ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наизнанку. Лондон
Вместе быстрее
Шепот пепла
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Как курица лапой
Чужое тело
За них, без меня, против всех
Звезда Напасть
Мечтатель Стрэндж

— А потом отпустите? — помолчав, спросила Дебора.

— Разумеется. Как только он нам расскажет, как и зачем пробрался сюда и кто его послал.

Зак молчал. Он стоял прямо и тихо, настороженно и напряженно. Он ждал, что за этим последует просьба Деборы не провоцировать их на стрельбу.

— Пожалуйста, Зак.

Зак не питал иллюзий. Эти люди не собирались допрашивать его и отпускать. Он быстро шагнул вперед, словно намереваясь сдаться, и пнул ближайшего из людей в пах. Затем второго, выбив у того оружие. В одной руке у него оказался нож, в другой — пистолет.

В ночной тишине прогремели выстрелы. Над головой у него просвистела пуля. Зак тоже выстрелил, сразил кого-то наповал. Словно издалека донесся женский крик. Зака бросило в дрожь.

Запахло порохом и кровью, он пытался повернуться и найти Дебору, но тело не слушалось его.

Колени подогнулись, и он стал оседать на землю. Ему удалось подняться, но он тут же снова упал, словно кто-то не давал ему встать на ноги, хотя рядом никого не было. Он слышал, как Дебора его звала, но не мог ответить.

Прогремел взрыв, стены заходили ходуном. Слишком поздно. Зак думал о Деборе, а не о себе.

— Как ты могла! — воскликнула Дебора, укоризненно глядя на кузину.

Джудит отвернулась:

— Ты не понимаешь! Он не принес бы тебе ничего, кроме несчастья.

Дебора не могла вымолвить больше ни слова. Она видела, как люди дона Франсиско втащили внутрь Зака и бросили на кровать. За ним тянулись кровавые следы. Дебора закрыла глаза.

— Если он умрет, я тебе этого никогда не прощу, Джудит, — произнесла она, услышав тихое всхлипывание кузины.

Если Зак умрет… она не могла себе представить, что будет дальше. Он не может умереть. Она не допустит этого. Дебора взглянула на дона Франсиско.

— Я настаиваю на том, чтобы вы позволили мне осмотреть его раны.

— Я же сказал, что позабочусь о нем.

Он повернулся и что-то приказал по-испански человеку, стоявшему позади него. Затем снова повернулся к Деборе:

— А я-то думал, ты отдаешь предпочтение сеньору Даймонду. Зря волновался. Тебе больше нравятся стрелки.

— Мои предпочтения, как вы изволили выразиться, вас не касаются. И Зак Баннинг здесь появился совсем по другой причине.

— Странно! — Дон Франсиско с улыбкой посмотрел на Джудит. — А мне сказали, что именно по этой.

Дебора поняла, что кузина и тут ее предала, и тяжело вздохнула.

— Но в данный момент это не имеет значения. Зак ранен, и ему нужна медицинская помощь. Если ее не окажете ему вы, это сделаю я.

Она шагнула к постели, где лежал Зак, но дон Франсиско крепко сжал ей предплечье.

— Если хочешь, чтобы он умер, — тихо произнес он, — подойди к нему. Я прикажу отвезти его в пустыню и там оставить.

Дебора похолодела, лицо ее покрылось мертвенной бледностью. Дон Франсиско не шутил. Он был полон решимости, осуществить свою угрозу.

— Нет, — выдохнула она шепотом, — не надо. Пожалуйста. Я не… подойду к нему.

— Хорошо. Я решил, что ты передумаешь, если я тебе все хорошенько объясню.

Дебора стояла всего в нескольких футах от кровати. Зак лежал без сознания, раненный, а она не могла помочь ему. Собственное бессилие буквально убивало Дебору.

Когда Зака вытащили из комнаты, словно куль муки, он застонал. По щекам Деборы катились слезы, и она закрыла глаза, чтобы не видеть злобной ухмылки дона Франсиско.

— Пожалуйста, не делайте ему больно, — прошептала она.

Дон Франсиско расхохотался.

Зак знал о боли все. Почти с самого детства. Человек мог преодолеть боль, хотя это было непросто. Необходимо было овладеть кое-какими уловками, и он потратил на это много времени. Это помогло ему выжить.

— Скажите, сеньор Баннинг, — обратился дон Франсиско к Заку, глядя ему в глаза, — это Даймонд послал вас сюда? Зачем?

Зак даже не посмотрел на него. Он ощущал вкус крови во рту. Один глаз заплыл. Он подозревал, что у него сломан нос. Зак молчал и ждал.

