ЛитМир - Электронная Библиотека

Kwuhupu. Nabitukuru. Sikusaru. Этих слов было достаточно, чтобы она содрогнулась. Пленники. Война. Воровство. Команчи собирались совершить очередной набег. Опять пострадают ни в чем не повинные люди. А она ничем им не может помочь.

Ощущая горе, Дебора встала. Подсолнух взглянула на нее с беспокойством.

— Ni?yusukaitu? — проговорила девочка.

Дебора беспомощно уставилась на нее. Та тоже встала, на ее симпатичном круглом личике было выражение обеспокоенности.

Как будто в растерянности, Подсолнух дотронулась до руки Деборы успокаивающим жестом и пробормотала что-то, что Дебора не расслышала.

— Я… я сожалею, — произнесла Дебора, — я не понимаю.

Она пожала плечами, чтобы объяснить свои слова, а потом снова взглянула мимо Подсолнуха на мужчин. Кто-то из них начал бить в барабан, ритм заставил мужчин пуститься в пляс.

Они выкрикивали что-то и завывали, произнося нараспев непонятные слова. Сутулый старик в маске бизона вышел из-за типи и запел высоким голосом, все умолкли и стали прислушиваться. Дебора вздрогнула. Старик размахивал большой трещоткой, сделанной из тыквы, и еще одной, сделанной из шкуры и кости. Его грудь была обнажена, гамаши закрывали костлявые ноги.

На гамаши были нашиты звериные головы, змеиные трещотки, шкуры и когти.

Она заметила, что команчи относились к нему с большим уважением, даже благоговением. Сделав круг в середине деревни, он замолчал и поднял косматую голову. Его голос, доносившийся из покрытого волосами черепа бизона, звучал зловеще. Произнесенные им слова произвели на собравшихся, сильное впечатление. Раздались одобрительные возгласы, но тут же наступила тишина.

Подсолнух, стоявшая рядом с Деборой, что-то испуганно произнесла, но Дебора не поняла. Что, интересно, сказал старик? Может, он их чем-то напугал?

Она поискала взглядом Ястреба и увидела, что он как-то странно на нее смотрит, а губы его плотно сжаты.

Тут она заметила, что на нее с любопытством смотрят еще несколько команчей. С любопытством и неприязнью. Даже враждебностью.

Она отступила на шаг и заметила, что Подсолнух отошла от нее и жестом зовет за собой. Дебора с гордо поднятой головой неторопливо последовала за девочкой. Она заметила, что старик что-то сказал, наверняка про нее.

— Kima, — быстро прошептала Подсолнух. Дебора прибавила шагу.

Добравшись до типии, обе почувствовали явное облегчение.

— Tsaa, — с улыбкой произнесла Подсолнух.

— Tsaa. Хорошо.

Деборе удалось изобразить легкую улыбку, но она продолжала следить за происходящим в лагере. На лице Подсолнуха отразилась тревога. Что-то явно случилось. Раньше Дебора не чувствовала такой враждебности. Что говорил старик в маске? Подсолнух принесла из типи недошитое платье и бросила Деборе на руки.

— Да, мне надо чем-нибудь заняться, отвлечься от происходящего, — взволнованно произнесла Дебора.

Теперь все взгляды были устремлены на Ястреба. В том числе и взгляд его отца. Белый Орел хотел знать, как сын отреагирует на слова старика. Ястреб был раздражен. Чего от него ждут? Что он будет все отрицать? Нет. Этого он не сделает.

Дебора — его пленница, его бледнолицая женщина, а сам он пока не ощущал себя здесь своим. Во многом благодаря ее влиянию. Это унижало и пугало Ястреба. Дебора и представить себе не могла, что оказывает на него такое воздействие. Почувствует ли он когда-нибудь себя членом племени?

Он хоть и вернулся, сердце его было не здесь. Он вернулся с намерением жить так, как живут они, стать их частью. Он не смог. Но его сердце не принадлежало и тому миру. Watsitu Pihi, старик, общавшийся с духами, назвал его Потерянным Сердцем. Старик прав. Но Ястреб не собирался признаваться в этом.

А теперь шаман заявил, что бледнолицая женщина, которую Ястреб держит у себя, принесет его племени несчастье. Ястреб и верил, и не верил в это.

Может быть, сама Дебора не принесет неприятностей, но то, что он чувствует по отношению к ней, — может.

Ястреб повернулся, когда увидел, что отец, Белый Орел, сидевший перед своим жилищем, встает и поднимает руку, прося тишины.

