ЛитМир - Электронная Библиотека

Он взмахнул ножом, и свет лампы отразился в его лезвии.

Лицо дона Франсиско покрылось мертвенной бледностью.

— Если ты это сделаешь, не уйдешь отсюда живым.

— Да я и так уже мертв, ты разве забыл? И если ты думаешь, что я боюсь угроз, то ошибаешься. Иди и молчи. Нам нужно поговорить.

— Что ты собираешься со мной сделать, Баннинг? — Дон Франсиско дрожал. — Я знаю, ты хочешь меня убить. Убей, только не так, как ты убил Альфредо и Хавьера.

Он облизнул губы и поднял дрожащие руки.

— Это была ошибка. Я не хотел твоей смерти.

— Ты, видимо, не знал, что я прекрасно владею испанским. А теперь иди вперед так, чтобы никто из твоих людей ничего не заподозрил. Если тебя о чем-нибудь спросят и твой ответ мне не понравится, я выпотрошу тебя, как дохлую свинью, так что ты будешь умирать не меньше трех дней. Подумай об этом. А теперь — вперед.

Когда они вышли из дома, дон Франсиско поежился от холодного ветра и хотел остановиться. Зак подтолкнул его ножом.

— Рог favor, — выдохнул Веласкес, когда лезвие вонзилось ему в кожу, — не режь меня!

— Нечего хныкать, — пробормотал Зак. — Иди и помалкивай.

Через несколько минут они добрались до стены в конце двора, сложенной из необожженного кирпича. Деревянная дверь со скрипом раскрылась, Зак распахнул ее ногой.

— После вас, сеньор, — произнес он с иронией. Дон Франсиско заколебался, но Зак снова подтолкнул его ножом.

За стеной протекал ручей, и Зак заставил дона Франсиско войти в воду. Они прошли милю, пока огни асиенды не остались у них за спиной. Франсиско дрожал от страха и ярости.

— Мои охранники не такие бдительные, как мне говорили, — сказал он.

Зак рассмеялся:

— Некоторые были и бдительными. Но теперь они мертвы.

Дон Франсиско вздрогнул и больше не комментировал происходящее. Он молчал, пока Зак не привязал его к лошади и не сел в седло.

— Куда ты меня везешь?

Зак ничего не ответил, просто пустил лошадей галопом. Он пересекал холмы и каменистые утесы, ведя за собой лошадь Веласкеса, совершенно не интересуясь тем, с каким трудом мексиканец удерживался на лошади. Зак испытывал мрачное удовлетворение. Он единственный сделал то, чего не смогла сделать целая армия — пробраться в святая святых асиенды и увести дона Франсиско без единого выстрела. Это было невероятно и оказалось, до смешного простым. Интересно, почему Даймонду такое не пришло в голову.

Наконец он натянул поводья, спешился и подошел к дону Франсиско. Он сбросил сомбреро и шерстяную накидку, после чего стащил дона Франсиско с лошади.

Мексиканец огляделся, когда Зак поставил его на ноги и развязал ему руки:

— Где мы?

— Не важно.

Зак ловким движением вынул нож и бросил его так, что лезвие вонзилось в землю между ногами Веласкеса. Он резко вскрикнул и отпрянул назад:

— Что ты делаешь?

— Предоставляю тебе шанс. Хотя мне ты его не дал. Зак смерил его взглядом. Было почти темно. Вдалеке выл койот.

— Я не могу драться с тобой! — сказал дон Франсиско.

— Тогда сделаем по-другому. Ты можешь схватить нож и получить шанс или подождать, пока я подниму нож и разрежу тебя на такие мелкие кусочки, какие не найти и койоту.

Веласкес содрогнулся от страха. Зак улыбнулся, подумав, что выглядит в этот момент дикарем. Впрочем, он и ощущал себя дикарем.

Это была простая и безыскусная месть, он наслаждался каждым ее мгновением.

Он ждал, расслабившись, в его глазах была решимость. Когда дон Франсиско, наконец, направился к ножу, Зак ударил его ногой в лицо, отбросив назад. Нож все еще торчал из песка пустыни, его ручка маняще поблескивала в ночи. Зак даже и не взглянул на нее. Он ждал, когда противник поднимется и снова попытается завладеть ножом.

Дон Франсиско со стоном пошатнулся, прижав руку к лицу. Вытер рукавом кровоточащий нос и медленно выпрямился. Глаза его блеснули ненавистью. Зак улыбнулся:

— Давай попытайся еще раз. Ты ведь такой горячий, да? Такой смелый! Бьешь тех, кто связан и беззащитен, а еще терроризируешь женщин. Вперед, дон Франсиско. Покажи, какой ты мужчина. Покажи, что можешь умереть смело.

