ЛитМир - Электронная Библиотека

Под ее руками Джулиан оставался безучастен к окружающему хаосу. Стефани затолкала рыдание обратно в грудь. Все было зря. Они умрут здесь ни за что, на пороге свободы. Однако, наконец, нашла отца, отвлеченно подумала Стефани, но спасать его было поздно.

Вдруг стало тихо. Треск ружей прекратился, слышалось только шарканье ног по полу тоннеля. Кто победил? Все молчали, слышался только тихий стон. Стефани смутно понимала, что стонет отец. Когда над ней нависла огромная тень, она снова уткнулась лицом ему в грудь и зажмурилась.

Глава 39

— Стефани! — Сапог дотронулся до ее ребер. — Стефани, — повторил знакомый голос, она подняла голову и уставилась в темное лицо Райана. В темноте было еле видно, что он подает ей руку, она машинально приняла ее. Потом выдернула и прижала пальцы ко рту.

— Все кончилось? — сдавленным голосом спросила она.

Ей не было видно, что Райан криво улыбнулся.

— Да, все кончилось, — холодно сказал он. — На время. Стефани, нам надо торопиться.

Стефани потерла синяк на челюсти и обвиняющим тоном сказала:

— Ты меня ударил!

— Чтобы взять ружья. Или ты собиралась сражаться с ними одна?

— Но ты даже не попросил…

— Для политесов не было времени, — нетерпеливо сказал Райан. — Как и сейчас нет времени для дискуссий. Или иди, или оставайся, но не стой на моем пути.

Наклонившись, он отодвинул ее и взялся за ручки носилок.

— Хантли, бери другой конец, — приказал он. Стефани повернулась к Хантли; глаза ее расширились, когда она увидела, что у него по руке стекает кровь; она посмотрела дальше, ища Бейтса.

— Где?.. — начала она, но Хантли ее прервал:

— Не спрашивайте. Его увели…

Стефани снова посмотрела на угрюмое лицо Райана. Она не любила Бейтса, она надеялась отдать его под суд за все, что он с Хантли ей сделал, но она никогда не желала ему смерти.

— О, Хантли, мне так жаль…

— Мне тоже. Наверное, индейцы будут его пытать перед тем, как убить…

— О, вы хотите сказать, что его похитили? Я подумала, что его убили.

— Это было бы лучше для него! — свирепо ответил Хантли. — Явапаи — сущие дьяволы, когда изобретают способы убить человека…

— Хватит, — сказал Райан. — Нам еще предстоит пройти сквозь строй враждебных племен, и нечего пугать ее сверх меры. Хантли, проверь, способна ли она держать фонарь, когда мы понесем ее отца.

Ей в руку всунули фонарь, Райан поднял на плечо самодельные носилки, осторожно уравновесил их между собой и Хантли. Он холодно взглянул на нее, и она отошла в сторону. Спотыкаясь, она брела сзади; мужчины вынесли Джулиана из тоннеля на площадку на уступе горы.

Солнце ослепило ее, Стефани прикрыла глаза козырьком руки. Она глубоко вдохнула свежий воздух, он пахнул жарой, пылью и открытым пространством, а не затхлостью темного, сырого тоннеля.

Когда Джулиана спустили с уступа, он пришел в сознание. Райан и Хантли осторожно положили его на землю, Стефани наклонилась над ним.

— Не пытайся разговаривать, — настойчиво сказала она, когда Джулиан открыл глаза и облизал губы. — Вот, выпей…

Выпив, Джулиан слабо улыбнулся Стефани. Он похлопал слабой рукой, она взяла его руку и сжала.

— Стефани? Дочка? — Голос был хриплый и низкий, Стефани накрыла пальчиками его рот.

— Позже. Мы обо всем поговорим позже. — Она ободряюще улыбнулась. — Тебе надо отдохнуть…

— Что… ты… тут… делаешь? Я думал… ты в Нью-Йорке. — Он скривился от боли. — Мои статуэтки… ты что-нибудь взяла?..

— Мы взяли с собой часть твоих артефактов, И Нью-Йорке ты их выставишь, папа. А пока отдыхай.

Джулиан послушался нежною приказа и закрыл глаза. Он забылся беспокойным сном, и черты липа несколько разгладились.

— Стало легче? — Нотка сарказма в голосе Райана не осталась незамеченной.

— Да, но не благодаря тебе! — Она встала и подбоченилась. — Ты бы не огорчился, если бы он остался там наверху!