— Печально слышать твои слова, старый мудрец, — мрачно произнес он. — Ты говоришь, будто мой сын навлечет на нас беду.

Старик выступил вперед, его тощая грудь вздымалась от напряжения. Ястреб знал, что скажет шаман.

— Меня предостерегли боги. Твой сын не сражается вместе с другими воинами. Он сражается с самим собой, а не сражается с врагом.

Шаман тихонько качнул трещоткой.

— Человек не может жить в двух мирах. Это приносит смерть одному и горе другому.

Теперь вперед выступил Ястреб. И все взгляды обратились на него.

— Я сражаюсь, когда считаю это нужным, — спокойно сказал он. — Я не ребенок, чтобы выполнять желания других.

— Но ты не участвуешь в набегах наших воинов, — заметил шаман, — если только они не направляются в Инде или за Kwana kuhtsu paa. Разве это не так?

Ястреб помолчал. Это было так. Он не участвовал в набегах на бледнолицых. Отправлялся лишь в места, располагавшиеся за Рио-Гранде.

— Сейчас не время сражаться с бледнолицыми. Их слишком много. Ты не забыл, что произошло с теми, кто вышел за пределы резервации, обозначенные бледнолицыми? — угрюмо проговорил Белый Орел.

— Они повели себя, как дураки, — ответил один из команчей. — Бледнолицые солдаты застигли их врасплох.

Белый Орел оглядел толпу, покачивая головой. Было очевидно, что большинству молодых воинов не терпелось поучаствовать в сражении.

— Умереть не стыдно, стыдно умирать с голоду и выполнять предписания бледнолицых. Вы этого хотите? Мужчина должен жить, как мужчина, а не как собака.

— Когда бледнолицый обращается с нами, как с очередным препятствием на своем пути, мы из воинов превращаемся в преступников. Давайте наберемся терпения и подождем, что будет.

— Что, еще одно нарушенное соглашение? Приходят охотники, убивают бизонов, бросают их туши в прерии, — раздался еще один гневный голос.

— Они не уважают Великого Духа, давшего нам бизонов для еды. Нарушают свои обещания. И наш долг — убивать тех, кто отбирает у нас то, что по праву принадлежит нам.

Ястреб молча наблюдал за тем, как Белый Орел проигрывает битву. Молодежь была готова драться.

— А как же насчет наших убитых воинов? — воскликнул высокий команчи, весь покрытый шрамами.

— Всего лишь две луны назад синие мундиры напали на охотившихся юношей. Юноши ничего не сделали, но их убили. Разве можно такое терпеть?

Ястреб и отец обменялись взглядами. Среди убитых юношей оказался единственный сын воина, покрытого шрамами. Он был совсем еще мальчиком. Его зарезали, как и остальных. По толпе прошел ропот.

От толпы отделился юноша и указал на Ястреба.

— Я бросаю тебе вызов, сын вождя, докажи свою мужественность, — произнес он.

Ястреб узнал его, когда юноша повернул лицо к свету. Esatai, Волчонок. Он не любил Ястреба и был против того, чтобы тот поселился в лагере. Однажды они дрались на длинных ножах, Ястреб ранил его и победил.

— Мы собираемся угнать много лошадей, присоединяйся к нам, если не боишься, — нагло заявил Волчонок.

Ястреб ответил не сразу. Он был отважен, а набеги волновали. Но он не любил, когда его загоняли в угол.

— Разве я не ездил рядом с тобой, когда мы сражались с шайеннами, сиу и апачи? — спросил он резко. — Я участвовал в нескольких сражениях, снял с врагов скальпы. Мои подвиги записаны на стенах моего жилища. И всем известно, что я не трус.

— Возможно, но я не видел, как ты сражаешься с бледнолицыми. Может, ты их боишься?

Атмосфера накалялась все больше и больше. Ястреб кожей ощущал ненависть Волчонка и ни слова не проронил в ответ.

— Ты, видимо, боишься, — усмехнулся Волчонок, некоторые его поддержали.

Лишь один человек отважился выступить в защиту Ястреба, его кузен Ohawasape, Желтый Медведь. Отважный воин. К Ястребу он относился с нескрываемым восхищением.

— Я слышу тявканье койота вместо волчьего воя, — рассерженно заявил Желтый Медведь. — У моего кузена много пони, а все жилище увешано скальпами. А это, несомненно, вызывает зависть.

13
{"b":"4640","o":1}