ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее кожа была теплой, согретой солнцем и такой мягкой под его пальцами. Он сделал глубокий вдох, чтобы унять бешено бьющееся сердце, и постарался улыбнуться. Но, судя по реакции Деборы, это у него не получилось.

— Дебора, мы не можем заниматься этим здесь.

— Разумеется.

Он заметил, что она не собирается ему помогать. Придется действовать самому. Она была слишком смущена, слишком подавлена случившимся.

Зак понимал, что здесь их может увидеть кто угодно, и не хотел вредить ее и без того испорченной репутации, после того, как она побывала в плену у команчей.

— Я отвезу тебя в тень, а потом поймаю твою лошадь.

Она мрачно посмотрела на него:

— Да.

Ему хотелось выть, такая была в ее взгляде тоска.

Он заколебался, но она положила руку в его протянутую ладонь, он поднял ее и усадил на свою лошадь. Дебора опустила обе ноги с одной стороны.

— Тебе придется ехать шагом, — сказал он. — Иначе свалишься. И держись за меня. Я не могу изображать из себя джентльмена, если хочу поймать твою лошадь до темноты.

— Я и не думала, что ты будешь изображать джентльмена. — Она пожала плечами.

Ее юбка была задрана до колен, грудь прижималась к его спине, когда она обвила руками его талию.

— Держись, — сказал он и пустил лошадь легким галопом.

Дебора еще крепче вцепилась в него. Уж лучше бы он оставил ее ждать на солнце, чем так мучиться. Желание его росло с каждой минутой.

Увидев, наконец, рощицу, Зак натянул поводья.

— Подождешь здесь, — сказал он.

Как только Дебора спешилась, перо на ее шляпке взлетело на ветру так резко, что Заку пришлось удерживать лошадь, чтобы та не пустилась вскачь.

— Сними это чертову шляпку, — сказал он, успокоив лошадь. — И зачем только бледнолицые женщины их носят?

— Чтобы привлечь внимание бледнолицых мужчин, — сказала она, снова напомнив ему мать, как и в первый день, их встречи.

Зак наклонился в седле, его глаза прищурились.

— А вы, мисс Гамильтон, внимание какого бледнолицего пытаетесь привлечь?

— Миссис Веласкес.

— Это пустой звук, и ты это знаешь. Он никогда не был твоим мужем, просто ты носишь его фамилию.

Его голос стал резким. Он не понимал, почему его так взволновал тот факт, что она не назвалась тогда женой Мигеля Веласкеса. Его также разозлило, что Декстер Даймонд обнял ее и поцеловал. Дебора пожала плечами:

— Но все же брак был законным.

— И тебя это вполне устраивает, да?

Он нахмурился.

— Никогда не думал, что ты такая жадная. Ты пустила корни на земле Веласкесов и не собираешься уезжать, да?

— Здесь речь идет о другом. По словам дона Франсиско, меня попросили остаться в интересах семьи.

Она отвернулась, ее глаза были холодными. Она развязала ленты на шляпке, сняла ее и оглянулась на него.

— Когда правительство изменило линию границы, у них возникла необходимость в получении американского гражданства, что стало возможным благодаря моему браку с членом семьи. На мне женились по расчету, мистер Баннинг.

— Мистер Баннинг. — Зак едва сдерживал гнев. — Если ты помнишь, мы были достаточно близки, чтобы так официально обращаться друг к другу.

— И ты не возражаешь, чтобы я сделала этот факт достоянием общественности? Я почему-то думала, что ты хочешь сохранить его в тайне, так же как я. Ведь если властям станет известно, что именно ты держал меня в плену в деревне команчей, твоей жизни, или по крайней мере, твоей свободе будет угрожать опасность. Едва ли ты захочешь, чтобы я огласила эту информацию.

— Сейчас никто тебя не слышит.

— Я не настолько хорошо, умею вести двойную жизнь, как кажется, — холодно возразила Дебора.

— Может быть, нужно попрактиковаться.

Ее глаза блеснули.

— Не уверена.

Мгновение она молчала. Что же такое было в этой женщине, от чего он терял контроль над собой? Это делала именно она. Он не мог понять, как же это происходило.

— Я вернусь, — наконец сказал он, развернув коня. Он ускакал не оглядываясь.

К тому моменту, когда он нашел ее клячу, связал ее и прискакал с ней обратно, солнце превратилось в огненный шар. Он спешился у рощицы и опустился в тени рядом с Деборой.

