ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вавилон-Берлин
Битва за воздух свободы
Земное притяжение
Загадочная женщина
Семь нот молчания
Аниматор
Горький привкус его поцелуев
О, мой босс!
Разрушитель божественных замыслов

– Эмили, ты все больше удивляешь меня.

Не знаю, удастся ли мне выносить тебя без упрека.

Из-за ширмы донесся шумный всплеск:

– Знаю. Удивительно, да? Меньше чем за неделю наши жизни круто изменились.

Эта мысль смутила Анжелу, и ей потребовалась целая минута, чтобы прийти в себя и ответить:

– Думаю, нам надо учиться и на своих ошибках, и на своих несчастьях.

– Чему же эти самые несчастья могут научить нас? – осведомилась Эмили под аккомпанемент брызг. – О страхе я знаю все.

Анжела улыбнулась:

– Наверное, нам следует напрячь мозги и подумать о бегстве.

– Бегство? – Эмили, кажется, разволновалась не на шутку. – Я не настолько храбра. А вы не боитесь последствий, если наш план провалится? Слышали, что вчера говорил Дилан о судьбе пленников, попытавшихся бежать и пойманных?

– Да он просто пытался напугать нас, хотел, чтобы мы спрятались в своей каюте и дрожали бы, как кролики, – спокойно отреагировала мисс Линделл. – Не думаю, что капитан Сейбр сможет привязать к нашим телам пушечные ядра и выбросить нас за борт, как, по словам твоего Дилана, делают настоящие пираты.

– Но вы уверены в этом?

Вопрос горничной застал Анжелу врасплох. Нет, конечно, она не была уверена. Хотя иногда ей казалось, что пират ведет себя как истинный джентльмен, все же слишком уж чисто капитан Сейбр показывал себя не с лучшей стороны – жестоким, беспощадным флибустьером. Если порой девушке и приходило в голову, что он способен на хороший поступок, то мысль эта сразу же затмевалась воспоминаниями о жуткой судьбе капитана Турновера и его экипажа, безжалостно потопленных пушечными залпами.

Мисс Линделл прошиб холодный пот. Это воспоминание пересиливало все остальные и мучило ее в часы бессонницы. Однако приходили и другие мысли: о руках и губах Сейбра, прижатых к ее. Хотя об этом думать было смешно и нелепо, девушка не могла их забыть и порой испытывала настоящие муки, размышляя об ответной реакции своего тела на грубые мужские ласки.

– Нет, – сказала она. – Я вовсе не уверена в его реакции, но твердо знаю, что мы кузнецы своего счастья и наша судьба находится в наших же руках.

– Насчет последнего я не совсем уверена, – послышался из-за ширмы голос Эмили. Затем раздался громкий всплеск – это девушка поднялась из воды и протянула руку за полотенцем, висящим на спинке стула. – Весьма сложно управлять своей судьбой, когда кто-то другой держит в своих руках твою жизнь.

– Неужели Сейбр имеет над нами такую власть? В некоторой степени, конечно, да. Но если мы соберем все наши силы и мужество, то сможем преодолеть поставленные им преграды, – Анжела помолчала, а затем добавила: – Если мы будем предельно осторожны и вложим в это дело всю душу, уверена, мы сумеем перехитрить капитана Сейбра.

Из-за ширмы показалась темная голова горничной. Мокрые волосы прилипли к плечам, а широко раскрытые глаза недоуменно смотрели на хозяйку.

– Перехитрить его? Но как?

Мисс Линделл встала и начала расстегивать платье.

– Если мы будем до конца и по назначению использовать все вещи, предоставленные в наше распоряжение, то наш план, несомненно, удастся. Я обдумываю это уже в течение нескольких дней.

Эмили нерешительно осведомилась:

– Неужели вы хотите похитить лодку и убежать? Я не очень люблю море, вы же знаете…

– Конечно, знаю, – Анжела сняла платье и бросила его на стул, затем, сев, начала стягивать чулки. – Рано или поздно мы близко подойдем к берегу, тогда-то и выработаем план. А пока мы еще далеко от земли, нам надо убедиться, что у нас все подготовлено к побегу.

– Не понимаю, – надев розовый шелковый халат – дар Дилана, горничная вышла из-за китайской ширмы. Тонкая ткань прилипла к телу, подол оказался слишком длинным для пухленькой невысокой девушки и волочился по полотну, которое пират постелил под ванну, опасаясь за ковер. – Как же мы можем планировать побег, если даже не знаем, где находимся?

