ЛитМир - Электронная Библиотека

Над дальним пиком горы вспыхнули лучи солнца и почти ослепили его; утреннее солнце затопило долину ярким светом. Райан вошел в тоннель, зажег факел и двинулся по извилистому коридору.

Чем дальше он шел, тем более спертым становился холодный и сырой воздух. Местами стены намокли, пол под ногами был то скользкий, то усыпанный мелкими камушками, Райан часто спотыкался и придерживался за стену. Высоко подняв факел, Райан осторожно продвигался вперед, вглядываясь в чернильную темноту коридора.

На стенах на уровне головы были вырезаны петроглифы, он провел пальцами по фигуркам людей и животных, но не посмел задержаться, экономя факел. Местами путь был такой узкий, что Райан удивлялся, как древние индейцы могли проносить носилки с мертвыми по извилистым поворотам.

Райан подумал о петроглифах, мимо которых проходил, и в нем всколыхнулось ужасное чувство. Что, если это лабиринт, уходящий в глубь холма, и он не отыщет дорогу назад? Случались в мире странные вещи. Нет, сказал он себе, он найдет правильную дорогу. Нашел же ее кто-то другой, неспроста вчера над холмом поднимался дым. Оставалось только надеяться, что это был Джулиан, а не индейцы.

Райан протянул руку, чтобы опереться о стену, но не встретил сопротивления. Он замер от ужаса и поднял факел. Прямо перед ним, в нескольких футах от него зияла черная пропасть. Он медленно попятился, молясь, чтобы не поскользнуться и не полететь кубарем в пустоту. Отойдя на достаточное расстояние, он поднял с пола камень и бросил его. Медленно потянулось время, наконец до него донесся слабый звук, когда камень ударился о дно провала. Но это мог быть удар о стену, и камень все еще не достиг дна.

Райан пошел назад, разглядывая малейшие впадины на стенах. Одна такая впадина оказалась ответвлением, он пролез в него, и вскоре проход стал шире. Петляя по коридору, который то поднимался, то спускался, Райан дивился упорству и хитроумию древних индейцев. С какой безрассудной отвагой они исследовали эти бесконечные пещеры! И много ли осталось в живых после таких исследований?

К тому времени как впереди забрезжил свет, Райан уже чувствовал, что навеки пойман этой темнотой. Факел потускнел и дымился, и Райан испытал мгновение страха, что тот погаснет прежде, чем он доберется до вершины. Воздуха не хватало, он тяжело, со свистом дышал, и, когда в лицо пахнул свежий воздух, Райан быстрее зашагал к пятну света.

Подходя к выходу из тоннеля, Райан замедлил шаги. Он не хотел попасть в ситуацию, когда его могут убить. В конце концов, Джулиан Эшворт его не знает, и, возможно, у него не будет настроения дожидаться, когда он представится.

Райан продвигался, прижимаясь к стене, и зажмурился, когда яркий свет ударил в глаза возле самого выхода. Прикрыв глаза рукой, он увидел, что выход из тоннеля загораживает баррикада из обугленных палок и полыни. Местами они еще дымились, пахло гарью. Райан глубоко вздохнул и вышел на плато на вершине холма.

Глава 37

Стефани отчаянно извивалась и выкручивала руки, стараясь высвободиться из ременных пут. Она билась спиной о камни, елозила по жесткому гранитному сланцу и, наконец, тяжело дыша, разбив в кровь запястья, настолько ослабила ремни, что смогла освободить руки. Она всей грудью вдохнула воздух и наклонилась, чтобы развязать ноги.

Стефани вспомнила последнее предательство Райана, и ее окатила новая волна решимости. На этот раз он признался, другого шанса не будет. Сжав челюсти, она развязала кожаные путы, проклиная Райана и злосчастную судьбу, которая довела их до такой точки.

«Почему?» — снова и снова проносилось у нее в голове, пока ее не стало почти тошнить от горя. Она разрывалась между ненавистью и отчаянием, но заставила себя отвлечься от чувств. Она должна сосредоточиться на том, чтобы найти Джулиана, а уж потом можно будет отдаться разгулу страстей.

Освободив ноги, Стефани встала и вдруг застыла, услышав голоса. Хантли и Бейтс, в панике поняла она, они приближаются! Она слышала скрип сапог по камням и привычное нытье Бейтса. Она быстро приняла прежнее положение и слегка обмотала ноги и руки ремнями. Может быть, будет больше шансов сбежать, если они подумают, что она спит или находится без сознания.

