1
2
3
...
18
19
20
...
82

Он шагнул вперед и заговорил низким, хриплым голосом, от которого по спине девушки поползли мурашки. Подняв одну руку, мужчина провел ладонью по щеке мисс Линделл и вдруг неожиданно обнял ее. Пальцы Сейбра гладили кожу. У Анжелы перехватило дыхание, а Кит улыбнулся.

– Что там вчера лепетала Эмили, что я известен, как… дайте мне вспомнить… любитель портить красивых женщин? Что касается этой стороны моей репутации, то клянусь… – он схватил волосы девушки и отодвинул ее голову назад. Анжеле стало трудно дышать, а сердце забилось столь часто и громко, что она испугалась, как бы мужчина не услышал его стук.

Сейбр проговорил хриплым шепотом:

– Я… виноват. Могу поклясться в этом, мисс Анжела.

Когда лицо пирата, как показалось перепуганной девушке, заполнило собой всю каюту, мисс Линделл закрыла глаза, а от прикосновения его губ ее бросило в дрожь. Корсар рассмеялся и свободной рукой нежно провел по ее горлу, затем большим пальцем он дотронулся до полной нижней губы. Его прикосновение было одновременно грубым и нежным. Девушка почувствовала, как ее губы затряслись и приоткрылись. Сейбр издал звук, похожий на вздох, и его губы приникли к ее. Дерзкий язык корсара скользнул между приоткрытыми губами пленницы – гладкий бархат с привкусом яблока. Такое несоответствие поразило ее, и девушка открыла глаза.

Язык капитана не знал покоя, и это возмутило блондинку. Почувствовав ее состояние, мужчина замер. Немного приоткрыв глаза, он взглянул на жертву сквозь густые ресницы, однако отпускать ее вовсе не собирался; его губы находились в опасной близости от ее.

– Нет, не надо, – пробормотал пират, – самое лучшее в данный момент поддаться чарам.

Чарам? Девушка почувствовала головокружение и поняла, что в отношениях с мужчинами она такой же зеленый новичок, как и – Эмили. Отчаянно пытаясь вырваться из цепких рук корсара, Анжела старалась оградить себя от еще большего хаоса и беспокойства.

Ей хотелось оттолкнуть Сейбра, однако мысль о прикосновении к его обнаженной груди останавливала ее. Может, это только подлило бы масла в огонь. Анжеле еще не приходилось касаться гладкой кожи, покрывающей мужские мускулы. Она откинулась назад, но капитан по-прежнему удерживал ее. В следующую секунду корсар, опустив одну руку, сжал девушку сильнее. Она вздрогнула, чувствуя, что еще немного, и силы окончательно оставят ее и она упадет на пол каюты. Опасаясь стать посмешищем в глазах капитана, Анжела отчаянно вцепилась в плечи пирата.

– Пожалуйста, – с удивлением услышала мисс Линделл свой слабый голос.

Сейбр рассмеялся. Кожа на голове девушки болела от напряжения – он по-прежнему оттягивал волосы назад. Мужчина притянул ее к себе, и Анжела ощутила твердость его тела от груди до бедер. Пряжка ремня пирата упиралась ей в живот, создавая весьма неприятные ощущения.

– Капитан… Сейбр… вы должны… остановиться, – удалось выдавить из себя пленнице, но это, казалось, лишь подхлестнуло пирата. Мысли его жертвы беспорядочно метались, и она почувствовала, что через секунду может упасть в обморок или зарыдать. Неужели именно это он имел в виду: головокружение от пытки и одновременно удовольствие? Наверно, именно так, потому что корсар явно наслаждался эффектом и, видимо, хотел, чтобы ее несчастья не кончались.

Ладонь Сейбра лежала на гибкой талии девушки и вдруг скользнула еще ниже, потом еще, а в следующее мгновение мужчина приподнял пленницу. Она застонала, и пират, наклонив голову, поцеловал мочку девичьего уха. Анжела вздрогнула, где-то в желудке возникло какое-то странное, незнакомое ей ощущение. Пытаясь справиться с ним, девушка по– шевелилась, а Кит вдруг, положив руку на грудь Анжелы, начал осторожно ласкать ее. Вся в напряжении, девушка затаила дыхание. Ей показалось, что каюта завращалась у нее перед глазами, а пол ушел из-под ног. Словно сквозь сон, в полузабытьи, она чувствовала мужские объятия и его страстные нежные поцелуи. Девушку трясло от волнения, кровь бешено стучала в висках.