– Мы, может, и не знаем, зато другие люди знают. – Мисс Линделл помолчала, давая горничной время обдумать ее слова, а сама аккуратно сняла чулки и положила их на платье. Подняв глаза, она встретилась взглядом с Эмили.

– Команда? Мне, конечно, хочется надеяться, что они в курсе нашего маршрута, но это не поможет. Никто из них не скажет нам ни слова, я уверена.

– Нет, просто так, конечно, не скажет. Но если мы добьемся доверия и привязанности одного из них… – Анжела специально сделала довольно значительную паузу и, шагнув за ширму, сняла оставшуюся одежду.

Она налила в ванну побольше горячей воды, разбавила ее ароматической солью и уселась туда. Эмили проговорила:

– Вы говорите о Дилане?

Мисс Линделл откинулась назад и положила руки на борта ванны. Слегка повысив голос, чтобы быть услышанной из-за ширмы, она подтвердила:

– Да, ведь ты нравишься Дилану. Я уверена, что он поможет нам, если мы убедим его, что наши жизни в опасности.

Повисло гробовое молчание,

– Этот молодой человек, похоже, влюблен в тебя.

Горничная не ответила. Анжела попыталась вновь:

– Конечно, мы будем вести себя очень и очень осторожно, чтобы никто не заподозрил его в помощи нам.

– Вы хотите, чтобы я попросила его… – предположила Эмили, и ее хозяйка засмеялась:

– Нет, не сейчас, а позднее, когда мы ближе подойдем к берегу.

– Ему ведь будет грозить такая же опасность, что и нам, – сдавленным голосом проговорила горничная. – Мне что-то не хочется делать этого.

– Конечно, пусть лучше тебя продадут какому-нибудь турецкому вельможе, и он поселит тебя на всю жизнь в свой гарем. Есть еще вариант – отправиться в рабство к одному из фермеров в колонию и, пока светит солнце, работать на плантации и собирать хлопок, – Анжела даже не старалась спрятать раздражение. – Ну, что случилось, Эмили? Неужели у тебя нет инстинкта самосохранения?

– Да, – горничная всхлипнула. – Если вы так убеждены, что ваш план сработает, то почему бы вам самой не попробовать его с капитаном Сейбром?

– Сейбр! – мисс Линделл уронила мочалку. – Он сразу же поймет, куда я клоню. Кроме того, ты нравишься Дилану, а капитан ненавидит меня.

Эмили презрительно рассмеялась:

– Не может быть! Я же видела, как он смотрит на вас. Да и вы смотрите на наго точно так же.

– О, Господи, Эмили, опять эти твои дурацкие выдумки! – Анжела сердито потерла руку мочалкой. – Не думала, что ты до такого можешь додуматься.

– Но вы-то смогли подумать только обо мне. У вас нет сострадания.

Принимающая ванну девушка резко встала, отчего немалое количество воды выплеснулось на полотно на полу.

– Я чувствовала сострадание к капитану Турноверу и его команде, такое же чувство вызываешь во мне ты. Неужели ты думаешь, что у меня вызовет жалость какой-то там пират, который, может, ограбил, изнасиловал и убил за один только год столько людей, что ты и представить себе не можешь! Эмили, подумай!

В ответ послышалось приглушенное всхлипывание, и мисс Линделл, уныло усмехнувшись, закрыла глаза. Все шло не совсем так, как она задумала. Милая простушка Эмили, полная любви ко всему миру, не могла потребовать помощи от своего палача. Вздохнув, блондинка сказала:

– Если такой поворот событий огорчает тебя, не думай об этом, дорогая. Мы придумаем что-нибудь другое.

– Хорошо, – с облегчением выдохнула горничная. – Думаю, мне пора идти в свою, то есть в нашу каюту. Я оставила там щетку для волос, ведь мои кудри невозможно будет расчесать, когда они высохнут.

– Я приду через несколько минут, – пообещала хозяйка, поднимая ногу и тщательно натирая ее мочалкой. – Я хочу еще немного побыть в ванне.

Эмили подошла к двери и позвала Дилана. Через мгновение на лестнице послышались шаги. Прежде чем войти, мужчина постучал:

– Мне надо кое-что сказать вам обеим, – заявил он, его голос звучал не очень-то радостно.

– Что-то случилось? – спросила Анжела из-за ширмы, однако Дилан не захотел говорить с ней сейчас, предупредив, что отложит разговор.

26
{"b":"4641","o":1}