От очередного удара он покачнулся, стул, к которому его привязали, опрокинулся и упал. У Зака искры посыпались из глаз, боль пронзила его насквозь. Его поднимали, допрашивали, потом снова били, опять поднимали, и все начиналось сначала.

Зак весь был в кровоподтеках и ссадинах, лицо распухло. Рана кровоточила — видимо, пуля глубоко вошла в мягкую часть левой руки.

Он попытался сосредоточиться и наконец, словно в тумане, увидел лицо дона Франсиско.

Голос его доносился будто издалека:

— Сеньор, вы долго не сможете это вынести. Лучше расскажите то, что я хочу знать. Взрыв дамбы устроил Даймонд. Зря тратил время. Я отстрою ее заново. Но зачем он послал вас? Хочет похитить сеньору Веласкес и держать в качестве заложницы? — Он придвинулся ближе. — Она согласилась на это? Я должен знать. Признайтесь, и я вас освобожу. Вам не причинят вреда, если вы расскажете, какую роль она играет во всей этой истории.

Видимо, на лице Зака отразились сомнения, потому что дон Франсиско хищно улыбнулся.

— Не стройте из себя героя, сеньор. Не выводите меня из терпения. — В его голосе звучала угроза.

О Деборе он не скажет ни слова. Не станет подвергать ее риску. Но если он скажет дону Франсиску что-нибудь незначительное, это, возможно, как-то спасет ситуацию, и убережет его от пары кровоподтеков. Он тяжело вздохнул, ощутив острую боль в ребрах. И тут увидел в руке у дона Франсиско кусок пергамента. Ему не нужно было читать, чтобы понять, что именно там написано. Над ним навис рок.

— Я бы очень хотел, чтобы вы подписали это. — Дон Франсиско ободряюще улыбался. — Это признание.

Зак моргнул. Глаз заболел. Кровь. Или, может быть, пот. Он не знал точно. Во рту пересохло, губы распухли и потрескались. Даже при желании он вряд ли смог бы сейчас говорить. Он с презрением смотрел на дона Франсиско.

— Вы очень глупо себя ведете. Не все ли равно, скажете вы мне правду, или я сам ее узнаю. Дела это не меняет. Но если вы мне поможете, возможно, я отпущу вас.

Зак молчал, дон Франсиско пожал плечами.

Баннинг сжался в ожидании очередного удара. Он был нацелен в живот, боль распространилась по всему телу, у него перехватило дыхание. Стул не то наклонился, не то упал. Ударившись об пол, Зак услышал, как что-то хрустнуло. Уж не сломал ли он что-нибудь?

Он медленно восстановил дыхание. Вдыхал воздух маленькими глотками, каждый причинял боль, ощущение было такое, будто грудь сжали тисками.

Оказалось, что сломался стул. Зака снова подняли и развязали. Кровь хлынула в руки, он резко втянул воздух, не разжимая зубов. Сжал пальцы и с облегчением понял, что они действуют.

Облегчение было кратковременным.

— Знала об этом сеньора Веласкес? — снова спросил дон Франсиско таким тоном, как будто ответ вообще не имел значения.

Рок преследовал Зака. Он это чувствовал.

— Это вы должны были отвезти ее к сеньору Даймонду?

Зак молчал.

Снова последовал удар кулаком в живот. От удара в лицо ему удалось уклониться. Послышались проклятия.

— Матерь Божия, держите его!

Кто-то схватил его за руки. От недостатка циркуляции крови его мышцы казались онемевшими, а боль замедляла реакцию. Он попытался освободиться от тисков, но не мог. Едва успел сжаться перед следующим ударом. Он подумал, что для Веласкеса, может, и не имеет значения, кто именно послал его, но для него очень важно, кто мог попытаться заполучить Дебору. Франсиско этого не знал. Просто опасался возможных попыток.

Когда, наконец, его отпустили и он свалился на пол, раздался чей-то резкий голос:

— Что вы тут делаете, Веласкес, черт бы вас побрал! Я не могу этого допустить.

Голос был Заку знаком. И когда человек снова заговорил, Зак узнал его.

— Черт побери, это незаконно!

Маклин.

— Похищать людей еще более незаконно, чем выбивать правду, сеньор, — огрызнулся дон Франсиско. — Я пытаюсь получить от него признание в том, что он проник сюда по приказу Даймонда. Даймонд велел ему похитить сеньору Веласкес, чтобы держать ее в качестве заложницы.

40
{"b":"4640","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Изобретение науки. Новая история научной революции
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Война
Цена удачи
Сила мифа
Заплыв домой
Разрушенный дворец