ее слова; он развернулся и ушел из лагеря. Стефани опять откинула голову на каменную подушку. От непролитых слез болело горло, но она не доставит им удовольствия узнать, как глубоко она страдает. Особенно Райану.

— Корделл, ты куда? — окликнул его Хантли невнятным голосом.

— Недалеко. Куда же я пойду без лошади и ружья? Удовольствовавшись правдивым ответом, Хантли снова лег, сжимая ружье.

Райан шел вдоль подножия холма, сапоги скрипели по камням и осыпи, разнося жуткое эхо. Избавившись на время от Хантли и Бейтса, Райан сосредоточенно искал вход в древнее погребение. Тот должен был быть где-то здесь, об этом ему сказал болтливый плюмаж дыма над вершиной холма.

Но он обогнул уже половину холма и никаких признаков входа не нашел, а время близилось к рассвету. Разочарованный, злой на всю ситуацию, Райан повернул обратно к лагерю.

Не прошел он и десятка шагов, как что-то над го-274 ловой привлекло его внимание. Это была вспышка света, похожая на отблеск луны на металле. Он вернулся на три шага, не сводя глаз с шельфа над головой. Вот опять! Вспышка света, отраженная от камня.

Упершись одной ногой в гранитную глыбу, Райан ухватился за выступ и подтянулся на руках. Странно — на широком каменном уступе лежала лопата. Лопата? Конечно, она Должна принадлежать Джулиану. Значит, Райан находится рядом с входом на кладбище. Он поколебался, думая о виски, которое выпил, но все же сумел взобраться на каменный уступ, где лежала лопата. В темноте было трудно что-то разглядеть, он на ощупь прошел несколько ярдов по краю гранитной полки.

Он уже собирался повернуться и попробовать пойти в другую сторону, как рука уткнулась в пустоту. Райан обогнул край и вступил в тоннель. В гробовом молчании шаги отдавались жутким эхо. Это он, это вход в тоннель, ведущий к древнему индейскому кладбищу. Так где же Джулиан Эшворт?

Нахмурившись, Райан размышлял, не остался ли Джулиан на ночь на вершине холма. Если так, то где же его лошади и вещи? У подножия их не было, а к этому входу не проберется ни один мул.

Все еще недоумевая по поводу исчезновения Джулиана, он спустился с шельфа и вернулся в лагерь. По пути к холму он выработал план, включающий участие Хантли и Бейтса. Теперь надо будет избавиться от нежелательной помощи. Он усмехнулся, увидев, что они оба спят. Только Стефани не спала и смотрела на него, как на двухголовое чудище. Черт возьми, он больше не намерен позволить ей мешать. Поиски Джулиана требуют времени и планирования, и ему не нужна женщина, которая доверяет ему не больше, чем змее, оказавшейся под ногами. Позже он все ей объяснит, а пока этого делать не следует.

Через пять минут Райан связал Хантли и Бейтса, как индеек на продажу. Они даже не проснулись, только спьяну что-то пробормотали, и он порадовался тому, что вспомнил, что они напиваются до бесчувствия.

— Ну? — требовательно сказала Стефани, когда он остановился, чтобы закурить сигару. — Ты собираешься меня развязывать?

— Ни за что в жизни, леди.

— Что? Райан Корделл, я требуй, чтобы ты немедленно меня развязал! Слышишь? — добавила она, видя, что он молча на нее смотрит.

— Я не глухой, конечно, слышу. Как и индейцы на сотни миль вокруг. В пустыне голоса разносятся очень далеко, мисс Эшворт, как вы можете вспомнить…

— Я многое что могу вспомнить! Как то соглашение, которое ты подписал, где обещал обеспечить мне безопасность и…

— Ну так обратись к шерифу, — прервал он. — Уверен, ему будет интересно узнать о том, как ты вломилась в тюрьму в Уиллоу-Крик… а, вижу, твоя память улучшается. Вспомнила?

— Ублюдок!

— Почему это как только я соберусь уходить, ты начинаешь ругаться? Знаешь, я обожаю ругаться с тобой, но тебе придется подождать, я спешу. — Райан пыхнул сигарой и покосился на Стефани. — Не волнуйся, Принцесса, я собираюсь поискать твоего папочку. Он выслушает все твои жалобы, я уверен.

Стефани недоверчиво следила, как Райан молча докуривает сигару. Он опять покидал ее, и она придумала несколько дьявольских способов, как избавиться от него в следующий раз. Это была капля, переполнившая чашу. Трудно было поверить, что все эти недели он дурачил ее своей притворной любовью, а она была так чертовски легковерна!

Скрипнув зубами, Стефани напрягла руки. Они по-прежнему были связаны за спиной крепкими кожаными ремнями. Если бы она смогла освободиться, она бы показала Райану Корделлу, что такое месть!

Райан встал перед ней и поднес ей ко рту водяной мешок, чтобы она могла напиться. Стефани отдернула голову.

— Лучше пей, у тебя не будет другого случая, пока я не вернусь с холма, а это может занять несколько часов.

— Я скорее умру от жажды, чем приму от тебя хоть что-нибудь, — сказала Стефани, глядя ему в глаза.

Райан пожал плечами, затянул горлышко водяного мешка и повесил его через плечо.

— Если тебя это устраивает. Сейчас я оттащу тебя в тень, чтобы ты не обгорела так, что тебя отец родной не узнает. Не хочу связываться с тобой, если он откажется платить.

— Слабый шанс! — выплюнула Стефани. Райан оттащил беспомощно извивающуюся Стефани в тень каменной плиты, где днем ее не достанут лучи солнца, и подоткнул под голову ее же шляпу.

На небе уже появилась тонкая жемчужная дымка, говорящая о приближении восхода, и Райан не мог больше терять времени. Он положил ружья Хантли и Бейтса возле Стефани, оттащил парочку немного в сторону, прочь с ее глаз. Он не потрудился их напоить и оставил спать под валуном.

Порывшись в своих седельных сумках, Райан вынул чистую рубашку и под деланно-безразличным взглядом Стефани разорвал ее на полосы. Обмотав ими толстый пучок полыни, он сделал рукоятку на палке для фитили. Опять порылся в сумке и достал пакетик с медвежьим жиром, который соскреб с того убитого белого медведя, весь жир втер » полосы ткани, чтобы дольше горели, и взвалил самодельный факел на плечо.

Несмотря на все, что случилось, Стефани не смогла сдержать приступ страха за него, когда он поднялся, чтобы уходить. Но она ничего не сказала, даже когда Райан остановился перед ней попрощаться. Она онемела, глядя на него, не могла ни пожелать удачи, ни наговорить грубостей. Он, кажется, понял ее бурю чувства, потому что чуть улыбнулся и коснулся рукой щеки.

Райан задержался проверить, как надежно стреножены лошади, потом взял свое ружье и направился к входу в тоннель. Поначалу он боялся, что не найдет тоннель, но потом увидел рубашку, которую оставил на камне на открытом месте, как флаг. Со снаряжением лезть по осыпающимся камням и крутому склону было труднее, но наконец он подтянулся на уступ и оказался у входа в тоннель.

64
{"b":"4639","o":1}