— Нет? А зачем же, по-твоему, я туда полез? Позагорать? — Его терпение подошло к концу; он смотрел прищуренными глазами.

— Не пытайся опять придумать какую-нибудь ложь, Райан Корделл. Просто выводи нас отсюда, пока отцу не стало хуже. — Стефани круто повернулась и пошла к лошадям, которых Хантли удалось поймать.

— Только три, — скорбно сказал Хантли. — Остальных увели чертовы индейцы.

Стефани похлопала лошадь по шее. По непонятной причине она испытывала симпатию к Хантли, он был такой грустный, поникший; пленение Бейтса набросило гробовой покров на их успешный спуск с горы.

— Хантли, я очень жалею Бейтса, правда. Я знаю, что он был вашим другом.

— Да. Мы с Алви росли вместе. Он был моим единственным другом. — Хантли покачал головой. — Страшно подумать, что сейчас делают с беднягой.

Стефани содрогнулась и заставила себя не думать о возможной судьбе Бейтса. Чтобы сменить тему, она спросила:

— Вы не могли бы придумать, как довезти моего отца? Он не может сидеть на лошади.

Райан стоял сзади; когда он заговорил, Стефани вздрогнула.

— Травойс.

— Что? — Стефани повернулась вполоборота и скосила на него вопросительный взгляд. — Что такое… тралис?

— Травойс. Такие примитивные санки, две оглобли и между ними — шкура. Так индейцы перевозят грузы и больных или стариков. Я даже видел, как в них перевозят младенцев, ставят сверху плетеную корзину в виде клетки.

— Мы можем такое сделать для отца?

— Нужны два достаточно длинных шеста.

— Ручки лопат?..

— Нет. Слишком короткие. Нам нужны такой длины, чтобы спускались со спины лошади до земли. — Райан сдвинул шляпу на затылок и оглядел пустынную равнину. — Я могу поискать…

— Ага, понятно! И забудешь вернуться? — выпалила Стефани. — Это легко предсказать!

Райан подошел ближе и взглянул ей в глаза. Она остро ощущала его близость, от него пахло потом и табаком, но от этого он не становился ей неприятен. Стефани напряглась и дерзко ответила на его взгляд, не сдвинувшись ни на шаг. Больше он ее не заставит отступить. Особенно после того, как она узнала, какой он хам и негодяй.

— А ты, как всегда, подозрительная стерва, — заметил он. — Ты никому не доверяешь?

— Только тем, кто этого заслуживает, мистер Корделл.

— Понятно. Такая же надменная, когда в моих руках все патроны, как если бы они были у тебя. По крайней мере ты постоянна.

Возмущенный ее непреклонным отказом даже допустить, что он может быть не виноват в том, в чем его обвинил Хантли, Райан схватил Стефани за руку, когда та повернулась уходить, и вдруг решил все ей высказать. Он грубо встряхнул ее и повернул лицом к себе.

— Слушай, Принцесса, меня тошнит от тебя… — Райан замолчал, увидев, как Стефани расширенными глазами смотрит на что-то за его спиной. — Что там? — Он обернулся.

Вдалеке на горизонте клубилось облако пыли. Их было мало — два, может, три всадника. Возможно, это первый ряд войска индейцев?

— Достань ружья, — приказал Райан, и Стефани подчинилась без вопросов и споров.

Хантли, Райан и Стефани залегли за грудой каменных плит, сжимая ружья и запасные патроны. Облако пыли увеличивалось, оно перекатилось на изрезанную трещинам и плотинами равнину. Когда оно оказалось возле ближайшей промоины, стало видно, что всадников двое и они скачут изо всех сил.

— Кто это? — осмелилась спросить Стефани; это были первые слова, прозвучавшие после того, как они заметили облако. — Индейцы?

— Из-за пыли трудно сказать, но если бы это были ява-паи, их было бы гораздо больше. — Райан сдвинул шляпу и прищурился, глядя вдаль.

— Тогда кто? — вслух удивился Хантли. Прикрыв рукой глаза, он всматривался в приближающееся облако. — Смотри… — Он выругался. Позади двух всадников показалось другое облако, гораздо большее.

— Черт побери! — Райан стиснул зубы. Надежды не было. Войско слишком большое, против него не выстоять с двумя ружьями и короткоствольными револьверами.

Стефани вдруг засмеялась, встала из-за укрытия, изумив обоих мужчин, и замахала руками.

69
{"b":"4639","o":1}