ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возможно, или же друг вашей молодой жены.

— Что, черт побери, вы хотите этим сказать? — заорал Даймонд.

Дебора увидела, как блестят у дона Франсиско глаза, и по спине у нее побежали мурашки. Он со злорадством взглянул на нее.

— Я хочу сказать, сеньор, что именно Зак Баннинг тот самый друг, который решил преподнести вам меня в подарок. И если вы убьете меня, он избавится и от меня, и от вас. Он дьявольски хитер, этот сеньор Баннинг, не так ли?

Даймонд грязно выругался, Дебора поморщилась. Он ударил кулаком в стену.

— Я доберусь до этого проклятого полукровки, чего бы мне это ни стоило!

Она встала.

— Я пойду к себе, — тихо произнесла она, но он загородил ей дорогу.

— Ты об этом знала?

Она спокойно встретила его взгляд, полный ярости.

— Разумеется, нет. Откуда? Твои сторожевые псы ходят за мной по пятам.

Не переставая ругаться, Даймонд сделал знак одному из своих людей сопроводить ее. Дебора ушла из гостиной. На этот раз за ней следовал не Олбрайт. Он оскорбил ее. Сейчас ее сопровождал совсем молодой человек. Она повернулась к двери в спальню и остановилась. В широком коридоре стоял стул, она жестом указала на него:

— Располагайтесь. Я собираюсь лечь.

— Да, мэм. Надеюсь, вы хорошо отдохнете.

Дебора направилась к себе в комнату, но возвратилась.

Он говорил искренне и почтительно.

— Как вас зовут? — спросила Дебора.

— Лонни Кинг.

Он держал шляпу в руках и поклонился, когда встал и посмотрел на нее. Дебора улыбнулась.

— Что ж, мистер Кинг, благодарю вас за вежливое отношение. Я попытаюсь хорошенько отдохнуть.

Она закрыла за собой дверь и подошла к кровати.

Утром она одевалась второпях — услышала суету и не захотела ничего пропустить. Увидев дона Франсиско, Джудит быстро ушла в дом и все еще пряталась у себя в комнате.

Бедная Джудит. Она явно влюбилась в Декстера, а тот, кажется, ничего не замечал. Дебора вздохнула. Живя в Натчезе, она и представить себе не могла, что ее жизнь будет столь сложной, она не думала ни о чем, кроме брака, детей и долгих праздных дней. Какой же она была глупышкой!

Дебора опустилась на колени и нащупала под матрацем письмо, которое ей передали в Сирокко. Она без конца перечитывала его и уже выучила наизусть. Ей казалось, что это письмо написал Зак.

Почерк был женским — очень аккуратным, не размашистым. Интересно, любила ли эта женщина Зака. Видимо, нет, иначе не написала бы таких слов.

Миссис Даймонд, мы с вами незнакомы, но я друг Зака Баннинга. Он не знает, что я вам написала, и было бы хорошо, если бы никогда не узнал. Вы должны помнить, что он думает о вас. Если действительно его любите. Я ухаживала за ним, когда он был ранен, в бреду, он звал вас. Мне бы не хотелось, чтобы он опять уехал, не зная о ваших к нему чувствах. Пожалуйста, если он вам небезразличен, скажите, что любите его.

Салли Мартин.

Некоторое время Дебора смотрела на письмо, пытаясь представить себе женщину, которая решила помочь ему. Она сложила письмо и снова сунула его под матрац.

Трудно вообразить ярость Декстера, если он когда-нибудь найдет это письмо.

Некоторое время Дебора сидела на краю кровати и смотрела в окно на гребни гор, избороздившие горизонт. Шум ветра в высоких соснах казался Деборе прекрасной музыкой и напоминал лагерь команчей. Удалось ли им избежать правительственных резерваций? Она надеялась, что удалось. Дебора устала от убийств, войн и смертей.

Она провела рукой по животу. Стоит ли попытаться сообщить Заку о ребенке? Он имеет право знать, но это лишь усложнит и без того непростую ситуацию. Но Декстер ее не отпустит. Начнется перестрелка, будут жертвы. Нет, она не может рисковать. Пусть лучше он уедет, думая, что она не любит его.

Дебора долго сидела, погруженная в размышления.

В дверь заглянула Джудит:

— Дебора, тебя хочет видеть Декстер.

Дебора не сразу очнулась. Она не заметила, как заснула. На стены ее спальни легли послеполуденные тени. Дебора села.

— Что он хочет? — Она нахмурилась.

