ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты все еще не спишь?

– К сожалению.

– Эмили, мне помочь тебе раздеться?

– Нет, я слишком устала. К тому же я не уверена, что помятое платье ухудшит наше положение.

Анжела улыбнулась, услышав в голосе компаньонки нотки отчаяния:

– Могло быть хуже.

– Да? Но каким образом?

– Попытайся представить.

Эти слова заставили горничную замолчать, и в каюте повисла тягостная тишина, которую вскоре нарушил тяжелый вздох Эмили:

– Конечно, вы правы. Я позволила своим чувствам возобладать над здравым смыслом. Должны ли мы воздать хвалы Богу, что все еще живы?

Мисс Линделл засмеялась. Ей казалось, что в последнее время она слишком нагрешила, но в таких обстоятельствах Бог наверняка должен простить ее ранние прегрешения.

– Да, давай помолимся, Эмили. После хорошей молитвы, почти целиком состоявшей из просьб о милости, девушки замолчали.

– Эмили, – наконец нарушила молчание Анжела, – ты читала о нем все статьи. Как ты думаешь, этот капитан Сейбр позволит нам уйти, не причинив нам вреда?

– Трудно сказать, – горничная судорожно вздохнула, – если верить всем россказням о нем, то нас давно уже должны были убить или изнасиловать. Но не кажется вам странным, мисс Анжела, что он разговаривает, как настоящий воспитанный англичанин? Я говорю, – поправилась она, – что его речь нисколько не груба, хотя выглядит он испорченным и развратным.

Девушка помолчала, затем осторожно добавила:

– Очень экстравагантно и привлекательно испорченным.

Ее хозяйка думала точно так же, но не решилась в этом признаться:

– Говорят, Люцифер славится красотой, и Сейбр тоже отличается грубой привлекательностью, но я могу совершенно определенно сказать, что он не джентльмен.

– Конечно, нет, – Эмили помолчала. – Но я уверена, что в энергичности, напористости и целеустремленности ему не откажешь.

– Напористость! Горничная поежилась.

– Ну, вы понимаете, о чем я говорю: возбуждающий, отчаянно смелый.

– Эмили, твое воображение тебя когда-нибудь погубит.

– Может быть, – дерзко ответила компаньонка, – но ваша решительность, точнее безрассудство, уже погубила меня.

На это мисс Линделл не могла возразить, и потому ей ничего не осталось делать, как повернуться на другой бок. Честность принуждала ее согласиться с высказыванием Эмили, но ей было стыдно в этом признаться. Анжела подавленно замолчала и вскоре услышала похрапывание горничной.

Вслушиваясь в спокойное дыхание Эмили, Анжела почувствовала благодарность за согласие убежать вместе. Мисс Линделл даже не могла себе представить, что стало бы с ней, если бы она отважилась отправиться в путешествие одна.

Плотно закрыв глаза, чтобы не видеть роскошную незнакомую обстановку чужой каюты, девушка размышляла о том, что все это, должно быть, было украдено с какого-нибудь частного торгового судна и перешло из рук менее удачливого и более достойного в другие, менее честные руки. И как это Сейбр может спокойно спать среди ворованных вещей?

Но это ведь не самое ужасное. Как этот человек, ответственный за разбой и многочисленные убийства, спокойно здесь спит? Еще недавно ей и в страшных снах не приснилось бы, что она окажется в такой ситуации. Если бы она соединилась с Филиппом, ничего бы этого не произошло. Француз смог бы обеспечить ей покой и безопасность, устранить любое препятствие и ликвидировать угрозу. Филипп…

Анжела не смогла сдержать нервный смех и, повернувшись на живот, спрятала лицо в прохладу подушки. Ей нельзя расслабляться, особенно сейчас, когда ситуация требует ясной и холодной головы. Нужно сохранять спокойствие. Мысли о Филиппе – единственное, что поможет ей устоять.

Аристократ Филипп дю Плесси с темными холодными глазами и прекрасной душой. Их переписка, длящаяся вот уже восемь лет, незаметно переросла в любовь, ощущавшуюся между строк и лежащую в сердцах. Никто, ни один человек в мире, не может сравниться с ним, с его великолепными письмами, а его размышления о жизни и о чувствах были сродни ее собственным.

Девушке все еще не было ясно, как мог ее умный отец считать Филиппа охотником за приданым. Она пыталась разубедить его, но напрасно. Вот потому ей и пришлось убежать из дома и отправиться на поиски призрачного счастья.