— Ах ты, проклятый полукровка! — выругался Веласкес. — Mestizo bastardo!

— Да, — спокойно ответил Зак. — Посмотрим, сможешь ли ты убить хоть одну из этих половин. Или хоть немного напугать меня, а?

Веласкес нагнулся за ножом, и Зак опять ударил его ногой.

Нога угодила Веласкесу в шею и бросила его на колени. Так повторялось много раз. В конце концов, дон Франсиско упал в грязь, истекая кровью и теряя сознание, лицо его стало неузнаваемым.

Правосудие свершилось. Зак склонился над Веласкесом, схватил его за волосы, поднял его голову и бесстрастно посмотрел ему в глаза. Веласкес прерывисто дышал.

— Ты — жалкое подобие мужчины, дон Франсиско, — тихо произнес он. — Ты мучаешь слабых и беспомощных, но не можешь защитить даже себя.

Он провел кончиком ножа по изгибу щеки Веласкеса. Тот содрогнулся от прикосновения холодного лезвия.

Веласкес засопел, по его лицу полились слезы, смешанные с кровью. Зак почувствовал отвращение.

— Я должен был убить тебя, но ты не стоишь тех хлопот, которые за этим последуют.

Он взмахнул ножом и закопал его рядом с доном Франсиско.

— Если дорожишь жизнью, — тихо произнес он, — никогда больше не приближайся ко мне. И не вреди Деборе. Иначе я приду за тобой. И ты умрешь мучительной смертью. Понял?

— Да, да! Не убивай меня, и я сделаю все, что ты скажешь, клянусь!

Зак слегка скривил губы:

— Я в этом не сомневаюсь.

Баннинг пошел к своей лошади и вернулся с бумагой в руках:

— Поставь свою подпись, и я посажу тебя на лошадь.

Мексиканец не глядя подписал бумагу, которую протянул ему Зак.

— Ты отвезешь меня в асиенду?

Зак сложил бумагу, засунул ее в седельную сумку и только тогда ответил:

— Нет. Я приготовил тебе приятный сюрприз, дон Франсиско. Уверен, тебе понравится.

Мексиканец побледнел и попытался запротестовать, когда Зак посадил его на лошадь и связал ему руки.

Уже почти рассвело, когда Зак с мрачной улыбкой на лице оставил Веласкеса. Добравшись до вершины горной гряды, он натянул поводья и оглянулся.

Дон Франсиско Эрнандо Веласкес-и-Агилар, совершенно голый, с кляпом во рту, был привязан к столбу, подобно жертве. Это будет первое, что увидит Декстер Даймонд, когда выйдет утром из своего дома. Интересно, что подумает Даймонд и что станет делать с этим приятным сюрпризом.

Зак со смехом повернул коня и спустился с другой стороны гряды. Какое же искушение ожидает Даймонда!

Глава 26

— Декстер, ты не можешь этого сделать!

— Почему?

Его рыжевато-коричневые брови поползли вверх, на губах появилась злобная улыбка.

— Это подарок.

Дебора замотала головой:

— Это убийство.

— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, — весело произнес он, приглаживая волосы и оглядываясь на дона Франсиско.

Веласкес вжался в кресло в гостиной, не отводя взгляда от направленного на него пистолета Фрэнка Олбрайта.

— Знаете, она права, — пискнул он, — если вы меня убьете, вас арестуют и, возможно, повесят.

— Проклятие, Веласкес, вы находитесь в границах моей собственности! Как вы думаете, кто арестует меня за то, что я пристрелил того, кто вторгся на мои земли? Карпентер? Не думаю.

— Вам разве неинтересно, как я сюда попал?

Веласкес облизнул сухие потрескавшиеся губы и уставился на Даймонда здоровым глазом. Синяки и глубокие раны сделали его красивое лицо неузнаваемым. Ему дали брюки и рубашку, но они болтались на нем как мешок. Дебора вздрогнула и отвернулась. Она не испытывала к этому человеку ни капли жалости, но считала, что тут необходимо вмешательство властей.

— Да, расскажите мне, кто привез вас сюда, — с усмешкой проговорил Даймонд. — Наверное, близкий друг, раз он так рисковал ради меня.

Веласкес сардонически рассмеялся:

51
{"b":"4640","o":1}