ЛитМир - Электронная Библиотека

Кит отрешенно вздохнул: совершенно очевидно, что Турк не успокоится до тех пор, пока не получит ответа:

– Не имею понятия. Тебе интересно это? Нахмурившись, черный, словно смоль, гигант произнес:

– Ваше легкомыслие несколько печалит меня. Нет, я интересуюсь вовсе не тем, на что вы намекаете. Ведь ваше решение может иметь необратимые последствия для дам.

– Или команды?..

Турк приподнял бровь:

– Может, и без всякого ущерба для экипажа. Эти люди привыкли, что их постоянно чего-нибудь лишают.

– Но не человечности же! – сказал Кит и хитро улыбнулся. – Знаешь, оставить наших очаровательных пленниц на палубе было бы большой ошибкой.

Черный великан добродушно усмехнулся и добавил:

– Исключительно огромной. Когда экипаж разберется с ними, то от бедолаг останутся только рожки да ножки, ими даже рыбы не наедятся.

Задумавшись, он на мгновение замолчал, затем продолжил:

– Я думаю, что вы отдали приказ не трогать их.

– Да…

Кит нетерпеливо передернул плечами, уже жалея о своем безумном решении взять женщин на борт. Лучше было бы их оставить на жестокое милосердие Турновера. По крайней мере, смерть несчастных пленниц не легла бы тяжким грузом на его совесть. Чтобы хоть как-то заглушить раздражение, он сделал глоток бренди и произнес:

– Наверно, будет не совсем справедливо попросить Баттонза уступить свою уютную маленькую каюту.

– Да, вы правы, – ответил Турк. Он помедлил немного, затем решился и произнес:

– Вы, кажется, неравнодушны к светловолосой мисс. Вы хотите, чтобы она поселилась в вашей каюте?

Конечно, он хотел этого, но именно по причине догадливости чернокожего великана Сейбр почувствовал еще большее раздражение. Кит вовсе не собирался признаваться в своих намерениях. Со стуком поставив свой бокал на стол, он посмотрел на собеседника:

– Неравнодушен? Так ты, по-моему, сказал, Турк, черт тебя побери?! С чего ты это взял? Пожав плечами, тот спокойно произнес:

– Да потому, что я заметил, как вы обращались с ней на борту несчастного «Испытания». Не многие представительницы слабого пола могут похвастаться таким обращением к ним с вашей стороны.

Кит негромко выругался:

– Проклятый черт! Не многие женщины дают мне коленом в пах при первой встрече!

– Это точно! – гигант улыбнулся. – Когда дело касается прекрасного пола, то у вас есть неоспоримое преимущество. Так вы отрицаете, что хорошенькая англичанка нравится вам?

Сейбр удивленно приподнял бровь:

– По-твоему, я так отчаянно нуждаюсь в женщине?

– Ну, что отчаянно – это может быть, но не в отношении женщины, – сказал Турк, продолжая дегустировать великолепный напиток и внимательно наблюдая за Китом. – А эта леди все же очень красива.

Его собеседник, нахмурившись, уставился в бокал, а затем опорожнил его одним махом. Приятное тепло разлилось по телу и, блаженно улыбнувшись, он поднялся со своего места и произнес:

– На этот раз, мой друг, ты ошибаешься. Я спокойно могу найти очаровательных и, что самое главное, сговорчивых женщин и сказать им, что моя нагота в их распоряжении на всю ночь. А утром следующего дня я найду их в другой постели.

Грудь Турка сотрясалась от едва сдерживаемого смеха:

– Капитан! От экипажа поступит масса предложений. Наверное, вполне приличная кровать все-таки лучше, чем морская пучина. А мерзавец Турновер хотел бросить их. Но, хочу заметить, это его деяние оставило бы вашу совесть чистой…

Кит остановился у дверей. Иногда случалось, что слова Турка совпадали с его потаенными мыслями, – в последнее время это происходило даже слишком часто. Сейбр испытующе посмотрел на него, но невозмутимый взгляд собеседника ничего особенного не выражал. Капитан пинком распахнул дверь и вышел в коридор.

Наступила ночь. Тускло-желтый свет от фонарей освещал главную палубу и медные части снаряжения. Ветер, наполняя паруса, с приличной скоростью двигал судно вперед. Палубу надраили с песком так, что на ней не осталось ни следа от кровавой бойни. Экипаж оживленно переговаривался, обсуждая проведенную операцию. Так всегда бывало после удачной «охоты». Под фонарями пираты играли в кости, как обычно, ставя на будущую долю.