Хантли и Бейтс расхаживали по каменной площадке, Стефани наблюдала за ними сквозь завесу ресниц. Они, как всегда, спорили, Бейтс семенил за Хантли, приспосабливаясь к его широкому шагу.

— Но, Хантли, — говорил Бейтс, подняв к нему встревоженное поросячье лицо, — что же делать? Корделл смылся, у нас нет ни ружей, ни револьверов…

— Заткнись и дай подумать! — рявкнул Хантли и резко остановился, так что Бейтс ткнулся ему в спину. — Девчонка! Алви, у нас девчонка!

Потерев нос и поправив сбившуюся шляпу, Бейтс с упреком посмотрел на Хантли и кивнул:

— Точно. У нас девчонка, так и есть.

Хантли нетерпеливо сказал:

— Ты понимаешь, что это значит, Алви? Девчонка… Корделл… Эшворт… Подумай минутку, может, догадаешься?

Бинго прикусил губу и задумался, а Хантли направился к Стефани.

Она еле сдержала стон ужаса и постаралась не шевелиться. Потом вспомнила, что Райан оставил рядом с ней под камнем оружие, и взмолилась, чтобы они его не нашли.

Хантли нагнулся и пальцем подтолкнул Стефани в бок. Она лежала молча и неподвижно. Он пальцем приподнял ей веко и так дохнул перегаром, что она еле удержалась от содрогания. Кажется, ей удалось притвориться спящей, потому что Хантли, довольный, присел на корточки.

— Холодная, как макрель, — заметил Хантли. — Наверное, Корделл врезал ей, чтобы не очень распускала язык.

Заглядывая ему через плечо, Бейтс сказал с ноткой жалости:

— Нет, он бы так не сделал. Она красивая. Как ты считаешь?

— Красивый цвет золота у ее папаши, не забывай! Идиот, мы шли за ней и Корделлом не потому, что она красивая! Когда мы станем богатыми, ты купишь себе кучу женщин, красивых и уродливых. — Хантли задумчиво поскреб щетину на щеках. Эту девушку очень просто использовать как заложницу, он поначалу так и планировал. Только теперь одной девушкой можно подстрелить двух птичек. Он усмехнулся.

Стефани вслушивалась в их разговор с нарастающим ужасом. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, о чем говорил Хантли. Он хочет держать ее в плену, пока Джулиан не заплатит выкуп своими драгоценными артефактами. Бесценными предметами, которые негодяи переплавят в слитки золота.

Когда Хантли и Бейтс отошли на несколько шагов, Стефани приоткрыла глаза-щелочки. Слегка повернув голову, она увидела, что под камнем позади нее блестит ствол ружья. Может быть, они не найдут спрятанное оружие, а если подобраться к нему поближе…

Стефани, извиваясь, придвинулась к ружью, и сверху посыпались камни, ударяя по нежной коже. Когда камнепад докатился до Хантли и Бейтса, она затаила дыхание.

— Эй, что такое? — Бейтс покосился на Стефани.

— Небось повернулась на бок, не обращай внимания; слушай, что я говорю, никогда ты не можешь сосредоточиться на важном, — раздраженно ответил Хантли.

Дюйм за дюймом Стефани наконец придвинулась к ружью на расстояние вытянутой руки. Она изогнула руки, все еще связанные спереди, и приготовилась. Сняла с кисти ремень, уперлась одной рукой в землю — Хантли и Бейтс ничего не заметили — и протянула руку к дубовому прикладу «винчестера». Взялась за него, оглянулась и широко раскрыла глаза.

— Брось! — Тяжелый сапог пригвоздил ее руку к земле, и она вскрикнула от боли. — Я решил посмотреть, как ты тут извиваешься, — хохотнул Хантли. — Ручаюсь, ты думала, что я не вижу.

— Нет! — мрачно сказала Стефани. Она рывком освободилась и сидела, потирая кисти рук.

— Идемте, леди, у меня на вас большие планы, — сказал Хантли и одной рукой рывком поставил ее на ноги.

Мгновение спустя Стефани уже вели вокруг подножия холма. Хантли и Бейтс, вооруженные револьверами и ружьями, напряженно высматривали, не прячется ли среди камней Райан или Джулиан.

— Не думаю, что Корделл околачивается тут, — заныл Бейтс. Он с тоской смотрел на отвесную скалу и вертел в руках шляпу. — Даже если он здесь, я не вижу никаких признаков.

65
{"b":"4639","o":1}