1
2
3
...
45
46
47
...
58

Джудит пожала плечами.

— Все они слюнтяи. Ни один не может сравниться с Декстером. Он силен, амбициозен, умен и наверняка преуспеет. — Она с упреком взглянула на Дебору. — Он заслужил любящую жену. Знаешь, он сказал, что ему все равно, что там произошло с команчами. Немногие мужчины отнеслись бы к этому подобным образом. Декстер особенный человек, просто его не ценят по достоинству.

Джудит хвалила Декстера уже не в первый раз. Она явно обожала его.

— Ты права, Джудит, — помолчав, сказала Дебора. — Но иногда с ним бывает трудно. По крайней мере, мне.

— Лучшего мужчины я не встречала.

— Ты счастлива здесь, Джудит?

— Очень.

Она улыбнулась, ее голубые глаза засветились.

— Здесь мне не страшно. Здесь много мужчин, способных нас защитить, а Декстер нанял множество стрелков.

— Это верно.

Дебора облокотилась о подоконник, отодвинула занавеску и выглянула в окно. В домах, разбросанных по участку, жили люди, великолепно владеющие оружием.

Это была целая маленькая армия. А так же те, кто занимался со скотом. «Дабл-Ди» напоминало маленький город, где было все, что необходимо для жизни.

Видимо, именно поэтому дон Франсиско не стал вести таможенную войну, когда Декстер взорвал его плотину. Он просто отремонтировал ее заодно с другими, медленно высушивая все источники воды, которые наполняли водоемы «Дабл-Ди». Единственными источниками воды сейчас были родники и речушки, не проходившие по земле Веласкеса.

Угоны скота в их районе приобрели такие масштабы, что шериф был вынужден вызвать техасских рейнджеров и федерального судебного исполнителя. Времена были сложными, напряжение росло. Часть жителей Сирокко, поддерживала Даймонда, остальные — Веласкеса. Время от времени сторонников то одной, то другой группировки находили убитыми.

Декстер Даймонд теперь претендовал на ту часть земли Веласкесов, которую его молодая жена унаследовала от покойного мужа, так что битва происходила не только на холмах и равнинах, но и в суде. В эти события оказался вовлеченным даже Джон Гамильтон, приславший письмо, в котором упрекал дочь в том, что она перешла на сторону врага. Разумеется, в этом деле у Гамильтона был свой интерес: деньги Веласкесов шли на расширение его фирмы по перевозке грузов.

— До чего же это противно, — пробормотала Дебора.

Джудит повернулась к ней:

— Дон Франсиско заслуживает всего, что бы ни сделал Декстер. Он лгал, мошенничал, убивал.

Дебора усмехнулась:

— Декстер и сам не святой.

— Нет, но он победит.

— Кажется, ты в этом совершенно уверена.

Дебора прислонилась спиной к стене и лениво наблюдала за тем, как ветер колышет занавески.

Джудит пожала плечами:

— Мне так кажется. Он нанял поверенного из Форт-Уорта, а что не сможет сделать законным путем, сделает так, как это делает дон Франсиско.

— И тебя это не беспокоит?

— С какой стати? Вопросы этики отодвигаются на второй план, если речь заходит о земле, скоте и власти. Здесь побеждает сильнейший.

— Ты права.

Дебора снова села на стул. Ее расстроило то, что сказала Джудит. Кузина очень изменилась, да и она сама тоже.

— Дебора.

Она повернулась. Джудит отвернулась от окна.

— Зак Баннинг здесь.

Даймонд сошел с парадного крыльца и направился навстречу Заку. Зак продолжал неторопливо осматривать своего серого жеребца и ласково гладил его.

— Баннинг.

Зак выпрямился, повернулся и натолкнулся на враждебный взгляд Даймонда.

— Да?

— Ты должен мне кое-что объяснить.

— Что именно?

Даймонд стиснул зубы и смотрел на него из-под полей рыжевато-коричневой шляпы.

— Твой уход и то, что вас с Деборой чуть было, не убили.

— За это я перед тобой не в ответе. Я работал на тебя, но никогда не был твоей собственностью.

— Зачем ты это сделал? Зачем пошел за ней?

Мгновение Зак просто смотрел на него. Если Дебора не сказала ему правды, то он тем более этого не сделает. Он пожал плечами:

— Ее нужно было спасти — я попытался ей помочь.

— И куда же ты собирался отвезти ее, черт побери? Зак сунул пальцы в гриву жеребца и стал надевать на него узду.

