ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь клеймо «Дабл-Ди» красовалось на крестцах более двадцати тысяч прекрасных быков. Имея примерно семь акров пастбища на прокорм каждого животного, Даймонд держал скот на открытом воздухе. Последние облавы обнаружили множество недовольных, когда чужой скот имел клеймо «Дабл-Ди».

— Скот ест мою траву — значит, он мой, — сказал однажды Даймонд разъяренному владельцу ранчо.

Когда владелец увидел за спиной у Даймонда вооруженных людей, он оставил своих коров.

— Вы действительно считаете этих быков своими? — поинтересовался Зак, когда владелец ранчо уехал, а Даймонд рассмеялся ему вслед.

— Да. Теперь, когда на них мое клеймо, они мои. Зак пожал плечами. Это его не касалось. Жизнь с команчами приучила его к мысли, что животные должны кормить всех людей. Если мужчина хороший охотник, его семья сытно ест. Если плохой, — семья голодает. Собственности на землю или скот у команчей не было. Поэтому не возникали споры. Он заметил, что к нему направляется Даймонд. С того дня, как он заподозрил, что между ним и Деборой что-то произошло, он изменил свое отношение к Заку. Даже смотрел на него по-другому.

Зак бросил сигарету и ждал.

— Такая жара, что можно плавить железо, — сказал Даймонд, поднимаясь на крыльцо.

— Ага.

— Что-то ты неразговорчивый, а? — Он говорил серьезно, не улыбался.

— Мне нечего сказать.

Он снова прислонился к столбику.

— Говорите, я слушаю.

— Значит, тебе нечего сказать? — проворчал Даймонд. — Не пойми меня превратно. Но некоторые ребята нервничают из-за тебя.

Зак продолжал хранить молчание. Он чувствовал, что Даймонд ходит вокруг да около. В загоне рядом с ними храпела и перебирала ногами лошадь, Зак видел тени на стене — там находился кто-то из работников. Он явно подслушивал у открытого окна.

— Послушай, Баннинг, — произнес наконец Даймонд. — Говорят, ты сломал руку Чарлу Раймонду. Это правда?

— Да.

— Почему, черт побери?

— Раймонд болтает лишнее. Я преподал ему урок хороших манер.

Карие глаза Даймонда гневно сверкнули.

— Ведь ты вывел из строя одного из моих работников. Это могу делать только я. Ты не вправе распоряжаться моими людьми — лишать возможности работать несколько недель одного из моих ковбоев.

Зак посмотрел ему в глаза:

— Я мог лишить его этой возможности навсегда. Даймонд хмыкнул:

— Я знаю. Я сказал Чарли, что он дурак, если подначивает тебя. Но он еще не повзрослел.

— Чтобы повзрослеть, он должен научиться молчать, когда необходимо. Некоторые на это не способны.

Даймонд долго смотрел на него.

— Ты самый лучший из моих стрелков. Я не хочу с тобой расставаться. Терять еще одного работника. Скоро мне понадобятся все. Я собираюсь приобрести еще земли. А нельзя заткнуть рот другим способом? Не ломая рук?

Зак пожал плечами:

— Я не нанимался в няньки всякой деревенщине. Я могу ускакать так же легко, как и прискакал. Если у вас и будут неприятности, то не из-за меня.

— Я пока не хочу, чтобы ты уезжал. Но скоро здесь будет горячо, и ты мне понадобишься.

— Я не воюю с женщинами и детьми, — ответил Зак. Даймонд поднял бровь.

— Если вы думаете, что я вам помогу выгонять людей, то вы ошибаетесь.

— С чего ты взял?

— Видел собственными глазами.

Даймонд покраснел:

— Ничего бы этого не случилось, если бы старый Ледбитер, не прицелился в Олбрайта — Фрэнку пришлось стрелять.

— Старый Ледбитер разозлился, когда Олбрайт сказал, что поимеет его дочь, насколько мне известно, — возразил Зак.

Даймонд стал пунцовым.

— Там, где я вырос, за такие слова бьют.

— Согласен. Фрэнк много чего болтал, но девушку не трогал. Я приказал их выселить, не причиняя при этом вреда.

Он хмурился и смотрел на Зака.

— Ты со мной заодно, Баннинг? Если нет, то скажи прямо сейчас.

— Я с вами, пока вы не нарушаете закон, Даймонд.

— Оставаясь в рамках закона, открыл стрельбу прямо на улице, словно находился на войне.