Серебряный лунный свет проникал в иллюминаторы, освещал каюту, мешая уснуть, и Анжеле казалось, что она никогда не погрузится в волшебный мир грез.

– Право руля! По курсу корабль! Поднять «Веселого Роджера», парни! Взять его, сокрушить его. Ух!

Задохнувшись от неожиданности и изумления, Анжела села в кровати, прижав простыню к груди. Озираясь, щурясь от яркого солнечного света, заливавшего помещение, она услышала протяжные всхлипывания Эмили. Крики повторились. Создавалось впечатление, что они раздавались непосредственно в каюте.

– Проклятый черт! На абордаж, друзья! Мелькнула красная молния, сопровождаемая хлопаньем крыльев, и мисс Линделл инстинктивно пригнула голову. Затем, схватив подушку, она швырнула ее в направлении скрипучего голоса, издававшего такие грязные ругательства, так мерзко сквернословившего, что благовоспитанная девушка не в силах была сдержаться.

Эмили вскрикнула, когда что-то коснулось ее щеки. Ярко-красная стрела, хлопая крыльями, взмыла к потолку, и Анжела заморгала глазами, наконец поняв, кто перед ней. Она с силой сжала руку подруги, уже готовой забиться в истерике.

– Тихо, глупенькая, это всего лишь птица. Эмили закрыла лицо руками и сдавленно, не веря словам компаньонки, спросила;

– Правда? Но что это за птица?

– Ну, не знаю, попугай, наверное. Красная молния вновь мелькнула перед ними, послышалось хлопанье крыльев, но на этот раз мисс Линделл сумела разглядеть говоруна. Она взглянула на Эмили – в черных кудрях запуталось яркое перо. Вынув эту штуку, девушка вручила ее Эмили:

– Видишь перо? Это всего лишь попугай. Горничная, все еще закрывавшая лицо, взглянула сквозь расставленные пальцы и облегченно вздохнула:

– О, вижу…

Анжела выскользнула из-под простыни и. пошатываясь, пытаясь удержать равновесие, выпрямилась на полу. Рубашка соскользнула с одного плеча, тонкое полотно облегало бедра. Девушка потянулась за платьем, лежащим на спинке кресла.

Натянув его на голову, она услышала, что птица вновь пронеслась над ее головой, приземлилась на спинку кресла и уставилась на незнакомку яркими глазами-бусинками. Анжела тоже взглянула на попугая.

– Ты противная птица, – произнесла она, застегивая пуговицы на платье.

Попугай перенес вес тела на одну ногу, наклонил голову:

– Красавчик Ролло, – отчетливо произнес он. – Ролло – хорошая птица. Дай мне рома.

Мисс Линделл не смогла удержаться от смеха. Хотя она и не решилась погладить Ролло, но с его утверждением о собственных достоинствах блондинка, оглядывая ярко-зеленые перья на голове и крыльях, не могла согласиться.

– Ролло – отвратительное создание, – твердо произнесла она. – Могу себе представить, где ты наслушался таких ужасных ругательств.

Эмили осторожно встала с кровати, откинула волосы со лба и восхищенно посмотрела на птицу:

– Он умен, вы разве так не думаете, мисс Анжела?

– Невыносим – вот подходящее слово, хочу заметить.

Попугай взлетел и пронесся по каюте:

– О-о! Ролло – хорошая птица. Горничная рассмеялась:

– Он не согласен с вами.

– Еще бы. Но он поддерживает точку зрения капитана, а мы оба знаем его характер.

Эмили нахмурилась и направилась к иллюминаторам. Под ними располагалась широкая удобная кушетка с разбросанными в художественном беспорядке подушками. Встав на колени, она посмотрела на море, которое, казалось, не имело границ:

– Вообще-то, мисс Линделл, – пробормотала девушка, подперев голову рукой, – я думаю, что капитан Сейбр ведет себя намного лучше, чем капитан Турновер. По крайней мере, он не допустил, чтобы мы пошли ко дну вместе с горящим судном.

Мисс Линделл надела туфли и взглянула на компаньонку:

15
{"b":"4641","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Убийца Войн
Девушка во льду
Отшельник
Бородатая банда
Счастье по хюгге, или Добавь в свою жизнь немного волшебства
Дорога Теней
Коловрат. Знамение
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Видящий. Лестница в небо