ЛитМир - Электронная Библиотека

Хантли с отвращением посмотрел на Бейтса:

— Я тебе велел смотреть под ноги, где могут быть следы, а не таращиться в воздух! Алви, так ты не заметишь целое войско апачей! Всегда витаешь в облаках, вместо того чтобы смотреть на землю.

— Нет, это неправда, — заспорил Бейтс, но не отвел глаза от возвышавшейся над ним стены. — Я сказал, что увидел красивую птичку, а ты взбесился, что я плохо ищу следы. — Он остановился, не сводя глаз с белого полотнища, трепыхавшегося наверху. — Эй, Хантли, посмотри-ка туда…

— Ну что еще, Алви? Опять красивая птичка? — Хантли нетерпеливо посмотрел туда, куда показывал Бейтс, потом на следы под ногами. Он замер, поднял голову к неуместному предмету на стене. Хантли сразу понял, что обнаружил Бейтс, и возбужденно закричал:— Черт возьми, Алви! Ты нашел то, что надо!

— Да? — удивился Бейтс, потом сказал: — Да, Хантли, я нашел то, что надо! Вот видишь, Хантли, я нашел!

Стефани подняла глаза и поняла, что так взволновало Хантли, еще раньше, чем Бейтс неуверенно спросил:

— А что я нашел, Хантли?

— Вход на кладбище, — терпеливо сказал Хантли. — Это Райан повесил на скале свою рубашку…

Короткий подъем был крутой, но возможный, и Стефани помогала Хантли то тащить, то толкать в гору толстое тело Бейтса.

— Бычий пузырь, — отпихиваясь, сказал Хантли, когда они наконец добрались до широкой площадки на уступе. — Как только вернемся во Флагстаф, сядешь на диету, Алви, — пригрозил Хантли.

Бейтс смотрел на него круглыми глазами и пыхтел, и Стефани покачала головой. Она удивлялась, как эти два увальня смогли так далеко за ними пройти.

— Вы двое совсем не похожи на мое представление о преступниках, — сообщила она. — В сущности, вы самая неуклюжая парочка недотеп, которых мне приходилось встречать. Удивительно, как мой отец вообще мог вас нанять.

— Может, потому и уволил, — мрачно заметил Бейтс.

— Заткнись, Алви! — огрызнулся Хантли.

— Так он вас уволил? — Стефани во все глаза смотрела на парочку. — А я думала, вы ушли из форта из-за Райана.

— Да, но ваш папа к этому времени уже дал нам расчет. Он нашел себе другого проводника и разрушил все наши планы. Вот поэтому мы и не стали посылать его телеграмму, где говорилось, чтобы вы сюда не приезжали. Мы решили, что после того, как вы окажетесь здесь, ваш папа будет рад поделиться с нами денежками, чтобы мы вас ему вернули. Ну и еще мы, конечно, планировали получить немного золота.

— Алви, — прорычал Хантли и, перевесившись через Стефани, схватил Бейтса за шиворот, — ты итак наговорил достаточно! Девушке не надо слишком много говорить, понял?

— Да. Конечно. — Бейтс вырвался. — Я не хотел ничего плохого, — тихо пробормотал он. — Она спросила, я ответил…

— Ты не справочное бюро, так что заткнись! Мы пришли посмотреть, куда ведет эта пещера, и я готов поспорить, что она приведет нас прямехонько к Райану и Эшворту!

Некоторое время ушло на то, чтобы приладить три приличных фонаря, Хантли в очередной раз велел Бейтсу взять водяной мешок, и наконец они взобрались по склону к входу в тоннель.

Стефани сморщилась и попятилась. В тоннеле было темно и сыро, и она не верила, что Хантли знает, что делает. Ей представилось, что она навеки потеряется в недрах холма.

— Нет, — упрямо сказала она, когда Хантли ее подтолкнул. — Я не хочу идти с вами. Мы можем больше никогда не увидеть дневного света…

— У вас нет выбора. Я не намерен оставлять вас здесь, зато намерен преподнести сюрприз Корделлу и вашему папочке. Как вы желаете идти — добровольно или на веревке, со связанными руками?

Стефани сдалась. Ощущая себя христианкой, брошенной львам, она вступила в черную как смоль пустоту тоннеля. Фонари отбрасывали зыбкие тени на крутые стены, сходившиеся над головой в форме буквы V. Стефани заинтересовали петроглифы на стенах, вырезанные на уровне глаз, и она мимоходом провела по ним пальцами, гадая, что они могут означать.

