ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты больна? — встревоженно спросила она. — Дебора, в чем дело?

— Не знаю…

Дебора боялась пошевелиться, чтобы все снова не поплыло перед глазами.

Джудит прохладной рукой пощупала ее лоб.

— Жара нет, — помолчав, сказала она. — Может быть, ты что-нибудь не то съела.

— Нет, — пробормотала Дебора.

Она подняла голову.

— В последние несколько месяцев у меня совсем пропал аппетит.

— Я помогу тебе добраться до постели.

Джудит подняла ее, довела до кровати, уложила и укрыла одеялом.

— Как жаль, что здесь нет тетушки Долорес. Она знает, что в таких случаях делать.

Дебора выдавила из себя улыбку:

— Думаю, ничего серьезного.

— Декстеру сказать? Он мог бы послать за кем-нибудь…

— Нет! — Дебора испуганно посмотрела на Джудит. — Не говори ему. Нечто подобное со мной уже происходило на этой неделе дважды. Уверена, все скоро пройдет.

Джудит села на край кровати.

— Мне это не нравится, — произнесла она взволнованно. — Может быть, у тебя что-то серьезное. Он твой муж и должен все знать. Не понимаю, почему ты не попытаешься сблизиться с ним. Мне так его жаль.

— Пожалуйста, Джудит, не говори ему. Во всяком случае, не сейчас.

— Тогда позволь, я позову кого-нибудь из женщин, работающих на кухне, — предложила Джудит. — Там есть Джуана, она кажется мне милой и доброй.

— Согласна, — ответила Дебора. — Только попроси ее никому не рассказывать об этом, особенно Декстеру.

Джудит кивнула и вышла. Вскоре она вернулась с добродушной поварихой-мексиканкой. Джуана выслушала Дебору, задала один простой вопрос и кивнула:

— Вы ждете ребенка, сеньора. Вспомните, когда у вас в последний раз были месячные, прибавьте к этой дате двести шестьдесят пять дней, и будете знать, когда родится ребенок.

Дебора ушам своим не верила. Последний раз она была с Заком три месяца назад. Она побледнела. Три месяца.

Джуана улыбалась, ее широкое лицо сморщилось от удовольствия.

— Сеньор обрадуется. Ребенок приносит счастье в семью.

Оправившись от шока, Джудит поблагодарила Джуану.

— Не рассказывайте никому, — напомнила она поварихе. — Пусть это будет сюрпризом.

— Нет-нет, я никому не скажу, — пообещала Джуана. — Мать сама должна об этом сказать.

Джудит захлопнула дверь, прислонилась к ней и посмотрела на кузину.

— Что ты собираешься делать? — спросила она. — Это убьет Декстера.

Дебора закрыла лицо руками.

— Господи, я не знаю. Мне даже в голову, такое не приходило.

— Последние три месяца ты ни о чем не могла думать, после того, как тебе сказали, что Зак мертв. К тому же дон Франсиско держал тебя взаперти и грозился убить. А когда Декстер освободил тебя, ты постаралась забыть о прежнем.

— Ты права. Все было именно так. Теперь Декстер наверняка откажется от меня. Для земель Веласкесов это значения иметь не будет.

Джудит сидела, опустив голову, а когда снова подняла, глаза ее блестели.

— Теперь твой дикарь сможет снова увезти тебя в лес. Думаю, он будет счастлив.

— Какая же ты жестокая, — сказала Дебора. Джудит покраснела.

— Прости, — тихо произнесла она и спросила: — Когда ты собираешься рассказать об этом Декстеру?

— Чем скорее, тем лучше, по крайней мере, это будет честно с моей стороны, — ответила Дебора.

Декстер Даймонд был в бешенстве:

— Нет, ты не уйдешь. Ты — моя жена. Когда родишь, я куда-нибудь отошлю это отродье. Но ты останешься.

Дебора буквально лишилась дара речи. А когда вновь обрела его, ее обуяла ярость.

— Это мой ребенок, и не важно, кто его отец. Я не позволю.

Даймонд схватил ее за плечи:

— Мне не нужны, проклятые команчи на моей земле! Дебору охватил страх, но она не отвела глаз.

— Я согласна на развод или на аннулирование брака, как ты захочешь. Я уйду — мне ничего от тебя не нужно!

Он подошел к ней вплотную, у нее закружилась голова, и она вцепилась в его предплечья, чтобы удержаться на ногах.

— Ты моя, Дебора, ты останешься.

— Не останусь. Я не рожу ребенка в том доме, где его будут ненавидеть.