— Ты ее поймал.

Он пожал плечами:

— А ты думала, не поймаю?

— Нет, ведь ты всегда добиваешься своего.

Он прищурился:

— Что ты хочешь этим сказать?

Она не ответила, сняла перчатки и стала обмахиваться шляпкой.

— Ты что-то имела в виду, говоря, что я всегда добиваюсь своего. Я хочу знать, собираешься ли ты заявить о насилии над тобой.

— А ты как бы это назвал?

— Скорее обольщением. Впрочем, ты тоже этого хотела. Хотя и сопротивлялась из моральных соображений. Но ты не станешь утверждать, что не питала ко мне никаких чувств, мисс Дебора Гамильтон.

Голос его стал резким, он снял шляпу и провел рукой по волосам, влажным от пота.

— Нет, не стану.

Ее глаза потемнели. В голосе звучала обида.

Дебора подтянула колени к груди и снова начала обмахиваться шляпкой.

Помолчав, Зак сказал:

— Дадим лошадям передышку и поедем обратно. Она кивнула.

— Надеюсь, тетушка Долорес сделает для Джудит все, что потребуется.

— И для твоего возлюбленного тоже.

— Декстер — не мой возлюбленный.

Он посмотрел на нее недобрым взглядом:

— Не возлюбленный, тогда кто же?

— Не все ли тебе равно? Ты ясно дал мне понять, что опасаешься угрозы установления твоей личности.

— О чем ты говоришь, черт побери?

Он вперил в нее неподвижный взгляд.

— Я говорю о том, что не видела тебя с того самого вечера, когда узнала, что ты находишься где-то поблизости. Однако ты больше не появился, значит, я тебя не интересую.

— Я хочу тебя так же сильно, как и прежде. Но жизнь, которую я веду, не для тебя.

— О какой жизни ты говоришь?

Он указал на холмы:

— О кочевой. Переезжать с места на место, не имея дома. Я по своей сути ястреб. Подолгу не задерживаюсь на земле.

— Ты прав. Я не смогла бы так жить.

Она положила руку ему на предплечье.

— Значит, ты думал о том, чтобы мы были вместе?

Он глубоко вдохнул:

— Да. Но этому не бывать.

— Я тоже об этом думала.

— Забудь. Я сказал, что это невозможно.

— Трудно сказать.

В глазах ее блеснули слезы.

Не успела Дебора опомниться, как он привлек ее к себе и прильнул губами к ее губам. Дебора застонала и прижалась к нему всем телом. Затем дрожащими руками стала срывать с себя одежду, сгорая от желания.

Зак тоже стал освобождаться от одежды. Снял пояс с пистолетами, расстегнул брюки. Дебора застонала, когда он вошел в нее. Ни с одной женщиной Зак не испытывал такого наслаждения, как с Деборой, хотя не был неопытным юнцом.

Они достигли вершины блаженства одновременно. А когда спустились на землю, Зак снова стал ее ласкать. Он никак не мог насытиться ею. Щекотал языком ее соски, покрывая ее тело поцелуями, достиг губами нежного бархатного лона. Дебора, изнемогая от страсти, извивалась, выгибаясь ему навстречу.

И снова они вместе пришли к финишу.

Теперь Зак больше не сомневался в том, что Дебора принадлежит только ему. Что, кроме него, она не знала ни одного мужчины. И осознание этого сделало его счастливым.

Глава 18

Когда они вернулись, асиенду Веласкесов окутали темные тени. Дебора чувствовала на себе взгляд Зака и ерзала в седле. Она была потрясена потерей самоконтроля и своим распутным поведением. На обратном пути Зак все время молчал. Дебора не знала, что и думать.

Огни прорезали пурпурный саван сумерек.

— Кажется, нас ждут, — заговорил, наконец, Зак.

Дебора бросила на него взгляд:

— Видимо, да.

— Что я им скажу?

Она повернулась к нему:

— Правду, но не всю, конечно.

— Еще бы. Я не хочу затягивать петлю на собственной шее.

— Как это понимать?

Он вскинул бровь:

— Думаешь, дон Франсиско будет рад принять меня в семью? Так же как и Даймонда.

32
{"b":"4640","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Последнее дело молодого киллера
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Новая Зона. Крадущийся во тьме
Хижина. Ответы. Если Бог существует, почему в мире так много боли и зла?
Уроки соблазнения в… автобусе
Исцеляющая
Простая сложная Вселенная
Короткое падение