Несколько раз она поскользнулась; позади нее пыхтел Бейтс, у него, похоже, случались те же неприятности. Даже Хантли начал уставать; один раз он поскользнулся на гальке и ухватился за руку Стефани, чтобы не упасть на сланцевый пол.

Внутри холма было холодно, хотя безветренно. Стефани вспомнила пещеру, которую они с отцом исследовали в Греции, и подумала, что это может быть не тоннель, ведущий на вершину, а бесконечный лабиринт.

— Может, вы задержитесь и подумаете над тем, что тоннель имеет несколько разных дорог? — спросила она Хантли, когда они остановились попить воды. — Мы прошли одно-два ответвления, которые могут быть…

— Нет, не могут, — постановил Хантли. — Они слишком маленькие, а этот проход широкий. Значит, он главный и выводит на вершину.

Стефани сделала еще одну попытку:

— Если индейцы, открывшие эту пешеру, были достаточно умны, чтобы устроить наверху кладбище и замаскировать вход в тоннель, вы не думаете, что им хватило ума оставить коридоры, ведущие в никуда? Когда я была в Египте, у нас была возможность исследовать одну пирамиду. В ней было много ложных тоннелей, и большинство из них имели какие-то ловушки, в которых погибал незваный пришелец.

— Похоже, вы нас дурачите. — Хантли подозрительно прищурился. — К тому же если это не главный путь, зачем тогда они вырезали на стенах фигурки? Нет, вы просто стараетесь потянуть время, чтобы Райан успел сбежать. Но с вершины горы вниз нет другого пути, кроме этого, так что вы, леди, перестаньте тратить свое дыхание и мое время.

Стефани пожала плечами, признав временное отступление, но постаралась втиснуться между Хантли и плетущимся сзади Бейтсом, чтобы быть защищенной с обеих сторон, если подтвердятся ее худшие опасения.

— Хантли, у меня гаснет фонарь, — сказал Бейтс.

Стефани оглянулась и увидела, что его фонарь еле светит. «Как же мы пойдем обратно?» — в панике подумала она. У них всего три фонаря, ее фонарь не протянет до того времени, как они выйдут наверх.

— Давайте пользоваться одним фонарем, — обратилась она к Хантли. — Иначе не сможем вернуться. Вы взяли всего три фонаря, — напомнила она.

— Да, но на обратном пути мы можем светить фонарем Корделла…

— А если нет? Что, если Корделла наверху нет или его фонарь тоже потух? Давайте побережем свой до тех пор, когда он действительно понадобится.

Хантли неохотно согласился, и Бейтс со Стефани погасили свои фонари. Стало темнее; они продвигались плотной кучкой. Несколько раз Бейтс наступал ей на пятки, и наконец она его отпихнула.

— Ради Бога, Бейтс, не идите так близко! — С воплями ужаса он упал на колени, и она раздраженно добавила: — И не делайте из этого мелодраму. — Но бледное круглое лицо Бейтса исчезло из виду, и она нахмурилась. — Хантли, посветите, — приказала она. — По-моему, он провалился.

Фонарь помигал над зияющей шахтой, и Стефани задохнулась. Она покачнулась на краю пропасти и с трудом преодолела головокружение.

— Бейтс? — Ее голос задрожал, она прочистила горло и повторила: — Бейтс! С вами все в порядке?

— Алви! Ответь! Ты где? — сказал Хантли.

— Здесь.

Хантли и Стефани переглянулись. Обрывочная речь была не похожа на манеру Бейтса разговаривать.

— Где? — хором спросили они.

— Здесь.

Вытянувшись, насколько осмелились, они заглянули вниз. Фонарь осветил белое лицо Бейтса в нескольких футах от них.

— Он попал на выступ! — воскликнула Стефани. — Видите, он цепляется за край?

— Держись, Алви, я тебя вытащу! — сказал Хантли.

— Но он тяжелый, — сказала Стефани. — Думаете, справитесь?

— Должен. — Хантли отдал ей фонарь, лег на живот и протянул руку Бейтсу, но тот от страха боялся за нее взяться. — Давай руку, Алви. Я тебя вытащу.

— Нет.

Хантли с отчаянием покосился на Стефани:

— Он от страха не может даже говорить. Как мне его вытащить?

Вздохнув, Стефани предложила:

— Сползите вниз, сколько хватит сил. Я буду держать вас за ноги. Так вы сможете его вытащить.

Хантли с подозрением уставился на нее:

66
{"b":"4639","o":1}