— Так оно и было.

Даймонд скреб щетину и смотрел на Зака, словно пытаясь заглянуть ему в душу.

— Твое самообладание удивляет. В то же время я не знаю никого, кто действовал бы точнее и быстрее тебя.

Зак пожал плечами:

— Всегда есть кто-то, кто оказывается быстрее.

— Может быть. Пожалуйста, окажи мне услугу — избегай горячих голов, ладно? Я с ними поговорю, но буду, благодарен, если ты перестанешь обращать внимание на юнцов.

— Я и так пытаюсь.

— Да, я знаю. Чарли Реймонд сказал то, чего не должен был говорить. Он молод и глуп.

— Но может одним словом убить, — сказал Зак.

Зак увидел в глазах Даймонда сомнение, легкое любопытство, которое непонятно к чему относилось, но потом оно исчезло.

— Я знаю, — казал Даймонд, — а теперь и Чарли знает. Просто будь помягче с остальными, ладно?

— Буду, только пусть держатся от меня подальше.

— Теперь я почти уверен, что так и будет.

Даймонд переступил с ноги на ногу.

— Я завтра хочу взять тебя с собой в город.

Зак промолчал.

— Чтобы тебя не мучило любопытство, объясняю, что от тебя требуется. В полдень туда приезжает один человек, с которым я должен увидеться прежде, чем он займется кое-чем другим. Вы с Джебом Браденом привезете его сюда.

— Мы с Браденом не ладим.

— А с кем ты ладишь, черт побери? Ты слишком много о себе вообразил. Тебе не доверяют.

Зак спокойно посмотрел на него:

— Ты нанял меня для того, чтобы я водил дружбу с остальными твоими стрелками?

Даймонд снова смутился:

— Нет, черт побери, тебе же будет лучше, если ты будешь хотя бы вежливым.

— Я вежливый.

— Едва ли. Вы с Браденом — мои лучшие люди, и я хочу, чтобы вы работали на меня. Вы сможете привезти этого человека?

— А он добровольно поедет?

Даймонд достал конверт из жилетного кармана.

— Поедет, если дадите ему это. Но будьте осторожны. Многие захотят с ним поговорить.

Зак прочел на конверте фамилию и засунул его в карман.

— Я его привезу.

— Звучит обнадеживающе, — отреагировал Даймонд.

— Во всяком случае, сделаю все, что в моих силах, остальное будет зависеть от него.

— Ты когда-нибудь нервничаешь, Баннинг? Проигрываешь бой? Бываешь ранен?

На губах Зака появилась легкая улыбка, он кивнул:

— Конечно. И часто этим хвастаюсь, вы просто не слышали.

— Это хорошо. А я уже стал подумывать, что ты не такой, как все.

Улыбка погасла, Зак отвернулся.

— Я просто умею это скрывать.

— В тебе, должно быть, говорит индеец, — произнес Даймонд, заметив холодный взгляд Зака, и добавил: — Что ж, это хорошо.

Зак промолчал, Даймонд решил, что разговор окончен и спустился с крыльца.

— Надеюсь, ты привезешь Маклина, — бросил он через плечо.

Маклин. Эта фамилия была написана на конверте. Этот человек, зачем-то был очень нужен Даймонду. Зака разбирало любопытство.

Джереми Маклин нахмурился, вскрыл конверт, прочитал послание и взглянул на Зака:

— Скажите вашему хозяину, что меня это не интересует.

Джеб Браден, стоявший рядом с Заком на деревянном тротуаре, оживился:

— Он велел нам привезти вас.

Маклин замер.

— А я говорю, что меня это не интересует. К сожалению, вам придется выразить мое сожаление мистеру Даймонду.

Браден, сопя, потянулся к пистолету.

— Он вас ждет.

— Совершенно напрасно.

На побледневшем лице Маклина отразился гнев, но он не двинулся с места, переводя взгляд с Зака на Брадена.

— Меня уже нанял другой человек, я не могу лишить моего клиента права на конфиденциальность.

— Посмотрите сюда, — зарычал Браден, — может быть, вы чего-то не поняли — мистер Даймонд хочет увидеть вас первым. Вы можете говорить ему что хотите, но без вас я обратно не поеду.

Браден шагнул к нему, Маклин отступил. Зак встал между ними:

— Успокойся, Браден.

Браден прищурился:

— Насколько я понимаю, ты работаешь на Даймонда, Баннинг.

34
{"b":"4640","o":1}