— В какое-нибудь безопасное место. Но сейчас это уже не важно, не правда ли? Мне это не удалось.

— Почему ты не выдвинул обвинение против Веласкеса за покушение на убийство?

— Я пока не решил, как поступить, — спокойно ответил Зак.

Он ловко застегнул уздечку и бросил поводья, когда потянулся за попоной. Он чувствовал на себе тяжелый взгляд Даймонда, но не обращал на него внимания, накладывая и укрепляя попону на спине жеребца.

— Сколько я тебе должен за то, что ты кормил мою лошадь, пока меня не было?

— Нисколько. Я от этого не обеднел. Кстати, я должен тебе зарплату.

— Я заберу ее перед отъездом.

Он закрепил седло и подтянул подпругу. Закончив, он повернулся и оперся спиной о жеребца, встретившись с выжидательным взглядом Даймонда.

— Я хотел бы увидеть Дебору.

Даймонд напрягся.

— Она — моя жена.

— Я знаю, я только хочу поговорить с ней пару минут, спросить, как она поживает.

Даймонд наконец кивнул:

— Она в доме.

Зак пошел к дому, окруженному рощей.

Даймонд остался стоять у загона, но Зак чувствовал на себе его взгляд, когда накидывал поводья на коновязь и поднимался по ступенькам в дом. Он заметил внутри дома движение и понял, что Дебора его видела.

Не успел он постучать, как дверь распахнулась и Джудит посторонилась, пропуская его.

— Она в передней гостиной. Постарайся не слишком задерживаться.

Зак скривил губы:

— Ты такая же гостеприимная, как и раньше. Кстати, здравствуй.

Джудит не произнесла ни слова в ответ, лишь смерила его убийственным взглядом. Зак задержался. Он оглядел ее, пытаясь найти сходство между этой блондинкой с ледяными глазами и ее кузиной.

— Ты можешь носить приличную одежду, но по сути своей останешься дикарем и язычником. Я вижу тебя насквозь.

Под действием его неподвижного взгляда ее голубые глаза превратились в щелочки.

— Это не я изнасиловал тебя, Джудит.

— Ты один из этих людей! — злобно выкрикнула она в ответ. — Такой же темный и жестокий, как грех. Может, ты и не причинил мне вреда, но ты причинил его Деборе. Ты сделал с ней то же самое, что…

Джудит неожиданно замолчала, ее глаза расширились. Она вскрикнула, повернулась и убежала. Глядя ей вслед, Зак услышал позади какой-то приглушенный звук, повернулся и увидел Дебору, стоявшую в дверях. Она была бледна от пережитого шока.

— Я ничего не знала, — медленно произнесла Дебора, — она никогда мне ничего не говорила. Ты знал?

— Да.

— А почему мне не сказал? Может быть, я могла бы…

— Ты ничего не могла. — Тон у него был грубый, грубее, чем он хотел бы. — Мне надо с тобой поговорить.

Он видел, что Дебора вся внутренне собралась, будто прикрылась щитом, и, как всегда, испытал восхищение. Ее самообладание напомнило ему о том, как быстро сам он терял над собой контроль, когда находился рядом с ней. Он с трудом сдержался, чтобы не прикоснуться к ней, такой она была соблазнительной.

Дебора прошла в гостиную, покачивая бедрами, широкие юбки грациозно колыхались вокруг ее лодыжек. Зак огляделся — ковры, обои, красивая мебель. Это было подходящее место для Деборы — бархатный футляр для бесценной жемчужины. Декстер Даймонд дал ей все, чего не мог дать он сам. И гнев его поутих.

Когда, закрыв дверь, она повернулась к нему, Зак не сразу смог начать разговор. Она была так красива. Так чертовски привлекательна. Зак старался не думать о том, какая у нее нежная кожа и какие сладкие губы. Она смотрела на него так, будто хотела спросить, зачем он пришел. И Зак растерялся.

Наконец он заговорил:

— Почему, Дебора? Почему ты вышла за него замуж? Этот вопрос ошеломил ее. Она опустила глаза и отвернулась:

— Ты не вправе задавать мне такие вопросы.

— Неужели? — Он бросил на нее гневный взгляд. — Проклятие! Но, по крайней мере, у меня есть право получить от тебя ответ. Из-за того, что я пытался спасти тебя, меня увезли в пустыню и с четырьмя огнестрельными ранами бросили там умирать. И после этого ты говоришь, что я не вправе задавать подобные вопросы?

46
{"b":"4640","o":1}