– Кэп! – послышался радостный возглас. Спорю, что знаю, кого вы ищете!

Узнав протяжный, певучий голос Дилана, Кит остановился. Перед ним стоял, покачиваясь, молодой корсар. В тусклом свете фонарей виднелась лишь его улыбка, а черты лица казались расплывчатыми.

Сейбр не удержался и, улыбнувшись, произнес в ответ:

– Думаю, что знаешь. Наверное, они где-то неподалеку!

Мускулистые плечи юноши недоуменно поднялись.

– Нам надо попытаться найти их. Где-то поблизости из-под бочек виднелись чьи-то кружева. Однако я сделал вид, что ничего не заметил. По-моему, девушкам показалось, что они хорошо спрятались.

Кит глубоко вздохнул. Нет, это не просто женщины на борту «Морского тигра». Они, похоже, круглые дуры. Однако вслух он сказал:

– Вот это мне как раз и надо… Дилан отошел от своих товарищей. Пламя свечи, горящей за тусклым стеклом фонаря, плясало в его длинных темных волосах с красновато-медным отливом. Он двигался с ленивой грацией, стараясь отойти подальше от остальных пиратов.

Затем доверительным тоном, вполголоса, спросил:

– Сейбр, я слышал, вы отдали приказ не трогать их?

– Верно" – ответил Кит и, подняв брови, взглянул на собеседника. – Ты что, недоволен приказом?

Дилан отрицательно покачал головой. Копна блестящих волос взметнулась над его обнаженными плечами.

Он ответил с усмешкой:

– Да нет, не я, кэп! По-моему, они не очень большие мастерицы в «этом» деле и вовсе не имеют понятия, что к чему.

Губы Кита тронула слабая улыбка:

– Может, ты и прав. С ними, по-моему, будет больше неприятностей и возни, чем удовольствия.

– Мы их держим для выкупа?

– Я еще не думал об их будущем… Капитан минуту помолчал, затем продолжил:

– Мы решим это на следующем совете. Дилан кивнул:

– Справедливо… Для нас, по крайней мере. Незаконнорожденный сын владельца колумбийской кофейной плантации – дитя англичанина и служанки, Дилан рано понял, что в родных местах для него будущее туманно и неопределенно и поэтому отправился искать удачу в море. Слишком рано мир показался ому жестоким и несправедливым, но тем не менее где-то в глубине сердца он тогда лелеял смутную надежду. Но с годами надежда постепенно переросла в неверие. Кит старался изменить его взгляды на жизнь, однако его усилия не увенчались успехом.

– Пойду посмотрю, что от них осталось, – проговорил Сейбр, не обращая внимания на намек Дилана. – Если они исчезли или погибли, то с ними исчезли и наши проблемы.

На самом деле капитан, конечно, и не надеялся, что дамы сделают единственно разумную вещь и прыгнут за борт. Блондинка, похоже, намеревалась выжить и отомстить.

Мужчина нашел их на корме, спрятавшимися за бочками, которые были привязаны к перилам. Женщины выглядели испуганными и, освещенные тусклым светом фонаря, казались изможденнее и измученнее, чем полагал Сейбр. Капитан скрыл нетерпение под маской вежливости и произнес:

– Прошу вас, леди. Ваша комната готова. Дрожащий голосок испуганно произнес:

– Нет, сначала вы пообещайте…

– Господи! Вы же знаете, где вы находитесь – на проклятом, кровавом пиратском корабле. Мне вовсе не нужно обещать вам что-то! А теперь выходите из-за бочек.

После минутного молчания раздался ясный и четкий ответ:

– Благодарю вас, но мы лучше останемся здесь.

Женщины, похоже, отошли еще дальше в тень, а Сейбр растерял остатки терпения.

– Выходите! – в сердцах рявкнул он. – Если, конечно, вы не хотите провести ночь с членами экипажа… Уверяю вас, вам здесь не придется долго спать.

Его слова вмиг разрушили их уверенность. Блондинка вышла первой, одной рукой поправляя мокрую, потерявшую форму шляпку, а другую руку, наклонясь, подала второй женщине, появившейся следом за ней.

10
{"b":"4641","o":1}