Она не понимала, что он с нею делает. Похожие ощущения, должно быть, испытывает больной, которого трясет от лихорадки, однако Анжела дрожала от прикосновения мягких губ пирата, оставлявших влажные следы у нее на шее, на подбородке и рисовавших одним им известный узор от уха до уха. Девушка закрыла глаза: она не помнила, когда это произошло, да и не хотела этого знать. Такое поведение являлось чистым безумством. Анжела понимала это и вяло думала о сопротивлении, которое ей следовало бы оказать, но до этого ей еще ни разу не приходилось испытывать такой ураган эмоций и чувственного возбуждения. Старания пирата запугать ее ничуть не повлияли на ее способность ощущать, а, наоборот, придали чувствам особую неповторимость. Слишком много времени провела девушка в нечеловеческом напряжении, каждую секунду ожидая оскорблений и издевательств.

Надвигалась катастрофа. Она исходила от рук мужчины, державшего ее так близко к себе и ласкавшего ее, и Анжела оказалась не в силах противостоять зову плоти. Она, всегда так хорошо контролировавшая себя, свои действия и эмоции, сейчас плавала в волнах чувственного наслаждения, которые могли привести только к одной, хорошо известной концовке. Этого было вполне достаточно, чтобы к горлу подступила тошнота, и только теперь пленница начала бешено извиваться в руках капитана, не желая извергнуть содержимое своего желудка на великолепные сапоги корсара.

Словно почувствовав ее состояние, Сейбр отпустил девушку на шаг, однако руку с плеча не убрал, словно поддерживая ее:

– Итак, все было не так уж плохо, а? – хрипло произнес он.

Едва держась на ногах, Анжела протянула руку к губам и повторила:

– Плохо?

Кит улыбнулся:

– Да, если сравнивать со словом или состоянием «хорошо». Мне кажется, вам понравилось.

Щеки девушки залила краска негодования по поводу того, что делает этот человек, от того, что он предположил.

– Вы мерзавец, – выдохнула она. В ответ пират рассмеялся:

– Мерзавец? И это все, что вы можете скапать, мисс Анжела? Вы знаете, я все больше убеждаюсь, что вам надо продолжить образование в области сквернословия. День, проведенный на верхней палубе вместе с членами экипажа, поможет вам.

Удовлетворенно потерев руки, он продолжал:

– Мы, кажется, пришли к кое-каким соглашениям, однако нам все еще надо выработать план относительно вашего размещения.

– Нового размещения? – с трудом взяв себя в руки, выдавила девушка. – О чем вы?

– Ну, основываясь на заключенных нами только что соглашениях, могу сказать, что для нас будет гораздо лучше мирно и благополучно устроиться в моей каюте, чем наслаждаться ворованным счастьем по углам. Что такое, у вас с этим проблемы?

Анжела, не веря собственным ушам, на мгновение потеряла дар речи. Прошло некоторое время, пока смысл сказанного дошел до ее сознания, затем нахлынувшее бешенство как будто ослепило девушку. Задыхаясь от ярости, она, заикаясь, пробормотала несколько фраз, непонятных ей самой, время от времени перемежая их отрицанием. Однако на Сейбра это не произвело никакого эффекта.

– Я подозреваю, что вам не понравилось мое предложение, – спокойно заметил корсар, когда пленница на мгновение замолчала, чтобы набрать в легкие воздуха. – Как жаль. Ну, что делать, тогда мне придется найти подходящую каюту для вас и вашей маленькой подружки. Но хочу вас предупредить, что если вы будете продолжать препираться со мной или с кем другим, то я стану рассматривать это как ваше желание изменить место жительства. Вы понимаете меня?

Понимать? Трудно было найти более понятный способ изъяснения мыслей. То, что произошло между ними, то, что было сказано, выглядело больше, чем простая угроза. Он очень легко мог бы уложить ее в постель, если бы она вовремя не опомнилась.

Мисс Линделл кивнула, и Сейбр удовлетворенно хмыкнул:

– Хорошо! Я вижу, что вы наконец поняли. Вы довольно умно поступили. А теперь позвольте мне проводить вас до камбуза, где вы сможете составить компанию Эмили.

19
{"b":"4641","o":1}