Даймонд ударил ее по лицу. Она потеряла равновесие и упала, стукнувшись обо что-то деревянное.

— Ладно, оставайся, так и быть, — процедил он сквозь зубы.

Ночи стали прохладными, но днем все еще припекало солнце, когда Зак нагружал для Салли козлы.

Она вышла из дома с корзиной и остановилась, увидев его рядом с телегой.

— Зак, ты разве не поедешь со мной?

— Нет.

Она помолчала, внимательно глядя на него. На ее щеках проступил легкий румянец. Зак поднял бровь.

— Я сказал что-то не то, Сал?

Она покачала головой:

— Нет. Просто… ты напомнил мне Марти. Он обычно колол дрова без рубашки… — прошептала она.

Зак все понял и не стал уточнять, что именно она вспомнила. Он догадывался о ее чувствах. И поэтому решил уехать. Зачем обижать женщину? Возьми он ее, это не принесло бы ей ничего, кроме страданий.

Он закончил укладывать последний бушель яблок, которые она собиралась везти в город на продажу, и надел рубашку.

— Меня здесь не будет, когда ты приедешь, — мягко сказал он и увидел, как ее руки вцепились в ручку корзины.

— Когда ты вернешься?

— Я не вернусь.

— Понятно.

Она вздохнула и посмотрела ему в глаза:

— Желаю тебе всего самого наилучшего, Зак. Ты это заслужил.

— Есть люди, которые не согласились бы с тобой, — сказал он, усмехаясь.

Она приложила палец к его губам.

— Не говори так. Всегда существуют люди, которые ненавидят то, чего боятся. Ты хороший, скромный человек. Я не знаю, что бы я делала без твоей помощи.

— Я знаю, что было бы со мной, если бы не ты. Я умер бы, и хищные птицы устроили бы себе гнезда из моих костей.

Зак прислонился плечом к козлам.

— Тебе нужно выйти замуж, Сал. Тебе нужен человек, который умел бы заниматься починкой и согревать тебя в холодные ночи. Тебе нужен настоящий мужчина.

— У тебя есть кто-нибудь на примете? — весело спросила она.

— Может быть, именно сейчас пришло твое время. Команчи говорят, что ничего не бывает без причины, даже любви.

— Мудро сказано.

Он потер подбородок.

— Подумай над тем, что я тебе сказал. И найдешь свое счастье.

— А ты свое будешь искать?

Он замер.

— Что ты имеешь в виду?

— Дебора. Ты ее любишь. Она вышла за того человека лишь потому, что считала тебя мертвым. Иди к ней и скажи, что любишь ее, Зак. Ведь ты страдаешь. Я по глазам вижу.

Он посмотрел на нее и выпрямился.

— Ты не знаешь Дебору. Она дала клятву и никогда не нарушит ее.

— По-моему, ты ошибаешься.

Салли сглотнула.

— Послушай, я никогда не вмешивалась в твои дела, но ты сам мне все рассказал. Ты мне небезразличен. Я хотела бы тебя видеть счастливым.

— Счастье — для дураков и детей, а не для взрослых мужчин.

— Нет, Зак. Счастье надо ловить. Не каждый это умеет. Если бы ты не вошел в мою жизнь, я так и не поняла бы, чего мне не хватает, жила бы тут одна, пока не состарилась. Теперь я знаю, чего хочу. Я хочу, чтобы рядом со мной был мужчина, любящий и любимый.

— Для тебя это возможно, но для меня — нет.

— Чушь. Для тебя тоже возможно, если сам этого захочешь. Ты умеешь о себе позаботиться, Зак. Так позаботься о главном, что есть в твоей жизни.

Он опустил глаза и начал застегивать рубашку.

— Спасибо за совет, Сал. Может, я так и сделаю.

— Не сделаешь. Ты упрям, как осел, и вбил себе в голову, что потерял ее навсегда. Ну что ж, если упрямство возьмет верх, так оно и будет.

Он резко поднял голову:

— По-моему, наш разговор зашел слишком далеко.

— По-моему, тоже.

Зеленые глаза Салли были полны слез.

— У тебя хватает мужества сражаться за того, кто тебе платит, так сражайся за свою женщину.

Зак сжал кулаки и запихнул их в карманы брюк, а потом рассеянно стукнул по козлам. Он глубоко вдохнул, отвернулся от нее и посмотрел на холмы, в которых он провел несколько недель, находясь между жизнью и смертью. Лишь мысли о Деборе не дали ему тогда умереть. Он делал все, чтобы выжить и отправиться за ней.

48
{"b":"4640","o":1}