Джудит помотала головой:

— Не знаю, но, кажется, он сильно взволнован. По-моему, он все еще в ярости оттого, что отпустил дона Франсиско.

— Да он давно успокоился. Ведь уже прошла неделя.

Она откинула с лица волосы и попыталась окончательно проснуться. Теперь она много спала, тело требовало отдыха.

— Может, оно и так, — сказала Джудит. — Он сейчас разговаривает об этом с какими-то людьми.

Дебора встревожилась.

— Он не замышляет чего-нибудь опасного? — выпалила она.

— Ты беспокоишься о нем?

— Я не хочу стрельбы и жертв, — ответила Дебора, спустив ноги с кровати. — Если помнишь, вчера в перестрелке были убиты еще двое наших людей.

— Я все помню. Декстер ночи напролет ведет со мной беседы, пока ты прячешься у себя.

Дебора подняла голову:

— Ты меня осуждаешь, Джудит? Но пойми меня, наконец.

— Я тебя понимаю, — мягко сказала Джудит. — Но тебе необходимо понять Декстера. Напрасно ты считаешь его грубым. Он просто оскорблен.

Дебора заметила растерянность в глазах Джудит и поняла, что та очень привязалась к Декстеру. Слишком привязалась. Когда же это случилось? Дебора не заметила, ей было все равно, к тому же она знала, что кузина ни за что не признается. Сочтет это предательством. Джудит хоть и предала Ястреба, но сделала это из любви к Деборе. Господи, все перепуталось. Дебора хотела сказать Джудит, чтобы та остерегалась Декстера, но знала, что кузина ей не поверит.

— Не думаю, что Декстера Даймонда оскорбляет мое отношение к нему, — в раздумье произнесла Дебора. — Возможно, он опасается потерять земли Веласкеса. Но я тут ни при чем.

Джудит возмутилась:

— Ты все еще злишься из-за того, что он ударил тебя и сказал, что отправит куда-то твоего ребенка?

— А ты бы не разозлилась?

— Сначала да. Но пойми, он был оскорблен и расстроен.

Дебора сунула ноги в шлепанцы и направилась к туалетному столику. Провела щеткой по волосам, наблюдая за Джудит в зеркало.

— Ты только представь: в следующий раз он может ударить меня так сильно, что я потеряю ребенка. По-моему, именно этого он и хочет.

Джудит покраснела и скрестила на груди руки.

— Ты ошибаешься, подозревая его в жестокости, и скоро в этом убедишься.

— А ты не хочешь смотреть правде в глаза. Дебора собрала волосы в пучок, перевязала ленточкой и повернулась к кузине:

— Надеюсь, ты тоже не будешь оскорблена.

На ресницах Джудит повисли слезы, она вытерла их.

— Пожалуйста, прости меня. Я сама не знаю, что говорю.

Дебора выдавила из себя улыбку:

— Мы словно вскочили в уходящий поезд и не знаем, как выбраться из него.

— Это верно.

— Что там за люди у Декстера? — спросила Дебора, когда они выходили из комнаты.

Джудит пожала плечами:

— Не знаю. Мне кажется, это охотники на бизонов. Не кланяйся им, не то тебя снова стошнит.

Солнце било в глаза, и Дебора не сразу различила лица собравшихся. Но тут один из них повернулся, и ее сердце бешено забилось. Это был высокий худой человек с прямыми светлыми волосами, ниспадавшими на плечи. Он ухмылялся. Дебора узнала эту самодовольную улыбку. Там, высоко в горах, этот человек пытался купить ее у Белого Орла.

— Команчеро, — пробормотала она.

Человек указал на нее и взглянул на своего компаньона. Фрэнк Олбрайт посмотрел на Дебору и тоже ухмыльнулся. За ним стоял встревоженный Лонни Кинг, и Дебора почувствовала опасность.

— Дебора, — сказал Декстер, — этот человек говорит, что знает тебя.

— Конечно, знаю, — произнес команчеро, подходя к ней поближе. — В то время она носила оленью шкуру и, когда я видел ее в последний раз, принадлежала симпатичному самцу.

Лицо Даймонда было непроницаемой маской, Дебора почувствовала страшное головокружение. Она не очень удивилась, когда услышала то, что еще сказал команчеро.

— Мне говорили, что Ястреб где-то здесь, неподалеку, называет себя Заком Баннингом. Получше охраняй свою женщину, Даймонд, этот индеец может ее выкрасть.

52
{"b":"4640","o":1}